Далар

Объявление

Цитата недели:
Очень легко поддаться своему посвящению и перейти на сторону Владетеля, полностью утрачивая человечность. Но шаман рождается шаманом именно затем, чтобы не дать порокам превратить племя в стадо поедающих плоть врагов, дерущихся за лишний кусок мяса друг с другом. (с) Десмонд Блейк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » Далар » Тайное убежище или пока в городе бардак. NC18+


Тайное убежище или пока в городе бардак. NC18+

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://www.haapsalulinnus.ee/files/gallery/429/ec336a9f993bddffbdb81c9c099901c7.jpg

Время: Утро 4 дня венца цветов.
Место действия: Трущобы и богатые районы Далара, подвергнутые погромам. Тесный подвальчик лекарни.
Участники: Дэвин Эрхольмский, Креван О`Кифф.
Возможно NC18+

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2014-02-20 15:11:13)

0

2

Одна из даларских лекарен.

Хороший вопрос и теперь, когда они оба более менее устроились, опираясь спиной кто на стену, а кто и на нечто более мягкое, можно было вернуться к нему.
- Зачем я здесь... Хороший вопрос, капитан. Может потому, что у меня не было другого выбора? Может потому, что я послал к Вам моего знакомого целителя, который обязан был заниматься Вашим состоянием. Мы не очень хорошо расстались с Вами, капитан. И я надеялся, что успею к обеду вернуться во дворец, чтобы обговорить Ваше прошение на счёт входа в порты в хестурских водах и подготовить нужную бумагу для Вас. Я должен был идти в Хаммерсхоф для этого, но, к сожалению, задержался у букиниста по дороге. А когда всё же продолжил путь... - Дэвин судорожно вдохнул, вспоминая расширившиеся в панике глаза слуги, его крик, стрелу, пронзившую его спину...
- У меня не было выбора. В городе творится хаос. Люди жгут дома знати, грабят, убивают... О том, что я пошёл сюда, знали всего трое - целитель Дениз, мой личный слуга и мой телохранитель-воин. Когда мы с моим воином вышли отсюда к богатым кварталам, Ханнер, мой слуга, уже бежал нам навстречу. Он успел только сказать, что в городе бунт. И что Карим заявил право на трон Далара. И что моя сестра в безопасности. И больше он не успел ничего. Ему выстрелили в спину. Толпа уже бежала к нам и Скала лишь ненадолго задержал их, отдав свою жизнь за меня в бою. Куда я должен был бежать, если Дениз и Вы здесь? Я не мог допустить, чтобы Дениз тоже погиб. Не мог допустить и Вашу гибель, ибо они не разбирают, кто где и почему. И я... не имею права жертвовать собой так, как это сделал мой воин. Мне очень, очень жаль, но я просто не имею права потерять жизнь на улицах Далара. А именно так бы всё и было. Сначала толпа убила бы меня, потом Дениза, потом, возможно, и Вас. До Хаммерсхофа мне не добраться сейчас. И я больше чем уверен, что Ди... Эдит, моя сестра и нынешняя императрица, отдаст приказ о том, чтобы меня отправили в Хестур немедленно. И у меня только одна надежда, капитан. Вы. Я слишком слаб, чтобы в одиночку добраться до представительства. Я даже не уверен, что это будет разумно в принципе. Но у Вас есть корабль. И Вы можете вывезти меня из Далара тайно. Нужно всего лишь переждать какое-то время здесь. Если нас найдут... - принц зажмурился, сглотнув внезапно перекрывший горло ком и вцепился холодными пальцами в руку тарийца.
- Я не боюсь умереть, капитан. Я просто должен... должен остаться в живых. Но если так случится, значит это судьба. Моргана говорила про кровь. Возможно она имела ввиду этот бунт, а я... не умею ещё понимать её. Мне нужно было прислушаться к сердцу, к её словам и жестам. Мёртвые никогда не лгут, капитан. Я могу видеть их, но не понимаю, что они хотят сказать. Если бы я понимал её, я мог бы вовремя прибыть в Хамерсхоф. Мог бы отправить Вас на корабль раньше, чем начался этот кошмар. Мог бы спасти жизнь Ханнеру и Скале. Почему же Создатель не дал мне дара понимать её лучше?...
Теперь принца уже не просто трясло, его пробивало нервной дрожью и рука, сомкнутая на руке тарийца, становилась ещё холоднее с каждой минутой. Дэвин шептал и задыхался от горечи, от своих сожалений, от ужасов этого утра, которые никак не хотели выходить из его головы. И утешало лишь одно - Креван будет жить. Дениз успеет сбежать. Хотя бы две жизни взамен двух потерь. И хотя бы один шанс, что их не найдут и он сможет покинуть Далар незаметно. Потом. Быть может под покровом ночи, когда бунт подавят или толпа устанет громить улицы и уйдёт дальше отсюда. Пусть маленькая, но всё же надежда. И рядом с тарийцем ему было не так страшно, как если бы он был один. Нервы сдали, но такого безотчётного страха, с каким он бежал сюда уже не было. Всего лишь нервная дрожь и чувство вины за свою несостоятельность в предсказании событий по вечно сопровождающему его призраку.

+4

3

Альков, созданный из сброшенных им подушек и одеял, огораживал от холода стен подпола, но не блестал удобством. Привыкший к суровым условиям походной жизни Креван принял временные трудности легко, а мальчишка повозился немного, затем перебрался вперед, устроившись между ног капитана. Надо сказать, поза несколько смущала не только принца, но в действительности оказалась более комфортной. К тому же жар болезни еще не до конца отпустил моряка и тепло прижавшегося к нему тела было очень даже кстати в могильной прохалде погреба. Слушая неровный голос принца, все еще возбужденного увиденными событиями, капитан неосознанно поглаживал впившуюся в него руку. Пальцы мальчишки озябли, а его связная было речь скатилась в какой-то бред о мертвецах. Немудрено, столько всего сразу свалилось на голову принца Хестура...
- Я с удовольствием приму на борт вас в качестве пассажира, ваше высочество. И мне кажется, что надежнее убежища чем этот погреб и придумать сложно, - лекарский дом не выглядел богатым и можно было рассчитывать, что пожар восстания прокатится мимо. Не будь тариец в столь плачевном состоянии, вероятно, он смог бы найти себе дело среди бунтовщиков, в надежде, что это поможет его родине обрести свободу. Нелепости судьбы бросили его в темень подземелья в компании мальчишки, чья жизнь действительно могла спасти Тара. Хотя кто знает, может за его голову теперь и гроша ломанного не дадут, все зависит от перестановок там, на верху.
- Было бы хорошо, если бы вы смогли поспать, ваше высочество... Неизвестно, когда еще выпадут часы спокойствия.... МакГвайер, мой помощник, вы должны были его запомнить, обязательно придет за мной. Вопрос времени.
Девина трясло. Креван не слышал всхлипов, но всерьез опасался, что если коснется сейчас щеки принца та окажется влажной от слез. Ничего постыдного в слезах о потерянном друге, брате, слуге не было, и капитан хотел было сказать об этом, но предпочел крепко обнять парня, делясь с ним своим спокойствием и теплом.
- Хей, ваше высочество, а вы крыс не боитесь, - принца надо было отвлечь от тяжелых мыслей и бесполезного беспокойства за судьбу сестры. Конечно, в насквозь пропахшем едкими травами и зельями погребе хвостатые прохиндейки не водились, но откуда об этом было знать особе благородных кровей? Капитан чуть поерзал, устраиваясь удобнее и невольно отмечая про себя, что из всех пряных запахов отчетливо различает мягкий аромат волос принца. Он будил в фантазии совершенно не подходящие ситуации картины, рисовал развратные образы, где мальчишка был центральной фигурой. Отстраниться не получилось бы, даже если Креван этого безумно возжелал- теснота погреба не оставляла выбора. Приходилось гасить внезапные желания мыслями о потенциальной опасности. А может лекарство Дениза имело побочный эффект, как это часто бывает с травами? Может из-за этого так опьяняюще сладко дразнит тепло доверчиво прижавшегося к нему юноши?

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-23 05:39:47)

+2

4

Крепкое объятие капитана подействовало успокаивающе. Как и его слова о том, что Кифф поможет ему выбраться из города.
Надо будет написать сестре, что всё будет в порядке. Чтобы она не волновалась. И МакГваер... Нет, уснуть я не смогу. Не рядом с ним...
Принц прижался к шее капитана виском, успокаиваясь и замолкая. От кожи тарийца пахло мылом и теплом, спокойствием и уверенностью. Духов в лекарне не было, а вопрос Киффа оказался несколько неожиданнен, заставив принца замереть в попытке найти ответ.
- Крыс?... - Дэвин поднял голову к его лицу, моргнув от неожиданности. - Н..нет вроде бы.
Он тихо выдохнул и опустил взгляд, чувствуя, что капитан устраивается поудобнее, всё так же держа его крепко, словно защищая от всего.
- А... почему Вы спрашиваете, капитан? - Дэвин накрыл его руку своей ладонью и погладил его пальцы.
Между прочим, он слишком близко и слишком нравится... Не-не, я не должен думать сейчас о нём. Он ведь уже сказал, что я всего лишь Высочество...
Дэвину показалось, что он чувствует что-то такое, что никак нельзя спутать с... оружием например. Может поэтому капитан вдруг так заёрзал? К щекам тут же прилила жаркая волна, и принц резко вздохнул, в смятении сжав руку капитана. Слишком тесно, но зато пальцы юноши потеплели, а нервное возбуждение перешло в совсем другое, уже знакомое Дэвину. Но это было лучше, чем думать о мертвецах и о том, что он не смог никого спасти, кроме Дениза.
- Как жаль, что я для Вас всего лишь принц. - прошептал он, прикусив губу. - А если бы я им не был? Вы бы...фантазировали бы сейчас?
Да, вопрос был неловкий, но Дэвин, как юноша, всегда фантазировал, если рядом оказывался мужчина. И подобный вопрос нельзя бы относить к попытке оскорбления. Молодые люди часто фантазируют о близости и объекты фантазий бывают весьма разными. Если Киффа это возмутит, Дэвин сможет обратить всё это в фантазию на тему девушек, а если нет, то... пусть маленький, но шанс, что тариец поймёт его. Будет за этим что-то или нет- это уже зависит от реакции капитана. К своему стыду Дэвин всё ещё помнил, как тариец гладил его под одеждой во сне и как по телу бежала сладковатая дрожь. Но Кифф тогда спал и наверняка ему снились красотки, а сам Дэвин так и не смог узнать у капитана, что ему снилось тогда. Проклятая субординация.
К тому же ты хес... хотя... разногласия между Тарой и Хестуром уже давно остались в прошлом, всё таки пятьсот лет прошло с последних набегов, но всё же мне кажется, что тарийцы всё ещё не равнодушны к северянам. Да и некоторые хесы тоже...
Дэвин снова тихо вздохнул, отворачиваясь так, чтобы касаться затылком плеча капитана. Ей богу, лучше было думать о неприличном, чем с ужасом поддаваться панике, слыша тишину наверху.

+2

5

Креван позволил себе тихий смешок, - не хотелось бы, чтобы вы подняли шум из-за хвостатой малышки, - шутливо прошептал он в ответ на вопрос принца. Он надеялся, что Девин поймет его намерение развеселить, успокоить и отвлечь от дурных мыслей, и не воспримет шутку как оскорбление. Иметь дело с надувшимся мальчишкой, да еще в такой опасной ситуации, нет, увольте. Лучше избежать любой ссоры или недопонимания.
Пальцы на руке капитана постепенно стали нормальной температуры, можно было не бояться, что подопечный простудится или впадет в очередную истерику. С собственными мыслями совладать было сложнее... И, похоже, невольное возбуждение, вызванное близостью юного тела и побочным эффектом лекарства, не осталось не замеченным.
- Фанта... Что?- Креван поперхнулся этим словом, не понимая, о чем говорит принц, если только он не прочел его мысли, - ваше высочество... Как мне понимать ваши слова? Всего лишь принц.., - тариец криво усмехнулся, радуясь, что тьма скрывает его озадаченное лицо. Второй раз судьба кидает этого светловолосого мальчишку, так соблазнительно походящего на хрупкую девушку, в объятья капитана. Креван кусал губы, пытаясь не дать обмануть себя собственным же желаниям. Разве можно допустить даже мысль, что парень в его руках говорит о том самом запретном, карающимся по всей строгости имперских и священных законов? Он - опора Хестура, будущий правитель... И?!
- Я понимаю ваше замешательство, все так путанно теперь и страшно. Но, ваше высочество,- тариец взял себя в руки, чтобы скрыть предательскую дрожь в голосе, - Девин, послушайте...
Ну как объяснить мальчишке, что он желает его внимания, но совсем не так, как следует желать внимания особы знатных кровей. Как не совершить ошибку, не запутаться во многих смыслах слова "фантазия"? Может Девин Эрхольмский имел в виду совсем невинное его значение, может хотел упростить капитану его думы, давая представить на миг, что вывезет он из Далара не принца, охота за головой которого уже явно начата, а обычного мальчишку, нового юнгу,  к примеру? Впервые за долгое время острый на язык капитан "Золотой Лани" не нашел слов, чтобы объясниться...
Спустя мгновение выход из тупика был найден. Креван поерзал снова, опираясь спиной на ровную кладку подпола, чуть склонился, специально неловко качнулся вперед и приник губами к теплой нежной коже под ушком мальчика, так, чтобы касание могло показаться случайностью. Если он ошибся, неловкость ситуации развеется извинениями. А если? Если Девин отзовется на это краткое касание?

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-23 13:05:22)

+2

6

- Фанта... Что?... Ваше высочество... Как мне понимать ваши слова? Всего лишь принц...
Создатель, и в самом деле! Какая же неловкость... Надо выкручиваться как-то, да? Господи, о чём ты думаешь, принц!
Дэвин готов был провалиться сквозь землю, и тут же благословил темноту, скрывающую его от капитана. Да, не нужно было говорить этого, но ведь вопрос уже прозвучал, и неудивительно, что капитан сейчас в таком замешательстве. И всё по его вине...
Юноша судорожно вздохнул, ища правильный ответ в своей голове, но как назло, вместо решений, казавшихся такими объяснимыми, понятными и логичными, в голове начинался форменный сумбур. То ли из-за тёплых рук капитана, то ли из-за него самого, то ли из-за обстановки в общем и в целом. Темно, капитан не видит, как пылает его лицо, не может чувствовать также, как он, и наверное ему всё это показалось. Ну.. то, что он чувствовал, когда Кифф передвигался с ним вместе. Стыдно желать мужчину, скрываясь от бандитов и убийц.
- Я понимаю ваше замешательство, все так путанно теперь и страшно. Но, ваше высочество... Девин, послушайте...
Ну всё. Теперь он точно будет считать меня ненормальным. Это ведь неестественно, что меня тянет к нему в такой ситуации. А как же Хестур и положение? Как же вообще всё это? Всё, что...
Додумать юноша не успел, потому что тариец снова заёрзал, склоняясь к нему. Дэвин замер на вздохе и почувствовал тёплое дыхание за ухом, мгновенно заставившее сердце его дрогнуть, забиться чаще. Горячие губы тарийца коснулись нежной кожи и по телу словно прошёл сноп искр, распаляя теплящееся желание. Юноша не выдержал, тихо застонав от этого касания. Пальцы на руке Кревана дрогнули, чуть сильнее сжавшись.
- Я... слушаю Вас... капитан. - собственный шёпот был каким-то чуждым, срывающимся слегка и Дэвину стоило огромных, почти что титанических трудов, удержаться от порыва расстегнуть ворот кафтана, ставшего тесным под горлом. Отзывчивый к поцелую человека, о котором он не мог не думать, да в столь способствующей фантазии обстановке, Дэвин сейчас ничего не мог с собой сделать. Держать свои желания в узде он конечно умел, но почему-то именно сейчас этого не хотелось. А что, если капитан это просто случайно, чтобы успокоить его? И всё это нереально, и ему просто кажется, и он принимает желаемое за действительное? Может это темнота путает его? Или жар тела тарийца?
- Может... мне.. показалось, что... - Дэвин разжал пальцы на руке Кревана, порывисто вздохнул, опираясь дрогнувшей рукой на его бедро и чуть придвигаясь ближе. Тьма скрывала его смущение, и пересохшие внезапно губы, но дыхание, участившееся, сбивчивое, всё равно выдавало его с головой.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2014-02-23 15:01:30)

+2

7

Как и ожидалось, касание не прошло незамеченным, но принц так и не дал точно ответа. Креван ощутил лишь, как дрогнуло волной все тело парня, как постарался он влиться в него, сидящего сзади, как вжимаются в кресло, пытаясь избежать опасности или из желания не быть увиденным. "Да, не показалось вам, медузы мне в каюту! Не показалось, но теперь в замешательстве я!"
Хотелось крикнуть или отстраниться от теплого доверчивого тепла, так обманчиво манящего в объятия преступлению против чести, против местного закона и принца. Даже если сейчас мальчишка сам хочет сорвать запретный плод, это не значит, что через пару лет, когда он сядет на трон, ему не вздумается избавиться от свидетеля, вернее - непосредственного участника, его грехопадения. Креван уперся затылком в каменную стену и посмотрел наверх, в узкую полоску мнимого света, которая постепенно становилась все темнее. Видимо, свеча, забытая в спешке лекарем на столе, постепенно доживала свой пламенный короткий век. Скоро станет совершенно темно.
В отличие от улиц Далара, где праздничные огни сменились пламенем бунтов. Кто знает? Может эта ночь - последняя ночь на этой грешной земле для Девина Эрхольмского и его бессмысленного и беспомощного сейчас защитника? И что было бы, если мальчишка прибежал бы не к нему? Вероятнее всего Креван бы не пострадал. Раненый тарийский парень никак не схож с ярыми защитниками императора, скорее наоборт легко может вписаться в толпу бунтовщиков. Но случилось, то, что случилось. И теперь даже будь он трижды бунтовщик, никто ему не поверит, ибо он прячется в погребе в компании самого настоящего принца.
Голос северянина, странный, скомканно горячий внезапно резанул по ушам. Креван пол жизни бы отдал за то, чтобы сидеть в погребе не в состоянии возбужденного кальмара, выкинутого шаловливым прибоем жизни на песчаный пляж, а в душевном спокойствии, способным здраво мыслить и держать в руках оружие. А еще - противиться животному желанию обладать!
- Девин... Если я понял вас не так, то прошу милостиво меня простить, - рука тарийца сделала неопределенный жест на животе парня, словно поглаживая, -  Кому-то из нас придется это сказать, ведь так?
"Или сделать". Креван улыбался. Совсем необязательно приводить свои грязные мыслишки к жизни. Если мальчик действительно отзывается на его касания, нужно просто помочь ему разрядиться. Адреналин ужасных событий, внезапная утеря защитника и внезапное его обретение, вполне могли кинуть сбившегося с пути принца в объятья капитана, увы, пока совершенно ненадежные из-за недавнего отравления.
Нащупать драгоценные застежки на камзоле принца не составило труда. Шорох ткани и неровное дыхание обоих рождали примитивную мелодию страсти, от которой голова кругом еще сильнее. Креван чуть раздвинул полы камзола и неуверенным жестом коснулся бедра парня, чуть его сжал, а затем повел руку вверх, туда, где жаром пылало откровенное желание. Он ощутил его даже через плотную ткань брюк, вновь ткнулся носом в густой аромат волос принца и, уже с трудом отдавая себе отчет, начал бороться с завязками на его поясе.
- Вам только стоит сказать "стоп", приказать мне прекратить, и я буду вымаливать у вас прощение за свою глупость и клянусь, - Креван шептал едва слышно, но голос был тверд, - я никогда больше не коснусь вас.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-24 02:58:38)

+2

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2014-02-24 14:17:09)

+2

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-24 15:28:36)

+1

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2014-02-24 19:52:46)

+1

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-25 06:00:03)

+1

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2014-02-25 13:43:04)

+1

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-25 14:53:28)

+1

14

- Ваше высочество...
Шёпот хриплый, близкий, но.. Как же? Разве он хоть раз дал повод, чтобы опять так называться сейчас? Неужели всё это только показалось?
Рука капитана легла на плечо, нашарила в темноту его лицо, горящее, чуть влажное после такого фонтана эмоций.
- Вам стоит одеться.
ЧТО?!
В первый миг после услышанного Дэвин даже забыл, как дышать, не веря тому, что слышит. Как одеться? Почему? Что он сделал не так? Капитан отказывается от его ласки? Или может боится? Опять?!
Юноша подвинулся чуть ближе, опускаясь на ногу моряку и закрыл глаза. Теперь навязчивое "почему" просто полыхало в мозгу, рождая логичные и не очень ответы.
Потому что ты будущий мужчина. Принц. Возможно правитель, если с Сигмаром, не бай бог... Не женщина. Перешёл черту. Дурак, что повёлся, позволил...
Поток хаоса прервал порывистый и жаркий поцелуй прямо в губы, останавливая подступившую было горечь, вселяя надежду, долгий, совсем не такой, каким целуют по-братски или благодаря за всё. Да и за что? Он же ничего не сделал, только повёлся на поводу желаний, обстановки...
Сверху послышались отдалённые звуки криков и топот ног толпы. Дэвин в последний раз скользнул языком по губам Кревана, тут же отстраняясь и натягивая свои брюки назад. Быстрый поиск тесёмок, чтобы завязать их, заправить хоть как-то рубашку, затянув ворот, нашарить камзол, придвинувшись вплотную к капитану. От страха перехватывало дыхание и Дэвин уже не стал переползать как-то впотьмах, чтобы сесть снова спиной к Киффу. Он сел прямо на бёдра моряку, поджал ноги под себя, устроившись так, чтобы иметь возможность приподняться, если вдруг капитану станет неудобно держать его, накинул ему на плечи одеяло, заворачивая как-то его на плечах Кревана и прижался к его груди, собрав руки перед собой и едва дыша от звука приближающихся толп, орущих, громящих всё по пути.
Если уж умереть, то рядом с капитаном. Возможно, что дом лекаря не подожгут и они не задохнутся в дыму раньше, чем все эти люди уберутся прочь. Ничего больше нельзя сделать. Только ждать, верить, что Креван защитит его, как тогда. Не обязан, но быть может защитит, если всё обернётся к худшему.

+1

15

Принц отвечал на поцелуй безудержно, а моряк понимал, что упускает шикарную возможность, но при этом сохраняет лицо. И прежде всего - свое собственное. Креван О'Кифф был не из тех людей, что бахвалятся любовными победами в каждом трактире, хотя список оных был довольно обширен. И что? Записывать теперь на свой счет принца? Слишком серьезным уже казалось это преступление против веры и естества. И чересчур ласковым, доверчивым ягненком свернулся в его объятьях светловолосый мальчишка, брат Императрицы-без-империи, чтобы даже помыслить оттолкнуть его или опорочить его имя бесстыдными рассказами на людях.
Принц заворочался, устраиваясь поудобнее, несколько раз задел больное колено и все еще порой ноющий шрам на бедре капитана, но тот не издал ни звука. Пока еще не успокоились до конца желания, пока еще приходилось глубоко дышать, чтобы унять жар в чреслах.
- Кажется, началось...
Звуки сверху доносились ужасно приглушенно, но они были. Где-то на улице бесновалась толпа, раздавались истеричрые крики, угрожающий грохот вылавымаех дверей и ставен. Был бы этот бунт на Тара, на его родине, изгонял бы он узурпаторов в каменистой и малородной, но гордой земли, Креван не отсиживался бы в погребе, а ревел вместе с толпой, махал палашом и пинками бы гнал даларцев к морю. Но там, наверэу, на улицах столицы обезглавленной Империи велась другая война, в которой пока не было место ни тарийцам с их вольными взглядами, ни капитану "Золотой Лани". Кстати, кто как не принц может освятить реальную ситуацию в стане знати и коронованых особ.
- Пока не ворвались сюда, можем пошептаться, - Креван обвил руками принца за талию и осторожно приподнял, пересаживая в более удобную позу и чуть сгибая поврежденную ногу, - я был бы благодарен, если бы вы объяснили мне, кто сейчас у власти и кто претендует на нее.
Это знание могло спасти в будущем жизнь обоих "мышек", особенно при подходах к порту. Словно в благодарность и как дозу успокоительного, капитан коснулся губами виска мальчишки.
Все равно заняться было особо нечем. МакГвайер сунулся бы за своим капитаном и в самое горнило восстания, в гущу событий и очаг пожара, но Креван надеялся, что более дальновидный и менее кровожадный рулевой сможет удержать их общего друга от глупостей. Хотя бы до той поры, как рассосется основная толпа и давка, а на улицах остануться лишь трупы, сторожевые патрули, баррикады и мародеры.
"Интересно, что сталось с канцлером и баронетом? Надеюсь предателю уже разорвали глотку, а Эмери не поспешил исполнить свой долг, защищая его". В Даларе у Кревана было много знакомцев, и судьба многих могла перевернуться в эту ночь. За каждого волновалсяч капитан и в тайне надеялся, что этот девятый вал пощадит всех достойных, смыв с лица земли тех, кто заслужил смерть.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-26 02:36:43)

+2

16

- Пока не ворвались сюда, можем пошептаться.
Юноша переместился немного, не без помощи капитана, и снова положил голову ему на плечо. Он нервничал, и слышал, что "началось", как и сказал Креван. Жар сладостных утех немного остыл, приведя на смену слабость, и, вздрагивая немного от громкого вскрика наверху, или звона стёкол, принц жался к горячей груди тарийца, не желая думать о том, что там твориться. Не желая видеть души мёртвых и перекошенные безнаказанностью и гневом лица живых. Зачем ему такая память о Даларе? Разве не лучше закрыть глаза и сделать всё, чтобы выжить? Капитан наверное жалел, что не может быть там, с оружием в руках, приняв какую-либо из сторон. А вот Дэвин не жалел ни секунды, что он сейчас здесь, внизу, и ничего этого не видит. Лишь согласно кивнул на предложение капитана. Да, пошептаться они ещё могут.
- Я был бы благодарен, если бы вы объяснили мне, кто сейчас у власти и кто претендует на нее.
Дэвин тихо вздохнул, вспоминая то, что успел узнать и зашептал, подняв голову.
- Моя сестра, наверное. Она нынче вдова Императора, и, возможно, понесёт его ребёнка после брачной ночи. Но беспорядки начались из-за Карима. Поговаривали, что Карим - сын Карла, внебрачный, кровь от крови. Но если он объявил себя наследником Карла, желая получить трон Далара, то неизвестно кого именно поддержат даларцы и империя. Мою сестру, вдову Карла, или же сына Карла, рождённого вне брака. Я не знаю, что за люди подняли бунт, но возможно это люди Карима. Мою сестру будут охранять хесы и тролли, как это и было до свадьбы. Они не позволят причинить ей вред. Кого выберет Зеница и Орден - я не знаю, но пока Далар без правителя, и бунт этот ещё... Сестра, она властная, и наверное не уступит своих прав никому. Карим... Я не знаю его, не видел никогда. Наверное у него хватило смелости бросить вызов всем, раз творится то, что творится. Наш отец, Олаф, был убит в дороге, когда мы ехали на свадьбу. Здесь же, в Даларе. И всё же свадьба сестры состоялась. А на балу... С бала меня и похитили те культисты, которых Вы положили там, на холме у развалин. Дальше Вы и сами всё знаете, капитан. Ханнер мог бы рассказать и больше, если бы эти люди, что сейчас разбивают квартал в щепки, не убили его. Главное, что Ди... Эдит, в безопасности. Я очень хочу верить, что это так. И я знаю, что отягчаю Вас собой, прося убежища и отплытия в Хестур, но у меня нет выхода. Я не воин, хоть и могу держать лёгкий меч в руках. У меня есть... недостатки, о которых знают понаслышке многие в Хестуре. Не знаю, могу ли я доверять Вам, капитан. Хочу доверять, мне придётся доверять Вам свою жизнь, так или иначе, но это... Не знаю, должен ли я. Может лучше будет просто принять к сведению, что я плохой воин и на поле боя могу потерять сознание? И если вдруг я застыну, глядя в одну точку, или начну говорить с кем-то, кого нет, Вы не бросите меня за борт? - Дэвин умоляюще посмотрел куда-то вверх, где наверное было лицо капитана. Темно, он не видит, но эмоции сильнее принца. Он боялся открыться Кревану ещё и в том, что он маг. Всё слишком быстро случилось, чтобы осмыслить это даже для него самого, а тут Креван, моряк, что случайно спас его от лап Культа Пятерых и также случайно оказался заперт с ним в лекарне, согласившись спасти его снова. А что если Он будет рассчитывать на его хесскую смелость, а Дэвин не справится? Что, если призраки опять атакуют его и перепугают до полу-смерти? Легко тому, кто видит на поле боя только тех, кто жив. Но Девин видел и живых, и мёртвых, как живых. Отличать их в хаосе сражения было слишком тяжело, а махать мечом в воздухе... Нет, это уже выглядело бы безумием в глазах сторонних наблюдателей, а принц знал, что он не сумасшедший, и всеми силами старался быть в стороне от ристалищ со смертельными исходами. Но как объяснить это всё Кревану? И надо ли сейчас это объяснять? Не надо. Но нельзя не сказать, что он не сможет сражаться со всеми плечом к плечу, если на корабль нападут. Пусть даже ценой лжи о своей болезни, но лучше Киффу это знать заранее.
- Я только хочу, чтобы Вы знали, что я слаб в битвах. Таким я родился, и военное дело... В общем, ни мой отец, ни брат не рассчитывают на меня, как на воина. Я с этим смирился уже. И всё же в моих жилах кровь Биргенов. Поэтому я так рассчитываю на Вашу помощь, капитан. Если вдруг моя сестра или брат... - Дэвин судорожно вдохнул воздух и уткнулся лбом в грудь капитану. Он уже говорил это раньше и капитан уже согласился ему помочь. А теперь он сказал и то, что должен был сказать. Повторяться было не обязательным, но не думать об этом он не мог. И чем слышнее были вопли с улиц, тем сильнее его тревожили мысли о том, что сестра может быть в опасности, и брат тоже, не важно, где он сейчас. И он с капитаном тоже в опасности, но лекарь спрятал их, а значит шанс на то, что мятежники пойдут дальше или вернутся назад, оставив этот небогатый район Далара, всё же был. Шанс выжить, сбежать на родину, пока он не стал мишенью против Эдит. Пусть не через Хаммерсхоф. На тарийском судне, почти на судне давних недругов и язычников, что может даже к лучшему. Кто вообще знает, что принц был с капитаном, кроме людей из его команды? Никто. Дэвин же за одно утро потерял всех, кто знал об этом. И Креван всё ещё нравился ему, чтобы там ни гундосили голоса разума в тему доверия сынам Тары. Он нравился младшему конунгу, потому что нравился, как мужчина. И всё. И хватит нелепых, дурацких подозрений. Лучше говорить с ним, чем терзаться тревогой. Лучше целовать его, чем задыхаться от страха в его руках. Лучше вообще задыхаться от желания, чем от страха, так что нет. Не жалел принц о том, что случилось между ними, ни секунды. Стеснялся - да, но не жалел.
Ди с ума сойдёт, когда узнает, что я опять исчез. Записка, письмо, я должен оставить хоть что-то, что успокоит её. Но не раньше, чем мы выберемся отсюда живыми и доберёмся до порта.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2014-02-26 20:28:32)

+2

17

Несмотря на ошарашивающую ситуацию, принц быстро взял себя в руки. Наверное, правителей и возможных правителей учат с детства, что корона редко удерживается на голове до старости, а лучший друг вполне может вонзить кинжал в спину, любовница оказаться отравительницей, а верная свита - палачами. Вот так, в одно мгновение рушится все, к чему привык, в одночасье из полубога обращаешься в нищего, млм еще хуже - в смертника, приговоренного к позорной казни собственными слугами. Даже если ребенок правящей династии не желает власти, никто не услышит его протеста. Сколько уже младенцев не дожили даже до своего первого дня рождения лишь только потому, что появились на свет не в то время, не в той семье. Шансов у наследника престола в смутное время выжить столько же, сколько у ребенка портовой шлюхи, больной сифилисом.
Конечно, принц Девин уже давно перешагнул черту детства, какое бы оно ни было. Креван помнил свое безоблачное чудесное время, когда наказание учителя - самая большая неприятность, а лишний сладкий кусок яблочного пирога, подсунотого добродушной кухаркой - волшебное счастье. Вероятно, мальчик, сидящий на его коленях, был лишен таких радостей. Никто в здравом уме не позавидует ни принцам, ни принцессам.
Капитан слушал, вычленяя главное из сказанного Девином. Принц верил в свою сестру и в ее могущество, но как можно было рассчитывать на женщину, какой бы мудрой и волевой она не была, в делах политических в момент, когда ни хитрость, ни обояние уже не имеют веса и значения и миром правит единственная дама - Сила. Карим... Это имя было знакомо Кревану не понаслышке, ведь с пол года назад имел честь с ним встречаться. Значит бунты его рук дело? А смерть императора?
- Вы не.., - но Креван оборвал свой вопрос, посчитав, что ни к чему спрашивать у мальчишки о смерти мужа его сестры. Сомнительно, что он успел что-то узнать, кроме слухов, которые, как известно, имеют свойство преукрашать и перевирать действительность. Да и какое в сущности, дело уже до того, кто м каким способом отправил к праотцам Карла? По большому счету Кревана устраивала смерть узурпатора, за исключением одной детали - перед кончиной тот не дал вольную его родному остров. Вот если бы так свершилось, капитан "Лани" уже плясал бы джиги и рилы и восхвалял усопшего что есть мочи.
- За нами придут, - еще раз напомнил принцу капитан, стараясь успокоить, - и я постараюсь защитить вас и доставить домой. Вашей сестре нужна подмога, с одним отрядом она здесь как в западне: пока выгодна - не прихлопнут, но врят ли она сможет диктовать свои условия сейчас. Несколько дней и вы сможете привести в порт Далара ваши корабли! Неделя или чуть больше! Сможет ваша сестра продержаться столько?
Креван был далек от политики и все действо сейчас представлялось ему обычной войной, баталией, которую можно выиграть только приведя подмогу. Ни за одним гонцом Хестур не поднимется так, как за принцем, пусть даже и не самым достойным по его же словам. Возможно, это шанс, дарованный Девину, длказать, что он сын конунга, прославить свое имя простым поступком.

+2

18

- Вы не..
Что не? Не такой? Не слабовольный и не трусливый? Это ты хотел сказать мне?
Дэвин вздохнул и снова прижался щекой к груди капитана. Что ещё мог подумать капитан после его слов? Впрочем, какая разница. Он же знает, что нет, всё не так, как кажется со стороны. Просто доказывать это можно только тому, кому веришь также сильно, как самому себе. Он верил Ханнеру и своему духовнику. Духовник предал его, а Ханнер мёртв. Только Ди могла любить его так же сильно, как он её. Только она знала правду от и до.
- За нами придут, и я постараюсь защитить вас и доставить домой. Вашей сестре нужна подмога, с одним отрядом она здесь как в западне: пока выгодна - не прихлопнут, но вряд ли она сможет диктовать свои условия сейчас. Несколько дней и вы сможете привести в порт Далара ваши корабли! Неделя или чуть больше! Сможет ваша сестра продержаться столько?
Дэвин не сразу понял, что пытается сказать ему Креван. Корабли? Привести подмогу? В Далар? Неужели всё настолько плохо? Тогда почему Ханнер сказал, что с сестрой всё в порядке? Обещал помощь, успокаивал его тревоги, но и рождал сомнения тоже. А ему это зачем? Сестра желала быть императрицей, королевой Империи и всех пяти щитов. Если у неё родится сын, он принесёт Империю к её ногам. Если выживет. И если она как в западне здесь... Зачем это тарийцу? Свобода острову Тара? Быть может, в будущем, но с условием оставаться под зелёным щитом. Слишком далеко идущие планы. Не мог Кифф серьёзно думать о том, что спасая шкуру младшего Биргена, Эдит отдаст Тару за это. Потому что бред, и Ди скорей убьёт его собственноручно, чем даст развалиться тому, чего она ждала и желала.
Юноша отёр лицо ладонью, медленно вдохнув и выдохнув.
- Я приведу подмогу, Вы правы, капитан. Пока она всё ещё под защитой Ордена, как законная императрица, ей вряд ли будут угрожать. Но неделя-другая и всё может измениться, а я не могу позволить, чтобы с ней что-нибудь случилось. Лучше армия хесов в Даларе, чем их гнев за смерть прекрасной Эдит Эрхольмской. Мой народ может начать войну и погибнуть, пойдя против четырёх щитов. Лучше перекрасить один сейчас, чем потом драться со всеми. В моём краю меня никто не считает трусом. Они поймут меня, когда я расскажу им, что происходит в Даларе. Мой брат, Сигмар, не допустит, чтобы нашу сестру втоптали в грязь. Я буду молиться Создателю, чтобы мы вышли отсюда невредимыми, и всё получилось.
Он снова поднял голову, мягко коснувшись подбородка капитана губами в невесомом поцелуе. А затем улыбнулся, принимаясь целовать его лёгкими прикосновениями губ к шее, плечу, груди, отвлекаясь от всего. Шум наверху стихал, выкрики слышались всё дальше и отдалённее. Больше ничего не гремело и не билось поблизости. Люди с улиц не оставались в этом квартале. Их гнев нёс их дальше, на другую улицу, к тому, что ещё не выбито и не разграблено. Толпа поворачивала к богатым районам, разделяясь с теми, кому нужно было в нищенские кварталы припрятать то, что смогли добыть. Лавина бунта сошла дальше и на улице воцарилась почти что звенящая тишина.

+1

19

Слова Кревана о подмоге и возможной героической роли самого Девина привели того в нужное настроение. Капитан улыбнулся, хоть улыбку оценить могла только окружающая их обоих непроглядная мгла. В голосе мальчика послышалась уверенность в будущем, а значит сдаваться в его планы уже не входило. Насколько реально было выполнить задуманное? Креван нахмурил брови, погружаясь в собственные мысли.
"Хорошо. МакГвайер появится либо к утру либо в течение следующего дня. Хех.. Еще бы понимать какое время суток сейчас над головой. Час по скляночному или полдень по потлочному? А если он не придет? Если "Лань" попала в западню и команде не осталось иного выбора, как отойти в Тара?"
Похоже, вся уверенность капитана передалась принцу без остатка. Креван задумчиво ласкал пальцами спутанные шелковые пряди волос льнувшего к нему мальчишки, погружаясь в нелегкие сомнения. Конечно, МакГвайер ни за что бы не оставил своего капитана. Но когда в городе бунт случиться может что угодно. Вплоть до захвата судна. Нет, конечно, команда "Лани" без боя не сдаст корабль, да и шансов у сухопутных выбить из плавучего дома матросов крайне мал... Но случиться могло всякое. Старпома могли перехватить бунтовщики по дороге сюда, когда он отрезан от своих сородичей и родной стихии.
- Что вы.., - Креван удивленно замер, ощутив прикосновения принца. Поцелуи будоражили уже успокоившуюся кровь, подогревали еще не остывшие чувства, но усталость и тяжесть от еще не вышедшего яда не давали ход возбуждению вновь. В чем-то Креван был даже благодарен своему состоянию. Отталкивать принца снова не пришлось, капитан нежно прижался губами к его волосам, макушка это была или висок, сложно было определить.
- Девин, ваши поцелуи немного... Заставляют меня думать о вас не как о принце, вы это понимаете?
Теперь, когда парень явно успокоился, можно было вновь уточнить, с каких таких Его Высочество уделило столько внимания обычному тарийскому капитану. Креван ведь совершенно не знал мальчишку, видел его второй раз в жизни, правда, при ярких и неприятных обстоятельствах. В таких ситуациях человек раскрывается глубже, чем за несколько лет спокойной службы бок о бок. Что он мог сказать о принце Хестура? Что тот слишком красив для мужчины, слишком юн для воеводы, достаточно мудр и мужественен для юнца и подозрительно умел для девственника. Честен? Возможно. Доверчив - однозначно.
Звуки опасности стих, сверху более не доносилось ни единого крика или другого шума. Однако, это не значило, что их заточение закончилось, Креван это понимал. В этом состоянии он не сможет дойти до порта, не привлекая к себе внимания. Конечно, можно было понадеяться на то, что тарицев в городе не посчитают участниками политических распрей. Однако принца уже будет не так легко спрятать или отмазать. Только если найти ему одежонку невзрачную, закутать и перепачкать лицо? Дурацкий план... Любой стражник опознает в мальчишке особу знатного рода. Осанка, походка, манера держаться и говорить с головой выдаст Девина.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-02-28 17:49:22)

+3

20

- Что вы..
Креван кажется даже дыхание задержал, прислушиваясь к его коротким, лёгким поцелуям, как к чему-то необычному. Дэвин снова улыбнулся, погладив его кожу пальцами под шейной ямочкой. Снова припал губами к тёплому, просоленному слегка телу, вдыхая его запах и чувствуя, как капитан всё же отвечает ему на ласку, целуя его куда-то в макушку. На этот раз Дэвин не желал возбуждать в нём похоть, но старался дать ему понять, что он не безразличен принцу. Он просто обязан был почувствовать это!
- Девин, ваши поцелуи немного... Заставляют меня думать о вас не как о принце, вы это понимаете?
- Понимаю. - Дэвин чуть отстранился, чтобы можно было всё сказать, пока темнота погреба скрывает его смущение. Прислушался к звуку тишины и мягко выдохнул ему в грудь, собираясь всё же как-то определить то, что нужно было объяснить. Необходимо было.
- Я хоть и принц, но я не смею неволить Вас своими чувствами, капитан. Возможно тогда Вы будете думать обо мне, как... о человеке. Вы дали мне больше, чем я мог бы попросить сам. Вы... мужчина, капитан. Первый мужчина, который... - Дэвин сглотнул сухим горлом, потёрся щекой о его грудь, а затем продолжил.
- Я не знаю, почему меня тянет к Вам. С детства я вижу крепких воинов, красивых и не очень. Ди всегда подкалывает меня на этот счёт, но ни один из них не был мне настолько приятен, чтобы даже думать о сближении с ним. Я пытался Вам сказать, что Вы нравитесь мне, но для Вас я только Его Высочество. И я думал, что Вы не перешагнёте черту этой треклятой субординации. А теперь... Вы снова прячетесь за неё, а я уже не хочу так. Я вряд ли забуду Ваши руки на моём теле, но и пугать Вас я не хочу. Никаких требований я не предъявляю, и не неволю Вас. Я не буду никому говорить о том, что случилось здесь между нами. И не буду компрометировать Вас нарочно или надеяться на взаимность. Только, пока здесь никого нет, и стоит эта адская тишина, позвольте мне быть тем, кто я есть. Просто Дэви, целующим того, кто совсем недавно стал ему дорог. Разве что... - Дэвин поднял руку, нащупывая губы капитана и от них проводя ладонью с нежностью по его щеке.
- Разве что Вам совсем уж неприятны мои ласки... Вам стоит только сказать и я немедленно прекращу и... клянусь, что больше не потревожу Вас своими чувствами.
Юноша задержал дыхание, мягко опуская руку по его шее снова на его грудь. Откажется ли он сейчас от его тепла навсегда? Испугается ли снова того, что Дэвин - принц? А если откажет? Это будет больно, но лучше это пережить сейчас, чем потом в один прекрасный день понять, что жестоко ошибся и тебя ненавидят только за то, что когда-то не смогли сказать правду Его Высочеству.
- Я не хочу лжи, капитан. Надеюсь, что не заслуживаю её от Вас...

+1

21

Ого, как же Креван ошибался насчет того, что принц успокоился и пришел в себя. Слушая откровенные речи Девина, капитан удивлялся каждому слову. Не то чтобы он не считал себя привлекательным, что там, порой он думал, что чертовски привлекателен, как для женщин, так и для некоторого сорта мужчин, но вот принцы в его объятья ранее пачками точно не падали. И что делать с такой наживой капитан совсем не имел понятия. Одно дело успокоить юное веление похоти, другое дело - столкнуться с чувствами, о которых сейчас толковал Девин. Стоило только вспомнить себя в его возрасте!
Романтические чувства всегда преследовали О'Киффа, и с его уст часто слетали признания, подобные тому, что сейчас произнес принц. Но несли ли они глубину? В юные годы ты влюблен в мир, в каждую его травинку-былинку, в простую девушку с кувшином у ручья, в песни соловья, в солнечные блики на чешуе только что пойманной рыбины, в белые пенные барашки волн... И эта любовь сочится из тебя сотнями слов, жестов, проявлений, сдерживать ее все равно, что сдерживать собственное дыхание: чем дольше зажимаешь нос и рот, тем слаще первый вздох.
Скорее всего принца переполняли те же чувства. Романтический образ рыцаря, спасшего его от неминуемой смерти на каменном алтаре прочно засел в его голове. Да так, что он сломя голову понесся ни к верной императрице знати, ни к своим воинам-хесам, которые наверняка были в столице еще, а к раненому беспомощному тарийцу, не способному сейчас даже самостоятельно добраться до спасительного моря, безоружному и слабому.
- Все, что вы говорите, мне льстит, - разуверять влюбленного юнца, все равно, что носить воду из колодца решетом. Упаришься, а толку с гулькин нос. Оставалось лишь как можно тактичнее принять чувства принца, тем более, что мальчик был приятен Кревану и особо врать-то не приходилось, -но сами посудите... Нас же ничего не ждет впереди. А связь с вами... Хм, не сочтите меня трусом, я просто осмотрительный, легко может привести меня к виселице.
Вопреки словам, Креван держал мальчика крепко, даже поймал губами его ладонь, согревая ее тыльную сторону поцелуем. Пылкие слова, уверения, что принц никогда не будет неволить его, тронули, заставили улыбнуться.
- Девин, вы хоть раз видели тарийца, делающего что-то против своего желания?
Креван не стал напоминать мальчику, что совсем недавно желал его, и едва-едва сдержался, чтобы не натворить дел. И снова, чтобы уверить прицна в искренности своих слов, капитан подался вперед, провел губами по нежной, не знавшей еще лезвия цирюльника щеке, в поисках мягких податливых губ.
Поцелуй вышел совсем не невинным. Креван целовал парня страстно, настойчиво раздвинув языком его губы и ровные ряды зубов, завладевая влажным ртом словно желанной крепостью.

Отредактировано Креван O`Кифф (2014-03-01 01:05:08)

+1

22

- Все, что вы говорите, мне льстит. Но сами посудите... Нас же ничего не ждет впереди. А связь с вами... Хм, не сочтите меня трусом, я просто осмотрительный, легко может привести меня к виселице.
И поцелуи. Поцелуй в руку, тепло дыхания, тепло коротких рыжих волос почти под пальцами... Дэвин тихо вздохнул. Уже то, что капитан не отторг его, было больше того, на что принц мог бы надеяться. Его влюблённость вовсе не означала взаимности, но и брезгливости не вызывала. Дэвин ещё помнил, как тяжело дышал капитан, когда они только оказались тут, и близость возможной смерти сделала их смелыми и раскованными на время. Вспомнил он и о том, что капитан ослабел после яда. И про лекарство, что всунул ему в руку целитель. И кажется оно упало куда-то в бельё, когда они стали устраиваться в этом закутке. Впрочем сейчас это не важно, потому что Кифф осторожничал. Возможно не хотел его обидеть прямым отказом.
А может просто боялся любви особ королевской крови.
- Девин, вы хоть раз видели тарийца, делающего что-то против своего желания?
Юноша улыбнулся и сложил ладони ему на грудь.
- Не видел. - тихо шепнул он и тут же задохнулся от сладкого поцелуя капитана, падая всеми чувствами в глубокий омут и будто уходя в водоворот,  несмело отвечая ему, поддаваясь, впуская его напористый язык в свои уста, и тая от страсти, с какой Кифф целовал его сейчас. Куда там невинным до этого поцелуям, нежным, словно крылья бабочек. В этом был огонь, разжигающий пожары в теле юного конунга. Дэвин даже подался навстречу, обнимая ладонями рыжую голову капитана, вплетая пальцы в кудри его мягких волос и запоминая это мгновение, не сравнимое ни с чем доселе. И лишь когда дышать стало тяжело, юноша оторвался от своего нечаянного любовника и откинул голову назад, хватая воздух и обнимая Кревана за шею рукой.
- Нас ничего не ждёт впереди, капитан, но разве ж это так плохо? Только Вы и я. При всех - как принц и капитан, наедине - как любовники. И связь со мной... Да бог мой, Кифф, неужели попасться на измене в объятиях чужой жены хуже, чем быть с особой королевской крови? Повесить могут и пираты, так что же теперь, не ходить в море? К тому же никакой свадьбы, и никаких детей... Что Вы теряете, мой капитан? Я когда-нибудь вынужден буду жениться, чтобы продлить мой род. Свободы Вашей я не отнимаю и не прошусь быть каждую минуту рядом. А женившись и вовсе оставлю Вас, но сейчас... когда мне только шестнадцать... Кифф...
Дэвин снова вплёл пальцы в его волосы и снова поцеловал его, жарко приоткрывая влажные губы, мягко проводя кончиком языка по его губам, а потом опять зашептал капитану:
- Вы совсем не знаете меня, но ведь всё в Ваших руках. Как только мы останемся одни, я буду Ваш.
И снова он поцеловал тарийца, наслаждаясь тем, что капитан позволял ему любить себя. Что может помешать влюблённому мальчишке любить? Разве что отказ, неприязнь, и то не факт. Сколько сердец из-за первой любви рассыпалось пылью? И сколько из них прожили до самой старости? Только Создатель знает, ибо никто подсчётов не водил. А молодые влюблённые то гибли, то расходились, то влюблялись в кого-то ещё. Кифф быть может и не судьба, но он слишком нравится, чтобы сказать себе нет. Да и поздно, ведь сердце уже сильно бьётся в груди и замирает от его касаний, и уносится вскачь, и хочется кричать, как это фантастически прекрасно, и как прекрасен мир, даже не замечая, что всё рушится вокруг. Можно было бы... Но Дэвин был ещё и принцем. И хочет он или нет, а ему придётся иногда снимать розовые очки, чтобы видеть мир не только полным сказочных созвездий, но ещё и думать головой, собрав сердце в тесную клетку на время. И не забыть сказать...
- Лекарство! Где-то тут... Дениз дал мне его, когда провожал вниз, оно было у меня в руках, а потом выпало куда-то в простыни. Не забудьте, Вам нужно его выпить, чтобы силы вернулись. И да, когда будем выползать отсюда, я должен взять ещё один пузырёк. Дениз наверняка носил его с собой для меня, не оставляя. Если только он не забыл, оно должно быть наверху. Как думаете, сколько нам ещё сидеть здесь, в темноте и... такой... приятной близости от Вас... - Дэвин склонил голову вперёд, касаясь губами уха и рыжих завитков у щетинистой слегка скулы капитана.

+1

23

Если в словах еще можно было усомниться, то в искренности страсти и желания, с которыми юноша отвечал на поцелуй капитана даже самый подозрительный палач не смог найти бы фальши. Что уж говорить про истосковавшегося по ласковым прикосновениям и пылким ночам горячего тарийца в самом рассвете мужественности. В момент поцелуя, провалившего обоих в бездну чувственности, находящуюся далеко за пределами времени и пространства, Креван не мог думать ни о чем, кроме обжигающей близости откровенного, смелого и одновременно робкого парня.
Когда поцелуй истек принц излоил свою, не лишенную определенной юной мудрости, позицию на их греховное будущее. И в чем-то мнения обоих мужчин, все еще запертых в подвале маленькой лекарни были схожи. Креван любил риск, авантюры, и даже если они пахли опасностью, жить он предпочитал "здесь и сейчас", отдаваясь чувствам и пагубным страстям, покуда у него есть такая возможность. Жизнь коротка, так нужно брать от нее все.
Откровенное предложение, последовавшее за короткой тирадой юноши, всколыхнуло желание внизу живота, сводя стальной пружиной мышцы и доставляя некоторые неудобства. Сколько ж можно издеваться над раненым?!
Креван едва сдержал стон, и восхвалил богов, когда принц перестал соблазнять его картинами будущего. Возможно, скорейшего, если МакГвайер не проспал инициативу и действительно спешит на помощь. Девин вспомнил и о состоянии своего "рыцаря на белом коне". Лекарство было бы сейчас очень кстати.
- Вас не затруднит его поискать? Дениз прекрасный врач, и я бы следовал его указаниям с удовольствием. А насчет спасения... Не буду лукавить, я не могу ничего обещать. Только одно, что рано или поздно нас найдут,- капитан откинулся на стену, затылком оущуая ее прохладу, трезвящую, приносящую чистоту мыслей. В конце-концов, даже если МакГвайер не сможет прийти на выручку, их выпустит другой сообщник - лекарь. Найдет одежду, сможет узнать о безопасных выходах из города. А может сообщит радостную весть, что драка среди жаждущих корону закончилась победой сестры Девина. Такой расклад был бы чудом!
Пока Девин искал оброненное лекарство, капитан умудрился заснуть. Крепким, глубоким сном больного человека, погрузившегося в мир грез от чрезмерной усталости. Он даже не слышал, как крышка их убежища распахнулась, как радостный голос лекаря позвал их наружу. Его растолкал Девин, МакГвайер помог выбраться из глубин подземелья.
Предусмотрительный старпом не стал брать повозку или лошадь, чтобы привлекать как можно меньше внимания. Путанные ремесленные улицы Далара, которыми их вел горец были по большей части пустынны. Мирные обитатели столицы спрятались за захлопнутыми дверьми и ставнями домов, а смута и разорение творились в богатых районах города. Через этот участок они пробрались без приключений, но вот порт патрулировался стражей, совершенно не понятно кому подчиняющейся на данный момент. Скорее всего стражники и сами этого не знали, а их непосредственное начальство отдало самый простой приказ: "Хватать всех, потом разберемся".
Пройти незамеченными мимо ребят в форме оказалось невозможным. Тройка беглецов укрылась в тени безлюдного трактира, раздумывая, как преодолеть последние несколько метров до воды, а там вплавь до лодченки, оставленной старпомом у дальнего причала, вне посторонних глаз.

+1

24

Дэвин согласно кивнул, шепнув, что поищет и, поцеловав ещё раз капитана, пополз с его ног назад, пытаясь наощупь найти пузырёк сквозь ворох простыней и не топтаться лишний раз по ногам тарийцу. Тесное пространство закутка не позволяло слишком сильно перемещаться. Принц несколько раз прошаривал складку за складкой, пока пальцы не наткнулись на что-то округлое и он с облегчением радостно вытащил находку - заветный пузырёк с лекарством. Собравшись обрадовать Кревана, он подполз ближе к тарийцу и услышал мерное глубокое дыхание. Кифф спал, утомившись, и юный конунг не стал его тревожить, улыбнувшись только. Кажется, ему удалось договориться и с Креваном, и со своей совестью. Устроившись в ногах и привалившись к простенку спиной, Дэвин привёл себя в порядок, насколько смог, нашёл свой пояс с кинжалом, снятый во избежании, пока они устраивались в этом крошечном убежище, вернул его на пояс, и закрыл глаза. Пока Кифф спал, у него было время, чтобы сосредоточиться на чём-то, и этим чем-то стал своевольный призрак, которому он дал имя. Попытка за попыткой вызвать её привела наконец к успеху и в погребе заметно похолодало, когда Моргана наконец откликнулась на его усилия и появилась.
Дэвин сунул пузырёк за пазуху и теперь смотрел на призрачную девушку, мысленно задавая ей вопросы. Кажется мир духов происходящее на улице вообще никак не волновало, ибо сколько бы ни пытался сконцентрироваться на своих вопросах принц, Моргана не отвечала ему. Просто висела в воздухе, глядя своим чёрными глазами куда-то вне стен. И молчала. Дэвин бессильно выдохнул и махнул в её сторону рукой, отпуская её. Ни разгадки её загадочных слов на турнире, ни объяснений, куда делся тот рыцарь, сопровождавший Дейдре.. Она словно была в другом мире и не желала слышать его, а вслух говорить с ней сейчас Дэвин не решился. Спасибо, что вообще появилась. Он очень хотел этого, но не думал, что что-то получится на самом деле. К тому же юноша устал звать её, не смотря на то, что усилия его были не физическими. Призрак растаял также, как и возник, не сказав ни слова. Но теперь Дэвин знал, что может вызвать её, а это уже было хорошо. Зачем - уже не суть важно, главное, что может. Устав, он и не заметил, как задремал, и очнулся только тогда, когда наверху кто-то заговорил. Страх заставил его переползти к тарийцу, и едва Дэвин начал трясти его за плечи, погреб открыли. Дэвин замер, помня, что сверху их не видно, даже дыхание затаил, но, к счастью, это были не уличные бандиты. Радостный лекарь голосил громко, развеивая первый испуг юноши, а уж когда вниз свесился рыжий помощник Кревана, Дэвин и вовсе успокоился, принимаясь с удвоенной силой будить капитана.  Дальше всё было быстро и чётко. Вылезли наверх, впихнули в Кревана лекарство, попрощались со старцем-лекарем. Дэвин лично отсыпал ему серебряных монет и дал золотой за приют. То зелье, что готовил для него Дениз, принц заметил сразу, как только они поднялись наверх. Пузырёк мерцал. Он был почти неотличим от кучки таких же на полке, но витиеватые буквы шаззийского алфавита были сложены в его имя, и принц не раздумывая забрал его, благодаря мысленно целителя за находчивость. Что именно было в пузырьке, Дэвин даже представить не мог, да и не хотел. Главное, что Дениз справился с работой. Вознаграждение он сможет ему отправить позже, когда они будут в безопасности. Спрятав зелье во внутренний карман на поясе, принц поспешил за провожатым и капитаном, и вскоре они покинули опустевший район, уходя к порту.

-------) Куда-то.

+1

25

Положение становилось патовым: стражники никак не хотели покидать своего поста, никуда не двигались, а подход к морю был только через набережную, отлично просматриваемую с выбранного ими места. Можно было обойти по соседним кварталам до того пирса, где МакГвайер оставил лодочку, но и там они оставались бы на виду. Креван судорожно соображал, оглядывая окрестности в поисках путей отхода. Ведь если стража решит прогуляться в из сторону им не останется выбора кроме как бежать или драться. Поскольку бегун из Кревана был, что черепаха на суше, исход казался крайне плавевным.
- Вы умеете плавать, Ваше Высочество? - прильнув к уху принца задал животрепещущий вопрос капитан. Конечно, все хесы, что ходили на своих легконосых ладьях умели хорошо держаться на воде, но обучен ли такому навыку Девин? Получив утвердительный кивок, Креван показал знаками своему старпому, что лучшим выхдом из ситуации будет быстрый маршбросок к морю. В воду стража не полезет, арбалетов и прочей стреляющей дряни на поясах и в руках даларцев видно не было. Значит им остается только добираться до "Лани" вплавь и надеятся, что кто-тотиз команды заметит их до того, как беглецы выбьются из сил. МакГвайер может вытащить одного. Креван сомневался в своих силах, да и принц своим девичьим телосложением не подавал нажежды как отличный пловец. Можно было воспользоваться старпомом как наживкой. Если он метнеся к морю здесь, стража оставит открытым проход к лодочке. Дело за малым - пробежать до конца пирса, так, чтобы их не засекли охранники и уплыть на лодке. И тут была непреодолимая сложность... Креван бежать не мог.
- У меня единственное есть предложение, но оно потребует рискнуть жизнью значимого человека, - капитан внимательно посмотрел на юношу. Единственный, кто мог добыть лодку быстро, выглядел сейчас испуганно и устало, но выбора особо не оставалось. Креван изложил свой план: они с МакГвайером отвлекают матросов, затем шустро ныряют в воду. В море капитан двигался куда уверенней, чем на суше. За это время Девину нужно добежать до лодки и незаметно отчалить от берега. Когда они будут на безопасном расстоянии, принц подберет их.
МакгВайер согласно кивнул. Ему нравился план капитана, несмотря на то, что больше всех рисковать придется именно ему. МакГвайер отдал принцу длинный нож, который для более мелкого хесского принца был что короткий меч и немного проводил его по улице, ведущей к нужному пирсу. Дал последние распоряжения, сказал, что канат лучше разрубить, ибо затягивал его он сам и не руками принца распускать такие узлы.
Как только старпом вернулся к капитану, они начали приводить свой план в исполнение. Первым выскочил Креван, так как ему требовалось больше времени, чтобы добраться до спасительных волн.
- Сухопутные крысы! Гори синем пламенем весь ваш город с его императорами!
И верно, кто бы не занял трон, титул то остается прежним. Зачем называть имена, стражи воспримут оскорбление на счет того, кому они подчиняются. К удивлению тарийца, стражники лишь лениво гаркнули, что он мол отребье безмозглое, и пускай юродивый катится отсюда по добру, по здорову. Креван отругал себя за очевидный промах - в одних штанах, шатаясь словно пьяных, без оружия и явно хромая, он совершенно не представлял опасности. Он ведь мог спокойно пройти мимо стражников до лодки и никто бы его не остановил... Какая неосмотрительность!
Но тут вслед за Креваном на набережную вышел его старпом. Крупный, вооруженный мужик сразу заткнул стражу своим видом. Ему даже вопить ничего не надо было - охранники порядка молча рванули в его сторону, словно стая гончих. Весело хохотнув, Креван сорвался в бег к краю набережной, краем глаза замечая, как светловолосая фигурка мчит со всех ног к удаленному пирсу.
Шлепнувшись в воду, капитан почувствовал второе дыхание. Он отплыл на безопасное расстояние, и теперь покачивался на волнах, благо, невысоких сегодня, подбадривая МакГвайера, уже вступающего в воду. Стража только-только прыгала с высокой насыпи причалов, явно не поспевая за матросом.

Они сами добрались до лодки, чуть не перевернули ее, забираясь внутрь. Мокрые, но счастливые, двинулись в сторону "Золотой Лани"
>>> "Золотая Лань"

+2


Вы здесь » Далар » Далар » Тайное убежище или пока в городе бардак. NC18+