Далар

Объявление

Цитата недели:
Очень легко поддаться своему посвящению и перейти на сторону Владетеля, полностью утрачивая человечность. Но шаман рождается шаманом именно затем, чтобы не дать порокам превратить племя в стадо поедающих плоть врагов, дерущихся за лишний кусок мяса друг с другом. (с) Десмонд Блейк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » Родословная книга » Карл Магн Теодор Д’Эсте-Вольф, император, 82 года, даларец


Карл Магн Теодор Д’Эсте-Вольф, император, 82 года, даларец

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s002.radikal.ru/i200/1204/d6/1935162112e5.jpg
1. Имя и фамилия
Карл Магн Теодор Д’Эсте-Вольф

2.  Возраст
82 года

3. Занятие
Император правоверного мира, присно Владыка, и всех королевств, относящихся к нашим коронам, а также государь Далара и прочая

4. Раса
даларец (с заметной примесью крови прочих народов, что не удивительно при всех тех династических браках, что заключали Д'Эсте)
отец - Карл IV (сын даларского императора и хестурской принцессы)
мать - принцесса Екатерина Сандавал, родня тетушка короля Алацци Фердинанда Карлоса II, двоюродная бабка короля Фердинанда Карлоса III и принцессы Сандавал (дочь Фердинанда Карлоса II и сестра Фердинанда Карлоса III), первой супруги Карла V.

5. Внешность
Старость одолевает смертных – это неизбежно. Не пощадила она и короля-императора. Но когда его возлюбленные сыновья и наследники умерли, один за другим отдали души Творцу,  время словно ускорило для безутешного отца свой бег. Подданные монарха все чаще стали замечать, как сильно он изменился, постарел за годы, что прошли с момента трагедий, и не только телом, но и духом. Голова его покрылась серебром, все черты словно обострились, щеки впали, а под глазами залегли мешки. Аристократическое лицо, лицо харизматичного и мудрого лидера, омрачилось печатью траура. Но даже от всего пережитого оно не утратило своей чрезвычайной выразительности, по прежнему без труда принимая вид то добродушный, то суровый, или и вовсе разъяренный, дикий.
Высокий и сухопарый, старый император держится всегда прямо и гордо. Всё движения его и жесты отличаются плавностью и размеренностью. Но, да, передвигается теперь он тяжело, опираясь на клюку, часто останавливаясь, чтобы перевести дух. По ступеням слуги носят его на носилках, иначе подъём или спуск могут затянуться, но с возрастом к этому привыкаешь.
Звучный голос его богат обертонами, в нём слышна крепость, властность и уверенность. Он легко заглушает многие прочие голоса, заставляя обратить внимание на своего обладателя.
В одежде монарх, как и во всем прочем, ранее был довольно прост, оставаясь верным умеренности и аскетизму: его наряды не сверкали золотом и драгоценными камнями, но изящно подчеркивали высокий сан; однако теперь, со старостью, он стал более любить пышность и роскошь. Обычный его облик составляют тяжелые, скрывающие фигуру, делающие её устойчивой, одежды, по большей части драпирующие, из златоузорной парчи и цельнозолотого алтабаса, покрытых крупными яркими рисунками каймы, нашивок и наплечников. Особенно среди изображений преобладают орлы, львы и короны – извечные символы власти.

6. Характер
Воспитанный в духе высокого предназначения наследуемого им сана, власти над Империей, Карл Магн стал тем монархом, каким был его отец, дед и пращуры.
Он всегда был всецело сфокусирован на благополучии своей Империи, наращивании её потенциала, власти и богатства. И теперь, когда этому делу отдана большая часть его жизни, а также жизни его сыновей, он испытывает великую усталость. Бремя власти утомило его, слишком больших жертв потребовало оно от него. Император был рожден, чтобы нести его, для этого женился и произвел на свет наследников и продолжателей дела рода, а теперь труды его стоят на краю бездны.
Всю остроту ума и ясность мысли император направлял на благо своей Империи. Даже в чужих несчастьях, в первую очередь в них, выискивал он пути достижения выгоды для неё. Теперь другие видят те пути, что он искал, в его собственном горе.
Но, как истинный император, Карл Магн Теодор четко уразумел и свято следует родовому девизу: «Мир – это храм, а ты – хозяин жизни и творец». А по тому, как бы ни было велико горе, он не намерен сложить к его мрачному алтарю всё то, что воплощает в себе древо его великого рода – он будет бороться, чтобы оно не увяло. Подобное отношение к делам отлично служило его семье раньше, послужит и теперь, в тёмные времена.
Император упрочил то, что имел, и приобрел новое, он не позволит всему пасть в одночасье после собственной смерти, не позволит разорвать на части древние земли его Империи.

7. Биография

Год 19-й царствования короля-императора Карла Матиаса Теофана, Императорский дворец

Императорский дворец огромен, в нём сотни залов и коридоров, тысячи покоев. Но если владыка Империи желает найти кого-то в этом золотом лабиринте – это не составляет для него больших трудов. А потому, когда Император Карл Матиас Теофан потребовал привести к нему его сына, слуги в одночасье исполнили желание.
Семилетний принц Карл Магн Теодор, сопровождаемый своим воспитателем, теологом и философом Фомой Грамматиком, вошел в залу, где ожидал его император. Идя между рядов разодетых, усыпанных драгоценностями придворных, толпящихся здесь, он слышал, как порыкивают золотые механические львы, лежащие у подножия трона его отца. Последний, в сиянии величия его сана, с венцом на голове, обратил взор на наследника, замершего пред ним. Подняв руку, требуя тишины, король огласил своё решение:
- Во имя блага Империи, её народа и закона, принц Карл Магн Теодор Д’Эсте-Вольф, наш наследник, будет обручен с дочерью нашего друга и вассала, короля Алацции Фердинанда Карлоса II, юной леди Сандавал! Ей исполнился год недавно – она доказала, что способна жить. Таково наше императорское решение, во имя Творца и народа!
Люди вокруг аплодировали, приветствуя решение своего императора. Их лица выражали льстивое восхищение, хотя сам Карл Магн, с поклоном принявший волю родителя, тогда вряд ли чётко осознавал, что его судьба была решена.

Спустя четырнадцать лет, согласно воле покойного отца, Карл Магн, уже император, венчался в храме Творца со своей невестой. Однако тогда он достиг понимания, что судьба его теперь связана с юной девицей, пусть и королевской крови, которая все ещё играет в куклы. Но он не противился этому, зная, что таково требование не императора, а самой Империи. Это ради неё он идет на такой шаг со смирением и пониманием.

Год 32-й царствования короля-императора Карла Матиаса Теофана, Императорский дворец, двенадцатый час ночи.

Крик разорвал ночную тишину дворца, пролетел по его пустым и тёмным залам, коридорам и лестничным пролётам, достигая слуха каждого, кто не спал в этот мрачный час.
Император Карл Матиас Теофан метался в безумстве горячки по огромной, покрытой златотканой парчой кровати, царапая своими белыми от напряжения пальцами грудь, разрывая шелковые одежды, словно силясь вырвать мучающее его сердце.
Вокруг, облаченные в траур, не способные помочь хоть чем-то несчастному монарху, высились лекари, маги, чиновники и придворные. Взгляды их, виновато опущенные в пол, безучастно блуждающие по стенам, старательно обходили своим вниманием печальную картину: у постели, коленопреклонённый, пытающийся взять в свои руки холодеющую ладонь отца, стоял двадцатилетний Карл Магн Теодор – наследник Империи. Наконец, ему это удалось. Крепко сжав тонкие пальцы короля, он, кажется, дал ему мгновение спокойствия. Взгляд Матиаса прояснился, обрёл вновь искру разума – он более не метался по кровати, а, тяжело дыша, лежал, глядя на единственного сына:
- Ка… Карл… - иссушенные горячкой губы императора слегка приоткрылись, тяжело ворочающийся язык пытался произнести имя сына.
- Вина! Вина императору! – обернувшись к стоящим за его спиной людям, принц увидел лишь мраморные, неподвижные лица, замершие чёрные тени на них.
Император, на мгновение замолчавший, чтобы отдохнуть – даже чтобы говорить ему требовалось невероятное усилие воли – вновь попытался что-то сказать, приподнимаясь, но вдруг вновь погрузился в парчовые простыни, так ни не проронив ни звука. Глаза его устало прикрылись.
- Вы не слышите меня? Вина! Вина императору!
Один из лекарей, сир де Тарк, молча подойдя к императорскому ложу, приложил свои пальцы к шее монарха. С мгновение простояв в тишине, он изрек:
- Император мёртв. Да здравствует новый император!

Первый год царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Храм пресептории Ордена. Коронация.

Всё происходило согласно «Книге церемоний», сочинению императора Карла Антуана Теофила. В ней он создал, в том числе, описание коронации, занимающее несколько страниц, поскольку монарх полностью оговорил роль всех вельмож и членов фракций, их точное местоположение в процессии, одеяния, в которых им должно быть, и знаки своих должностей, которые они несут.
При входе в величественный храм Создателя, заполненный людьми и светом, Карла Магна встретил облаченный в белое с золотом лидер «Ока Императора», всемогущий отец Александр IV. Кажущийся от Творца наделённый даром вечности, глава Ордена помог молодому королю облачиться в тяжелые церемониальные одежды, бережно хранимые от коронации до коронации. Вслед за тем, вместе – император впереди, а глава Ордена чуть поодаль, – они прошествовали до  серебряных врат, где Магн зажег свечи, предназначенные только для него, и перешли к золотой плите, вмонтированной в пол напротив колоссальной статуи Создателя, чьи ступни попирали пол храма, а чело устремлялось к потолку.
После этого Александр IV прочел над поднесённой служками короной обращение Творца к государю и его народу, а затем возложил ее на голову императора под шумное одобрение собравшихся верующих. Вслед за этим наступила самая долгая часть церемонии. Карл Магн, уже венчанный, перешел к возвышающемуся над толпой золотому трону. Когда он, провожаемый взорами тысяч пар глаз, преодолел шесть ступеней до престола, воссел на него, все присутствующие в строго определенной последовательности клялись ему в верности, падая пред ним ниц…

Год 13-й царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Императорский дворец (смерть 4-го сына императора от горячки в возрасте 6 лет)

В покоях юного Карломана толпились люди. Шестилетний четвертый сын императора лежал сейчас в своей роскошной кровати, кажущейся огромной в сравнении с хрупким и маленьким телом белокурого принца. Пожираемый горячкой, он даже не в силах был пошевелиться, настолько истощила его болезнь, а потому безвольно утопал в мягких перинах. Его мать, императрица Екатерина Сандавал, едва сдерживая слезы, утирала влажной губкой пот с его пылающего лба.
В стороне от них лекарь, Юбер де Тарк, пытался подобрать правильные слова, чтобы сказать их императору:
- Ваше Величество, мы сделали все возможное, но Его Высочество… слабеет…
- Что с ним, ведь вы осматривали его множество раз! Скажите мне! – император стоял, не в силах взглянуть на своего сына. А потому обратив свой взор в окно, за которым клубился утренний туман.
- Боюсь, мы не можем сказать точно, – лекарь виновато склонил седую голову. – Но горячка погубит его, он вряд ли переживет этот день.
- Жестокие слова, как хотел бы я никогда не слышать их! – Карл тяжело навалился на стану, прищурив глаза, словно силясь разглядеть что-то за стеклом. – Доктор, вы же…
Императору не дали договорить. Комнату принца наполнил словно вой раненой волчицы – это императрица, коснувшись чувственными тонкими пальцами губ сына, не ощутила дыхания его. Де Тарк тут же кинулся к Карломану, один из помощников передал ему маленькое зеркальце, которое тут же поднесли к губам принца. Поверхность его осталась незамутнённой.
- Его высочество мертв. – констатировал лекарь.
Как хотел бы не видеть в тот миг лица своей супруги императора. Несчастная мать, упав на бездыханное тело сына, рыдала. Когда слуги попытались отвести её от умершего, она стала сопротивляться, осыпая их бранью, грозя смертью каждому, кто посмеет коснуться тела Карломана.
- Она обезумела… - произнес кто-то из присутствующих тихим шепотом, прозвучавшим, однако, словно гром, и услышанным всеми.

Год 17-й царствования короля-императора Карла Магна Теодора, Далар (смерть на турнире 16-ти летнего первенца императора)

Когда герольд объявил, что в следующем поединке участвует принц Людовик, до того наблюдавший за состязаниями без особого интереса император чуть подался вперед, желая лучше рассмотреть своего облаченного в сияющие доспехи сына, выехавшего на поле на белом жеребце в лазурной попоне.
Приветствуемый собравшимися зрителями, принц прогарцевал перед королевской ложей, а после, вместе с соперником, графом д’Рё, занял своё место.
Герольд подал знак и кони, понукаемые всадниками, ринулись навстречу друг другу. Когда же они столкнулись, во все стороны полетели щепки разбиваемых копий, однако оба всадника остались целы и по прежнему крепок сидели в своих седлах.
Рыцари разошлись, и оруженосцы поднесли им новые копья. Принц и граф вновь сошлись, и снова с тем же результатом.
Начался третий раунд. Зрители замерли в ожидании, предвкушая, что все решится сейчас. Прозвучал рог герольда и всадник пришпорили коней.
Граф д’Рё поднял своё копьё чуть выше необходимого. Когда оно встретилось с лазурным щитом Людовика, только скользнуло по нему, уйдя вверх и врезавшись в забрало, смяв его. Под всеобщий возглас ужаса принц вывалился из седла. Их под его изуродованного шлема потекла алая кровь, превращая песок в грязь.
Император, едва ли осознавая, что делает, сжал руку жены, которая, приглушенно вскрикнув, потеряла сознание.
На поле уже копошились лекари, рыцари и слуги, разоблачая принца и доспехов, пытаясь оказать ему помощь, но монарх едва ли видел все это – его взор застилала кровавая дымка.

Год 27-й царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Библиотека императорского дворца (смерть близнецов, 23-х летних сыновей императора)

- Ваше Величество… - голос прозвучал совсем рядом, а император даже не заметил, что рядом кто-то есть, увлекшись чтением старинного трактата, одного из многих, хранящихся в его библиотеке. Едва заметно вздрогнув, король повернул голову. чтобы увидеть своего постельничего.
- Что-то случилось, Стефан? Почему вы беспокоите меня здесь, в библиотеке? Вы же знаете, что к делам я приступаю ещё только через час. – голос императора был усталым, в нём звучало недовольство тем, что его посмели отвлечь в момент концентрации.
- Ваше Величество… - Стефан скорбно прикрыл глаза, сцепив пальцы рук на груди, словно собираясь сказать что-то невероятно важное, - Ваши сыновья, принцы Вильгельм и Франц, сложили головы в патруле на Северном хребте…
Книга вывалилась из рук императора и, с невероятным грохотом в воцарившейся тишине, упала на пол, посыпая пол позолотой переплёта. Лицо монарха побелело, руки судорожно сжимались и разжимались, а рот безвольно приоткрылся:
- К-как… как… кто…
Постельничий, изображающий на своём округлом лице печать глубочайшего траура и сочувствия императору, отшатнулся от него, как от прокаженного. Монарх же, с трудом поднявшийся из кресла, в котором сидел, опираясь на него обеими руками, чтобы не упасть, был страшен: лицо его более не было непоколебимым, его исказила безумная улыбка, уста извергали скорее животный, нежели человечий рёв.
Наконец, найдя в себе силы, чтобы оторвать руки от служившего опорой кресла, император опрометью кинулся к выходу из библиотеки. При этом его шатало, словно пьяного. Постельничий кинулся следом:
- Ваше Величество! Куда вы? – но монарх его не слышал. С силой распахнув двери залы, он метался теперь по коридору, оглашая его криками бессильного гнева, покрывая ударами стены и невозмутимых гвардейцев.

Год 29-й царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Императорский дворец (смерть 5-го сына, отравленного в возрсте 15-ти лет, смерть супруги)

Августейшая чета, император, его жена Екатерина, и последний живой сын и наследник Альбрехт, принимали просителей в малой приёмной зале дворца, чуть более скромной, нежели парадная.
Очередной жалобщик вышел, удовлетворённый решением монарха, когда принц потребовал вина, чтобы утолить мучавшую его с самого утра жажду. Один из слуг, молодой паж, поспешил выполнить желание, поднеся ему на серебряном подносе хрустальную чашу, наполненную золотистой эссенцией.
Альбрехт, взяв изящной рукой поднесённую чашу, только едва пригубил вино, вернув её обратно на поднос.
Распорядитель пригласил следующего просителя. Тот вошел, низко кланяясь, под ободрительные улыбки монаршей четы и холодные взгляды придворных. Продолжая расшаркиваться, он почти подошел к трону, когда ноги его заплелись от страха пред ликом императора, и он упал. Грянул смех – придворные насмехались над неуклюжестью несчастного. Карл поднял правую руку, призывая к тишине, и жестом левой предложил просителю подняться, чтобы продолжить. В это мгновение, когда бедный человек почти поднялся на ноги, раздался приглушенный удар. В зале воцарилось недоумение, вдруг кто-то вскрикнул:
- Принц!
Все взоры обратились к Альбрехту. Тот лежал на полу, в стороне от толпы, не подавая признаков жизни. Император и императрица вскочили с тронов, кинулись к наследнику, тело которого уже окружили придворные и слуги. Кто-то проверил пульс принца:
- Его Высочество мёртв!
- Нет! – император, прижав бездыханное тело сына к груди, отказывался верить в это. Убаюкивая его, он не замечал ничего, пока судьба не кинула в него новый камень.
- Этого не может быть!..
Толпа расступилась на крик, открывая взору Карла его жену. Императрица, выпустив из рук хрустальный кубок, из которого отпил минуту назад Альбрехт, медленно оседала на пол – смерть забирала её, не способную жить после того, как она потеряла пятерых сыновей.
Карл видел, как меняется её лицо, от отчаяния к блаженной радости, надежде на скорую встречу с детьми в иной жизни. Император не мог винить её в этом. Всё также продолжал он баюкать холодеющее тело Альбрехта, сжимая его в объятиях:
- Сын… Праведный сын.. Свят, вижу твой свет… Стон, слышу твой стон… Нет, нет тебя… Нет!

Год 33-й царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Библиотека императорского дворца (свадьба с 16-ти летней принцессой шази Сагадат)

- Ваше Величество, вы уверены в этом? – советник говорил осторожно, но в голосе его, все же, сквозило сомнение.
- Абсолютно. Траур по императрице Екатерине затянулся, – император демонстративно продолжал чтение книги, которую сжимал в своих руках. - Империи нужен наследник.
- Вы избрали своей новой супругой принцессу шази Сагадат… ей только 16 лет. Не стоит ли выбрать кого-то более... хм… опытную? Взрослую.
- Достаточно того, что я выбрал её, чтобы она стала матерью моему сыну.
- Да, Ваше Величество. Мы известим халифа о вашем решении. Он, несомненно, будет рад породниться с Вашим великим домом, но…
- Я решил окончательно. – император захлопнул древний фолиант, и, наконец, посмотрел в глаза слуги, тот поспешил опустить взор в пол. – Я верю, что вы трудитесь на благо Империи, а потому сомневаетесь в моем решении только из благих побуждений. Не заставляйте меня разувериться в этом.
- Да, Ваше Величество, - с низким поклоном советник покинул библиотеку, оставив император наедине с собственными мыслями. Печальным взглядом осмотрев позолоченный, усыпанный изумрудами переплёт книги, Карл хотел было вернуться к её прочтению, но в следующее мгновение зло отбросил её в сторону. В голову лезли самые тёмные мысли, мешая сосредоточиться. Он обратился лицом к окну, но тут же отвернулся в противоположную сторону, встретившись взглядом с мраморными бюстами жены и сыновей.

Год 34-й царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Библиотека императорского дворца (смерть Сагадат в озере Св. Люции)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Встав из-за стола, сжимая в руке заветный пергамент, уже запечатанный его личной печатью – на ней две руки поддерживали императорскую корону – Карл тяжело вздохнул. Глубоко в сознании он отсчитывал мгновения…
В библиотеку ворвались люди. Они что-то говорили, почти кричали, рыдали. Император едва слышал их. Наконец, он разобрал:
- Императрица… она утонула. Воды озера святой Люции забрали её и… вашего нарожденного наследника…
Монарх пошатнулся, слуги тут же подхватили его, не давая упасть, но он вырвался из их рук. Отмахнувшись от них, смотрящих на него, он медленно опустился на каменный пол. Из глаз его катились слезы:
- Я сына им отдал, как голодным хлеба… - император, перебирая руками по полу, повернулся к окну, смотрящему в сторону озера Святой Люции. - Усни, усни любимый мой…
- Ваше Величество? – слуги озабоченно кружили вокруг него, но он едва ли замечал их.
- В удел нам всем дано судьбой: полжизни бед, полжизни счастья, – вдруг монарх словно опомнился, судорожно схватил он выпавший из рук пергамент и, прижав его к груди, зашептал, - Я все могу тебе отдать, возьми печаль мою и радость. Ты мою жизнь можешь взять… мою жизнь… Ведь мне своей теперь не надо…

Год 62-й царствования  короля-императора Карла Магна Теодора, Покои императора во дворце (Подготовка с свадьбе с дочерью конунга хесов)

Тяжело опираясь на клюку, император передвигался по комнате. Советники наблюдали за ним, словно ожидая, что он в любой момент может упасть и рассыпаться в пыль, словно хрусталь. Он рассмеялся бы им в лицо, но не стал. Напротив, остановившись, чтобы отдышаться, он поучительно поднял вверх указательный палец правой руки, и заговорил:
- Думаю, мы долго ждали, искали и, наконец, наши труды завершены. Траур по императрице Сагадат завершен. Новой императрицей нашей станет дочь конунга хесов. Такова наша воля, во имя Империи. – Карл Магн устремил гордый взгляд на лица советников. Они молчали.
- Вижу, - продолжил монарх.  – Возражений нет. Это чудно, чудно и славно.
Пройдя ещё немного и, наконец, присев на край огромной кровати, затянутой в пурпур и сияющей золотом император вновь обратился к хранящим безмолвие придворным:
- Напомните мне, как зовут нашу новую императрицу?
- Эдит Урмхольская, дочь конунга… - договорить советнику монарх не позволил.
- Я знаю, что она дочь конунга! Я стар, но не выжил из ума! Только имя!... – переведя дух после вспышки гнева, он завершил, - Эдит. Замечательно. Пошлите же к конунгу нашу просьбу, вместе с заверениями в глубочайшей дружбе и любви, а также денежным подарком из моей личной казны. Да, да будет так, по воле Империи. А теперь, оставьте меня…
Советники, раскланявшись, покинули покои императора, оставив того наедине с самим собой.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

8. Особенности/сексуальные предпочтения
Император уже не молод, а наследник нужен, и потому предпочтения вполне естественны, но это и, в каком-то роде, особенность для такого возраста

9. Статус
Король есть живое право

10. Планируемая интенсивность посещения форума.
регулярно

11. Связь
614 655 790

12. Партнер по игре.

13. Откуда вы о нас узнали?
Танкъ

Отредактировано Карл V (2012-08-08 09:15:08)

+4

2

Добро пожаловать домой, Ваше Величество!

0


Вы здесь » Далар » Родословная книга » Карл Магн Теодор Д’Эсте-Вольф, император, 82 года, даларец