Далар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » Далар » За упокой императора!


За упокой императора!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s013.radikal.ru/i325/1505/86/6587625f8e96.jpg
Время: Начало - ранее утро 5 дня венца цветов. Продолжение после Кинжал доставить лично, в горло. - Закат 5 дня венца цветов.
Место: Начало - Трактир на окраине Далара, место темное и гиблое. Продолжение - Пирс севернее Винтерхофа.
Действующие лица: Джед Маккена, Дэвин Эрхольмский.
Примерный сюжет: Тарийцам везёт на случайные встречи.

Отредактировано Джед Маккена (2015-05-27 23:49:28)

+1

2

В любом трактире не редкость самая разношерстная публика. И уж тем более – сейчас. Сколько всего произошло за последние несколько дней? И сколько всего переменилось за ночь? В такие моменты даже самые маленькие люди кожей ощущают, что перемены где-то там, наверху, напрямую касаются их.
А что делают люди, когда ничего не могут изменить? Идут заливать свою беспомощность алкоголем. И горе очень быстро превращается в своеобразный праздник, когда после пятой кружки разнообразные «За упокой императора» обращаются в похабные шуточки о все том же Карле. Ну, по крайней мере, на этом этапе Джеду стало нравиться в трактире на порядок больше, чем по началу. Где еще наслушаешься столько интересного? И плевать, любит ли народ своего правителя, или презирает, в подобных разговорах всегда звучит то, за что и вздернуть не грех. Потому что правитель – он там, наверху, ему там хорошо с новой молодой супругой спать на золоте и золотом укрываться. А работать на этот самый драгоценный метал – кому? Конечно, людям. Им, простым работягам, в сторону которых благородная леди даже и не взглянет. А уж они бы ей показали, чем отличается смазливый придворный кавалер от настоящего мужика.
Маккена сам не уследил, как шуточки перетекли с персоны почившего императора на императрицу. Но прислушиваться стал внимательнее. Надо же, сколько всего о ней говорили. Жаль, не вклинится в разговор, и не сказать, что и не покрыто вовсе тело императрицы бородавками, как дань троллей крови в жилах. Хотя большинство народа этот факт вообще не смущал, особенно после недвусмысленного упоминания чьей-то супруги, как настоящей «троллихи». Вряд ли, конечно, она была такой уж настоящей. Но мужику все равно можно было разве что посочувствовать.
Джед в очередной раз забарабанил пальцами по столу. Пьяницы притихли и, так как прислушиваться к ним уже не имело смысла, Маккене пришлось думать. Не самый приятный процесс, когда вариантов превеликое множество, а из них нужно выбрать хотя бы один. И желательно такой, чтобы остаться в итоге в живых. А тянет все больше на тот, после которого одна дорога – на виселицу. Или на плаху… как вообще в Даларе принято казнить?..
Тарийцы явились в трактир несколько часов назад. Особо интереса не вызвали ровным счетом ни у кого, людям и так было чем заняться. А побитые жизнью и обстоятельствами рыцари мало чем отличались от простолюдинов. Впрочем, и одним скопищем, которое еще могло показаться кому-то подозрительным, они пробыли не долго. В трактире осталось всего несколько человек, остальные отправились в Шамрок-Касл. В некоторых ситуациях следует привлекать поменьше внимания. Пропавший принц – это одно. Мало ли, прихлопнули где-то в неразберихе. Пропавший отряд рыцарей – это уже повод считать… собственно, вполне правильно считать, что мятежники что-то задумали. Смерть императора давала слишком много возможностей, не воспользовался бы ими только настоящий глупец. А воспользоваться рискнул бы только законченный псих. Кажется, Маккена подходил на обе роли сразу.
Он слишком уж засиделся в Даларе. Пора было возвращаться на родину.

+4

3

"Золотая лань" должна была заправиться по пути в далёкую северную гавань. И Дэвин был готов уплыть прочь с капитаном и дальше Далара, но судьба распорядилась иначе. Скала, который был его телохранителем, выжил после передряги в трущобах, и на первой же стоянке юного конунга уже ждал небольшой отряд хесов и его личный воин. На удивление крепкий и удачливый оказался Скала, и хоть с замотанной башкой, он по-прежнему твёрдо стоял на ногах, вглядываясь в корабли, не мелькнёт ли где золото светлых волос принца.
Стоило принцу сойти на берег, как его тут же окружили свои и, после недолгого выяснения обстоятельств и обстановки на городских улицах, юный конунг простился с капитаном, решив, что благоразумнее будет затеряться ненадолго под бдительными оком Скалы и не покидать пока ни Далар, ни сестру, оставшуюся в одиночестве с кучей проблем. Во-первых слухи были слишком противоречивые: кто-то говорил, что на землю вернулся дух Олафа, кто-то же поговаривал, что Карим погиб и Эдит теперь стала императрицей-регентшей. Но точно никто не знал ничего и Дэвин лишь хмурился, не собираясь слепо верить в небылицы. Однако и возвращаться ко двору он не торопился. Ещё слишком сильна была в его сердце память о событиях на балу. И даже мимолётное увлечение красавцем капитаном, так и не переросшее во что-то более сильное, не смогло затмить памяти о ссоре с духовником и всему прочему, что предшествовало этой ссоре. И Дэвин отказался возвращаться во дворец или в Хаммерсхоф наотрез. Ему нужно было пару дней, чтобы подумать и привести в порядок свои чувства. Поэтому, переодетый в обычную одежду, не привлекая лишнего внимания ничем, кроме следующего рядом с ним Скалы, юноша расстался с отрядом. Конечно же его не оставили без надзора. Пара троллей и пара хесских вояк таки остались неподалёку от младшего сына конунга Олафа, но в глаза не бросались, были как бы сами по себе. Дэвин их видел, но возмущаться не собирался. Охрана в такое смутное время вполне оправдана, а что держатся стороной, так даже и лучше. Меньше внимания к нему лично, а стало быть и меньше попыток узнать в нём принца. Впрочем без фамильного герба на шее, спрятанного под одежду, это было сейчас весьма проблематично.

Передвигаться решено было пешком. Заплатить за комнату для ночлега не составило бы труда и Дэвин уверенно двинулся в трактир, чувствуя себя пока в раздрае. Да и не хотелось слишком часто менять свои решения. Сказал надо пару дней, значит пару дней!
Надвинув на голову капюшон, Дэвин толкнул двери в трактир и вошёл внутрь, тут же заметив неприметное местечко в дальнем углу комнаты. Скала пригнулся, чтобы не зацепить раненой головой балку и вошёл следом, тут же нехорошо зыркнув глазищами по сторонам. Тарийцы, даларцы, прочие непойми кто.. Не самое безопасное место для его высочества, но и не самая рвань, от которой Скала мог ждать только неприятностей. Правда и личностей, увенчанных наглядно позолоченными цацками, тут не было. Не самое худшее место в Даларе.
  Дэвин уверенно прошёл в конец трапезной залы и, лишь когда опустился на скамью, повернул голову к Скале, протопавшим следом и занявшим место рядом. Оценивающие взгляды телохранителя не волновали. Светловолосый и крупный хес привык к тому, что на него смотрят, как на чудище, а на случай разногласий у Скалы был добротный северный топор. Очень скоро разношерстная толпа, пришедшая выпить и поговорить, потеряла к ним интерес. Стоило только заказать еды и браги. Когда заказанное жаркое принесли, юноша снял капюшон и принялся есть. Собеседник из Скалы был никакой, да и самому принцу не хотелось лезть к Скале в душу. Хватало и того, что он жив. Вовремя подоспевшие воины разогнали отребье, чем и спасли телохранителю шкуру. А удар булавы, по счастью, пришёлся вскользь, не раздробив крепкой головы северянина.
Пока они ждали еду, Дэвин слушал тех, кто собрался тут, чтобы перемолоть языками косточки его сестрице. Слухи не вызывали в юном принце приступов раздражения или гнева. Толпа всегда была склонна выдумывать байки, а уж как не навыдумывать их об императрице, ставшей теперь фигурой номер один в Даларе, особенно с кончиной Карла. Вступаться за честь сестры было бы глупо, и, к счастью, ему уже не десять лет, чтобы вспылить на россказни о бородавках на теле Ди, доставшихся ей от папеньки тролля. Откуда пошли такие слухи - Дэвин даже не представлял, а вот реакцию отца, будь он и вправду жив, на подобное, представлял себе очень даже явно. А вот Сигмар наверное бы сдержался. Старший брат вообще был намного более замкнут и сдержан, перемалывая всё в себе и не спеша обнажать оружие. И всё же ему было не очень приятно слышать эти шутки о сестре и зубоскальство. Поэтому он спешил доесть побыстрее, лишь раз обронив в сторону хеса упреждающий взгляд.
Не вмешивайся ни во что.

Отпив из деревянной кружки, Дэвин поставил её на стол и отодвинул блюдо от себя, закончив трапезу. Поправив рукой ленту, сползшую с хвоста, он повернул голову к соседним столикам, разглядывая посетителей. И внезапно одно лицо внезапно показалось ему знакомым. Он точно видел этот портрет, и даже вспомнил где - в библиотеке. Или парень был очень похож на принца Джеда Маккена, или это он и был. Не долго думая, Дэвин решил окликнуть его, чтобы посмотреть, ошибается он или нет. Даже если ошибётся - невелика провинность, а если нет...
... то что тарийский наследник делает в этом убогом месте?

- Джед! - чтобы не говорить лишнего, достаточно было и простого оклика по имени в сторону парня. Дэвин не знал Маккенов лично, но был осведомлён о том, что Джед являлся заложником Хестура в мирном соглашении с Тарой. А случай выяснить это напрямую у самого принца, да в таком месте, где всем наплевать на беседу за соседним столом, это само по себе редкая возможность. Олаф никогда бы не позволил Дэвину даже приблизиться к Джеду, зная о  склонности младшенького к поиску справедливости во всём. Дэвин, по мнению Олафа, был слишком мал ещё, чтобы уметь изворотливо лгать и плести интриги, а про силу речи вообще не шло. По мнению правителя Хестура Дэвин не мог даже принимать верные решения. Но сам Дэвин так не считал. Он уже был достаточно взрослый, чтобы разобраться в ситуации с Джедом самостоятельно, а не с чужих слов. И, кажется, ему выпал такой шанс прямо сейчас...

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2015-04-19 19:15:31)

+5

4

Народ сновал туда-сюда все время. Приходили новые посетители, уходили проветрить голову те, кто в таверне уже здорово засиделся. Да и внутри текучка была такой, что, кажется, даже за одним столом никто не засиживался больше, чем на несколько минут. Ровно столько, чтобы проорать что-то прямо в ухо товарищу, громыхнуть своей кружкой о его, и произнести очередной тост. В этой неразберихе вычленить кого-либо из толпы было не так-то просто. По большому счету, здесь многие предпочитали скрывать лица. Джед, даже особо не сосредотачиваясь на этом, насчитал с добрый десяток подозрительных личностей, которые скрывали свои лица. Они могли быть кем угодно, от особ королевских кровей любого из щитов, до наемников и наркоторговцев. Публика в подобном заведении была весьма и весьма разношерстной.
Так что и не удивительно, что новоприбывшие, если и привлекли внимание тэллов, то весьма косвенное. Кто-то из рыцарей покосился на всякий случай в сторону двери, да тем и ограничился. Сам тариец проводил одного из пришедших взглядом, но лишь от того, что тот зацепился за древко секиры за спиной того, который был повыше. Серьезное оружие. И серьезная сила нужна, чтобы им владеть. Если, конечно, мастерство владения этим грозным оружием у человека хоть мало выше просто махания оным из стороны в сторону. В неумелых руках подобная игрушка одинаково опасна как врагам, так и друзьям. Джед усмехнулся.
Но Маккена, кажется, напрочь забыл о пришедших, стоило к нему обратится одному из тарийских воинов. Джед чуть склонил голову, улавливая его негромкий голос. Как бы не было шумно в таверне, а не о всем следует говорить слишком громко. И короткий доклад о том, как обстоят дела в Даларе в целом, и в Шамрок-Касле в частности, явно был из тех вещей, которые лучше говорить тихо. Особенно, если уважительное «ваше высочество»  проскакивает едва ли не через слово. Хорош принц, конечно. Джед уже битый час не мог отделаться от крайне неприятной мысли, что в данный момент абсолютно неотличим от любого даларца. Это раздражало каким-то юношеским максимализмом. Коли остаешься верен своей стране – так будь верен до конца. И тот факт, что вынужденное отступление от привычного облика было сделано впервые, вообще ничуть не облегчало общего эмоционального фона. Но и в таком виде, оказывается, тарийский принц был вполне узнаваем. А он ведь был практически уверен, что большинство даларцев без килта его и не узнает. Разума не хватит, вглядываться в лицо того, кто представляет реальную опасность.
Джед на собственное имя отреагировал спокойнее всех. Пусть это и не было слишком заметно, но тарийец по левую руку от принца сжал ладонью рукоять ножа. Не самое надежное оружие против секиры, конечно. Маккена поставил кружку с элем обратно на стол и обернулся. Те самые двое – мужчина с секирой и его спутник, невысокий человек, явно скрывающий свою личность за темным капюшоном. Впрочем, сейчас капюшон был откинут достаточно, чтобы лицо можно было разглядеть.
И все бы ничего, но в первое мгновение лицо показалось абсолютно незнакомым. Потом память сопоставила некоторые черты, полувопросительно выдав факт сходства данного мальчишки с одной небезызвестной женщиной.
Не много ли северян на единицу площади? Впрочем, в этом не было ничего странного. И как еще в Даларе количество хесов не перевалило за критическую массу?.. Или уже? К сожалению, тарии подобными вопросами как-то не интересовались. Их всегда все больше беспокоил один отдельно взятый остров.
Маккена усмехнулся.
- Сегодня здесь даже слишком разнообразная публика, - Джед повернулся к тарию, сидящему рядом. Он улыбался, но взгляд остался жестким. Мужчина едва заметно кинул, расслабляясь и потянувшись за кружкой. Они же просто отдыхают, легенду нельзя нарушать. – Не ожидал, что меня здесь узнают, - проговорил он, снова оборачиваясь к неожиданному собеседнику. Они оба предпочли выбрать место в дальнем углу зала, где реже сновали разносчицы и было меньше шума. И в итоге желание остаться инкогнито привело к прямо противоположному результату. Как всегда. Жизнь весьма веселая штука.

+4

5

- Значит это всё-таки Вы. - младший сын конунга улыбнулся. Странно было вот так случайно встретиться в месте, далёком от дворцовых залов и крепостей.
- Позвольте всё же представиться. Я - Дэвин. Мы ранее не встречались, так как я не покидал Хестура. Но свадьба сестры... Наверное, это единственный мой шанс увидеть больше, чем обычно дозволено. Не смотря на все сложности, возникшие в последнее время.
Дэвин чуть помолчал, обдумывая, как бы так спросить осторожно о том, что сейчас происходит в судьбе тарийского принца. Почему он здесь и что собирается делать дальше? Весь этот шум в Даларе, связанный со смертью Карла и появлением претендента на трон, который не то умер, не то нет...
Джед наверняка не станет сидеть сложа руки и ждать у моря погоды. А сестре не помешал бы надёжный союзник. Если бы она только пожелала, Джед мог бы стать новым королём. Но она не захочет...
- Хотел бы я помочь Вам, Джед, и, быть может, Вы могли бы помочь моей сестре. - Дэвин вздохнул, глянув на Скалу, поджавшего губы и внимательно следящего за юным кенигом. Было видно, что Скала не особо доволен тем, что Дэвин столкнулся с тарийцами, но в его преданности юный конунг не сомневался. Сестра бы не приставила к нему шпиона. Наверное.. Дэвин не был так уверен в этом, но это мог быть кто угодно, только не Скала. Хес просто не понимал, к чему сейчас клонит младший принц, но его мнения никто не спрашивал, а сам Скала в эти разборки не влезал. Его дело охранять Дэвина. По мнению громадного хеса, Эдит Эрхольмская в помощи нуждалась примерно также, как рыба нуждается в укрытии от дождя. Та ещё акула.
- Конечно, я не тот, кто может отпустить Вас домой, но... возможны варианты.
Дэвин снова улыбнулся, провожая взглядом призрака выпивохи, выплывшего из стены и проплывшего через стол тарийцев. К присутствию подобных привидений Дэвин уже относился спокойно. За те несколько дней, что он шастал по Далару, он успел привыкнуть к ним, как к части общего пейзажа. Поэтому, едва привидение уплыло к стойке, Дэвин вернулся взглядом к Джеду, добавив тихо:
- Я хочу всё изменить. Вернуть дружеский союз вместо вынужденного. Если конечно Вы доверяете мне.
Скала молча жевал своё мясо, прислушиваясь к тому, что говорил Дэвин. Рискованное предложение, особенно по части доверия. Осталось теперь только дождаться ответа тария. А там уж как решится. Что бы ни сделал принц, его долг следовать за ним и быть беспристрастным по возможности. И защищать его от врага.
Скала ещё раз окинул взглядом помещение кабака, проверяя, не греет ли уши поблизости какой-нибудь шпион, и медленно выдохнул, убеждаясь, что до них никому нет дела здесь. Личности в капюшонах, скрывающих лица, сидели поодаль и, при всём желании, не могли в этом гомоне слышать слова юного хеса, адресованные принцу Джеду.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2015-05-03 22:15:57)

+4

6

И все-таки это был брат императрицы. Джед едва заметно кивнул, обозначив некое подобие вежливой улыбки на губах. Не лучшее место, не лучшее время, не лучшая компания для разговора. Чем чаще в голове мелькает мысль о том, чтобы нарушить к диаболону все договоренности между Тарой и Империей, тем сложнее в общении с даларцами сохранять видимость все той же покорности и согласия.
- Во всех ситуациях можно увидеть свои плюсы, - нейтрально откликнулся Джед. Отлично, просто разговор ни о чем. Это даже как-то облегчало задачу. Мальчишке захотелось поговорить, может, непривычно в таверне и при виде относительно знакомого лица возвратилось утраченное чувство защищенности. Но Маккена явно был не в настроении быть кому-то иллюзией защиты.
«Шли бы вы отсюда, принц. И желательно поскорее», - не все можно сказать вслух. И иногда хочется, чтобы некоторые мысли имели свойство материализоваться.
…А вот с продолжением слов хеса от отвисшей челюсти Джеда спасла только привитая сдержанность и природная скудность мимики. Чем, к слову, не слишком-то обладали его спутники, так что по кругу из нескольких тарийцев все-таки прокатился неясный шорох, в котором, при наличии достаточной сноровки, можно было узнать удивление. Хотя, конечно, с тем же успехом его можно было списать и на пьяную синхронность нетрезвой братии.
И чем это было? Предлагать свою помощь, в обмен на обещание помощи императрице… И кому? Мятежному принцу, на которого по сей день косились с подозрением. И с много большим удовольствием зарезали бы где-нибудь в подворотне. Не то Дэвин не был осведомлен доподлинно о позиции Джеда в Даларе, не то… не то просто не перерос еще период своего юношеского максимализма и жажды справедливости. Что было бы крайне странно. Чтобы принцу, брату императрицы, и до сих пор не вправили мозги?
Джеду давно вошло в привычку внимательно следить за тем, что он и кому говорит. А, прожив всю свою жизнь при дворе, быстро понимаешь, что в этих условиях опасность может представлять кто угодно. Даже такой вот мальчишка с чуть отсутствующим взглядом. В качестве шпионов использовали и детей намного младше. Правда, чаще девочек. Бытует мнение, что в их присутствии бравые мужи разговариваются быстрее и охотнее. Спорить с этим было сложно. 
Но, возвращаясь к Дэвину, если его слова далеки от истины, то чей он шпион? Императрицы? С ней Маккена не был слишком хорошо знаком, но не очень похоже на ее игру. Эдит, при всей своей женской притягательности, вызывала доверия не многим даже меньше, чем гремучая змея, залегшая под кустом. Но, меж тем, ей уж точно есть чем заняться, помимо выслеживания тарийского принца.
Да и излишняя паранойя еще никого и никогда не довела до добра. Джед думал всего несколько мгновений. Потом чуть повернул голову к одному из рыцарей. Тариям не понадобилось даже переговариваться между собой. Они, с завидной синхронностью, забрали свои кружки и перебрались за столик, который занимал Дэвин. На них все так же не обратили внимания – по таверне и так то и дело пересаживались к тому, кто обещал угостить бесплатной выпивкой.
- За минувшее десятилетие, - Джед начал осторожно, не торопясь ни верить в благие намерения, ни однозначно отвергать их, - Тара доказала империи свою лояльность, - проговорил он. Лояльность зверя, посаженного на цепь, способного цапнуть в любой момент… но это детали, которые пока стоит упустить. Особенно если Дэвин не обо всем осведомлен. – И я ни дня не скрывал, что наиболее желанным для меня остается возвращение в Тару, - добавил Джед, едва слышно скрипнув зубами, - Конечно, с позволения императора… - принц едва заметно прищурился, глядя в глаза Дэвина, - или законной императрицы, - какие бы сейчас не велись игры за престол, а принимать чью-то сторону придется в любом случае. Так пусть это будет сторона того, кто поможет освободить Тару. – У нас нет причин не доверять вам, Дэвин.
«Как нет и причин для доверия».

+3

7

С позволения императора, которого нет...
Дэвин потёр виски пальцами, заметив, как напрягся Скала, когда тарийцы похватали свои кружки и пересели за их стол. Не слишком ли он мало был осведомлён об истинной причине заключения принца Джеда? Что, если он поспешил?
Нельзя никого удерживать в неволе, рассчитывая на его лояльность в будущем. Даже если я не прав, я всё же могу попытаться сделать хоть что-то для укрепления союза между Хестуром и Тарой. Я должен попытаться.
Девин положил ладони на стол, глянув на всех тариев, а после перевёл взгляд на Джеда.
- Быть может я не прав и не знаю всей истории, но я не верю в то, что силой можно заполучить чью-либо лояльность. - принц посмотрел Джеду прямо в глаза, и склонился к нему чуть ближе.
- Мой отец ни за что бы не допустил нашей встречи, если бы был ещё жив. Но его нет больше, и, я думаю, что мой старший брат вряд ли станет также протестовать, в силу того, что ему есть чем заниматься. А моя сестра сейчас в слишком неопределённом положении. Но я не собираюсь отступать от сказанного.
Дэвин уже было собрался рассказать, что всей душой желал бы принцу помочь вернуться в Тару, но внимательные глаза тариев, ждущих его слов, заставили его вовремя замолчать. Такие предложения могут подставить его перед советом Империи, вывернуть его помощь, как предательство всех Щитов, и тогда он также окажется мятежником, а свидетелей его глупости и откровений в кабаке станет слишком много. Ему нужно поговорить с Джедом один на один. Только так он сможет спокойно обговорить всё, не подставляя в открытую ни себя, ни тарийцев.
- Я доверяю Вам, Джед. Более того, я никогда бы не заговорил первым, не знай я о Вашем положении, затянувшемся на долгие года. Я на самом деле хотел бы многое исправить. Но я не хочу, чтобы всё, что я делаю, потом обернулось против меня. Не доверять никому, кроме самых преданных людей - не этому ли учат нас? В случае с моими родственниками, всё это звучит ещё более банально - никому не доверять, кроме самого себя. Поэтому...
Юноша снова перевёл взгляд на смуглое лицо мужчины, сохраняя внешнее спокойствие. Он прекрасно понимал, что в любом случае рискует, но ради сестры и её благополучия он готов был рискнуть всем. К тому же у него были связи с морскими волками, и в придачу эти ребята также были тариями. Они могли бы снарядить судёнышко в Тару с принцем на борту. Пусть не "Золотую лань", попроще, но всё же могли бы. Конечно это чертовски опасно, но есть ведь и другой путь. Правда о нём Дэвин сейчас не желал даже упоминать. Он не был искусен в интригах, и многого не знал, но понимал, что говорить на публике слишком опрометчиво. И, видя заинтересованные лица тарийцев, он понимал, что лучше будет, если  Джед поставит их в известность о договорённостях сам, чем это сделает он, здесь и сейчас. Если всё пойдёт не так, у него тогда уже не будет шанса оправдаться. Слишком много глаз и ушей вокруг. Вряд ли тарийцы станут защищать его, если план провалится из-за каких-либо обстоятельств. Не паранойа, но банальная осторожность ещё никому не вредила.
Дэвин мягко сцепил пальцы в замок перед собой, медленно подался вперёд к мужчине, и, понизив голос так, чтобы его слышал только принц, а его спутники лишь улавливали отдельные слоги, проговорил:
- Именно поэтому я прошу Вас, Джед, прийти к старому пирсу на северной стороне от местечка с названием Винтерхоф. Вы можете взять с собой кого-то одного, кому доверяете, как себе. Скала, мой телохранитель, проводит Вас до места нашей встречи. Там мы сможем обсудить всё более подробно. Но только Вы и я.
Дэвин тут же отклонился назад, разжал пальцы, волнуясь и не скрывая этого, а затем тут же легко поднялся с места, опираясь на стол открытыми ладонями. Как бы не хотел он всё рассказать Джеду сейчас, расспросить его обо всём, их встреча в этом кабаке была всё же случайной. На них могли не обращать внимание, но как узнать наверняка, нет ли рядом шпионов, прислушивающихся к тому, что говорит мятежный принц? Дэвин и так уже заставил тариев удивиться сказанному. Дай бог, чтобы это сказанное им тут, не достигло шпионских ушей. Впрочем от этого ещё можно отсимболониться, сказав, что их беседа не удалась по ряду причин... Не суть важно, каких. А вот в том, что беседа должна состояться с глазу на глаз, Дэвин не сомневался ни секунды.
- Я надеюсь, что вы поддержите Джеда, господа. Всё, чего я желаю, это добиться уже справедливости! Возможно я слишком ещё молод, но я уверен в том, что будь я на Вашем месте, Джед, я бы с трудом переваривал слово "лояльность". А сейчас прошу меня простить. К сожалению, дела не желают ждать меня слишком долго. Рад был встретиться с Вами, принц, и... думаю, что закат - прекрасное зрелище во время прогулок верхом. Особенно сегодняшний.
Скала тоже поднялся из-за стола, сохраняя каменное выражение лица всё то недолгое время, что принц говорил про справедливость и лояльность. Хвала троллям, что кёнига не угораздило начать строить планы побега тарийца прямо в этом кабаке на виду у всех! Мальчишка, что с него взять. Впрочем, не его дело, что там задумал младший кёниг. А вот безопасность юного принца - его дело, поэтому за тариями Скала бдил в оба глаза, и только сейчас привычно окинул взглядом кабак, проверяя, свободен ли путь для Дэвина или кому-то руки помешают в будущем? Что-что, а с тяжёлым оружием он обращаться умел. Посторонился чутка, освобождая путь юноше к выходу, словил деваху за рукав, кинув ей на поднос мешочек с монетами, кивнул на стол с тарийцами и опустевшие кружки, выразительно глянув девчёнке в лицо. Та кивнула, пролепетав "всем пива, да?". Скала кивнул и, коротко, словно рублено, улыбнулся тарийцам, прежде чем громилой последовать за хрупким мальчишкой, накидывающем на золотистую голову капюшон плаща.

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2015-05-10 19:04:21)

+3

8

Самым первым порывом Джеда было усмехнуться и почти сокрушенно покачать головой. Слишком мало понимал этот мальчишка. Что он, в его годы, может знать о принципах, на которых строились взаимодействия стран? Да различные королевства могли оставаться «лояльны» друг другу, основываясь лишь на насилии и угрозах, веками. На ряду с мирными союзами неизменно заключаются и военные. И до тех пор, пока один зверь крупнее, сильнее и опаснее, более слабый будет лебезить, поджав хвост, и вылизывать ему лапы. Чтобы выжить. Среди мелких королевств не так много тех, кто подобен Таре. Если быть точнее – Тара абсолютно уникальна в своем роде. Другой такой нет. Это Джед знал отлично. Потому что только одна мошка на тысячу решиться кусать льва.
Хотя, конечно, в определенный момент даже мошка может отхватить себе изрядный кусок толстой шкуры. А если учесть, что Тара все же покрупнее насекомого, а Далар сейчас разрывают межусобицы…
Мысли убежали слишком далеко вперед. Это отразилось даже блеском в глазах. Тем самым, который не посещал взгляд Джеда уже многие годы. Десятилетие, если быть точнее. На короткое мгновение темным глазам возвратился звериный блеск воина, ведущего свою армию. Но Маккена снова вернул мысли в нужное русло. Он чуть нахмурился, внимательно вглядываясь в лицо Дэвина, почти оценивающе рассматривая его, словно определяя, верить ему или все же не стоит. Всего на мгновение в глазах мелькнуло удивление. Дэвин упомянул Олафа… и его смерть. Значит, тот факт, что конунг восстал из мертвых, мальчишке известен не был. Подобные факты не следует скрывать… если ты руководствуешься исключительно благородством. Если же дело касается уже того, чтобы возыметь кое-какую выгоду… приходится быть хитрее.
Да и, с другой стороны, будь Олаф жив – и Дэвин не решился бы на этот разговор? Джед мысленно усмехнулся. Значит ли это, что смерть отца означала для принца свободу? Если это так – то ему самое время учиться самому принимать решения. И, разумеется, отвечать за них. Даже перед лицом возродившегося зомби.
Джед отбросил эти мысли, продолжая прислушиваться к словам Дэвина. И был сам на мгновение сбит с толку тем, какие эмоции вызвали эти слова. Блондина хотелось потрепать по волосам и предложить конфетку. Не из желания унизить, просто высокие идеалы мальчишки вызывали практически неконтролируемый приступ умиления. Это же надо, насколько еще не заматеревший северный зверек. Все мы растем с подобными мыслями. Со своими идеалами, в которые свято верим. Но с годами это все облазит, как детский пух, заменяется жесткой шерстью. Становится меркантильнее, циничнее, проще. Идеалов становится все меньше и меньше, пока они не исчезают вовсе. Благородство молодого воина есть благородство души. Благородство бывалого бойца – осознанное решение. И далеко не всегда продиктовано оно внутренним порывом поступить правильно. Благородством зарабатывают многое. Уважение, репутацию, почет… а, значит, свою выгоду.
Тем более непривычно было увидеть в принце именно то, светлое, еще не сломанное. Он ничуть не был на него похож, но мысль о Шоне все-таки мелькнула в голове. Харриган, который должен был бы стать Джеду сыном, если бы мир был таковым, каким его хотел видеть Дэвин. Как все странно взаимосвязано.
Джед наклонился чуть ближе к Дэвину, вслушиваясь в его слова, уже предназначенные лично Джеду. А после только улыбнулся и кивнул. Хес был прав. Нечего лишний раз рисковать. Чем меньше людей будет вокруг – тем выше вероятность успеха. Такова уж логика у всех мероприятий, имеющих хотя бы косвенное отношение к интригам.
- Взаимно, Дэвин, - откликнулся Джед, провожая мальчишку взглядом. – Не сомневаюсь. Надеюсь, ваш путь будет успешным, - проговорил он. Взгляд снова зацепился за секиру. Да, все-таки не мешало бы взять с собой кого-то в подмогу, на случай опасности. Быть разрубленным надвое – сомнительное удовольствие. 
В ответ на слова кёнига тарии загудели несколько неуверенно, кажется, еще до конца не решив, как к этому относится. А вот бесплатная выпивка была встречена во много крат более радостно и шумно. И это, кажется, добавило сразу несколько плюсиков в копилку блондина.
- И что вы на это скажете, ваше высочество? – раздался голос рядом. Джед только криво усмехнулся. Сказать он мог очень многое. Но вот решиться что-то могло только на закате.

Конь, носящий гордое имя Клеймор, брел по берегу прогулочным шагом, изредка переходя на легкую рысь. Джед не торопился. Закатное солнце окрашивало воду в алый, било в глаза косыми лучами, умудряясь слепить даже такое вот, уже ослабевшее, вытягивающее тени в длинные полосы. Маккена в итоге все-таки пришел один. Что поделать, тарии отличались безрассудством. А один конкретно взятый тариец помимо прочего был еще и не так прост, как могло бы показаться. Кто знает, может он и с воином с секирой рискнул бы потягаться. Ну, или по крайней мере проверить граничную скорость Клея.

+3

9

Винтерхоф медленно погружался в косые лучи заката, сгущая тени. Вода степенно накатывала на забытый пирс, на котором стоял конный северный воин, ожидая тария и его доверенного человека. Наконец с той стороны, где дорога уходила к северным воротам, показался всадник, идущий неспешно вдоль опустевшего давно берега. Вдалеке от городских стен селения были разрозненными и меж ними хватало лесов и полей, чтобы разбить лагерь на одну ночь. Старый пирс Винтерхофа давно пустовал и от рыбацкой деревни тут мало что осталось. Пара ветхих домишек, да старые, пропахшие чешуёй, сараи, где когда-то рыбаки пересыпали рыбу солью до того, как отправить её на рынок. Скудность лова заставила людей покинуть эти места и переселиться, дома почти порушились, сараи заросли кустарником и травами. Кому нужны три старых развалюхи вдали от людей...
Скала подождал, пока принц Джед приблизится к пирсу и тронул поводья, спускаясь с насыпи к нему навстречу и чуть кивнув в знак приветствия. Затем махнул ему рукой, указывая направление в сторону пролеска и давно забытой дороги к деревушке, разворачивая коня туда же. Пройдя неспешно до деревни, Скала остановился и указал рукой на один из старых сараев, где сквозь щели в грубых досках был виден отсвет костра.
Северянин спешился, взял коня под узцы и направился к этому сараю, сохранившему ещё коновязь. Привязав к ней своего коня, громила-северянин, кинул взгляд на тарийского принца и качнул головой в сторону сарая, предлагая следовать вдоль дощатой стены до входа.
Дэвин выбрал Винтерхоф не случайно. Он неплохо знал карты Далара со всеми мелочами, вроде забытых уже поселений, крошечных деревень, чьи названия канули давно в лету. Мальчишке всегда нравились карты и те, кто рисовал их, вызывали в душе юного кёнига восхищение и уважение. Было время, когда он и сам рисовал карту окрестностей их замка. К сожалению в те времени его дар был совершенно бесконтрольным и пугал его так сильно, что он просто физически не мог уйти далеко от родных стен. Сейчас же всё изменилось, стало более объяснимым и уже не таким пугающим, как раньше. Это сарай сохранил крышу над головой, на тот случай, если всё же пойдёт дождь. У него не оказалось дверей, да и с другой стороны зияла дыра в досках, зато разросшиеся кусты неплохо скрывали тех, кто находился внутри.
Дэвин сидел на старых ящиках, перед костром, ожидая своего телохранителя с гостем, и поднялся только тогда, когда Скала вошёл внутрь и посторонился, пропуская тария вперёд. Он едва заметно кивнул кёнигу, и вышел в сгущающийся сумрак леса, предпочитая оставаться на страже извне. Не его дело греть уши, о чём бы там Дэвин не договаривался с тарийцем. Меньше знаешь - крепче спишь. А если и знаешь, то его работа не в том, чтобы быть другом, а в том, чтобы охранять от чужих. Джед вряд ли захочет крови юного кёнига, потому как с чего бы вдруг, а значит его присутствие там не обязательно.

Дэвин улыбнулся мужчине и жестом пригласил его к костру. Пустые ящики были заботливо поставлены напротив для его гостя, а в мешках лежало вяленое мясо, хлеб, вода и вино для гостя. Пара кубков на ящике, заменившем стол, застеленный простой тканью, деревянная тарелка с нарезанным мясом и хлебом, пара яблок и несколько овощей. Ничего лишнего, не считая дорожного бурдючка с вином. Кто знает, на сколько затянется их разговор. Дэвин не знал, поужинал ли его гость или же нет. Он нервничал немного, но всё же вздохнул с облегчением, видя, что мятежный принц прибыл в гордом одиночестве.
- Рад видеть Вас, Ваше Высочество. Я... Вы должны простить меня, что я не стал говорить при всех с Вами, а выбрал это место для столь деликатной беседы. Присаживайтесь. Я не знал, ужинали Вы или нет, поэтому Скала притащил еды и вина. Или воды, если желаете. Ночи холодные ещё, поэтому огонь нам не помешает.
Юноша опустился на ящик, взяв в руку яблоко, чтобы занять руки на время, перекатывая его. Нужно было как-то начать разговор, и хотя бы немного успокоиться. Джед был взрослым мужчиной, и Дэвин волновался гораздо сильнее его, понимая, что за его плечами нет такого опыта, какой есть за плечами тария. Плюс он совсем не умел плести интриги. Если бы не искреннее желание помочь сестре и как-то укрепить её власть, покачнувшуюся со смертью Карла, он наверное не решился бы на предложение, которое сделал в том кабаке.
- Если позволите, то я хотел бы сказать вот что. Я мало знаю о Вас, но те слухи, что доходили до меня, это всего лишь слухи. Вы единственный, кто может рассказать мне, почему и как оказались в неволе. Только давайте правду, Джед. Что бы там не случилось, я не намерен менять своего решения помочь нам стать союзниками. Вражда между северянами и тариями итак слишком затянулась, а я хочу всё это изменить. Я знаю, что это сделать сложнее, чем иметь одно только желание. Но я должен попытаться. Вы можете спрашивать у меня всё, что придёт Вам в голову. Я не стану лгать Вам ни в чём сейчас.

+4

10

Телохранитель Дэвина оказался весьма молчаливым человеком. Весьма подходящее качество для человека его профессии. Внушать страх, но не вмешиваться ни во что, пока нет прямой угрозы жизни подопечного. Северный кёниг был под надежной защитой, это тарий успел отметить еще в таверне. И, судя по тому, что теперь задумал мальчишка, защита эта была ничуть не лишней. Несколько раз за этот день тарий про себя просчитывал возможные варианты, пути ведения этой беседы. А еще политические условия и подоплеки. Никто не действует из чистого альтруизма. Излишне добрые не выживают. Так что важно было помимо прочего разобраться, что из этой всей истории желает поиметь Дэвин. А после уже решать, стоит эта цена того или нет.
И все же ситуация оставалась абсурдной. Десять долгих лет вдали от Тары научили Джеда только одному - никому нельзя доверять. Особенно в этих местах. Если тарийцы еще с пятого на десятое имеют представление о благородстве и по большей части хранят верность своей родной земле, то у даларцев с этими понятиями туго. Что уж говорить о далеком северном Хестуре? Что за люди живут в снегах? И какое им дело до островитян, помимо борьбы за власть? Джед попеременно вспомнил всех Биргенов, которых знал. Даже те, кому хотелось свернуть шею, в некотором роде вызывали уважение. Достаточно веский аргумент. Даже если Дэвина нельзя было считать полноценным наследником династии... диаболон их разберет в их семейных и не очень связях! Хотя, конечно, не Маккенам на это пенять. Каждая правящая семья имеет такой склад скелетов в шкафу, что хватит на полноценное кладбище.
А меж тем, Скала привел принца к нужному месту. Джед оглянулся и едва заметно усмехнулся. Вот так вот. Великие решения вершатся не в дворцовых залах, а в полуразрушенных сараях, сквозь которые свистит ветер. Ну, по крайней мере этот антураж дикарю нравился однозначно больше.
- Взаимно, - откликнулся мужчина. Коня он оставил рядом со скакуном Скалы, беспокойное животное недовольно заржало ему в спину. Но вряд ли такой звук мог привлечь чье-то внимание. По большому счету, некого было привлекать. Дэвин выбрал на удивление удачное место для тайного заговора. Хотя, конечно, ни о каком заговоре пока речи и не шло. Да и всегда приятнее считать интриги путем к восстановлению справедливости, не так ли?
- Вам не за что извиняться, - проговорил Джед, устраиваясь на коробки рядом с костром. Он не успел замерзнуть, но все же механически протянул руки к огню. - Не обо всем можно говорить в присутствии посторонних. Даже самых приближенных, - Маккена чуть кивнул в ту сторону, куда ушел Скала. От еды он отказался, пока что не было желания. Но если их разговор затянется - еда и питье будет весьма и весьма кстати. На голодный желудок разговор обычно не клеится. Особенно ночью.
Джед едва слышно хмыкнул.
- У вас благородные намерения, Дэвин, такое не часто встретишь, - проговорил он. - И в первую очередь, мне хотелось бы знать, что вами движет. На самом деле, без сказок о восстановлении справедливости. Мятежная Тара уже многие годы не в чести в Империи. В отличии от Хэстура, - проговорил Маккена, явно намекая на положение Эдит при дворе. - Хотя, конечно, смерть Карла многое изменила, - добавил он.
- Насколько подробный рассказ вы хотите услышать? - Маккена усмехнулся. - Тара взбунтовалась, не выдержав гнета империи. И потерпела поражение в этой попытке обрести свободу, - интересно, насколько версия Далара отличалась от тарийской? Об этом особо не говорили, по крайней мере в присутствии мятежного принца, но, насколько он мог судить, Далар во всей этой истории каким-то чудом оказывался спасителем, а правящий род Тары - коварными тиранами, которые мало того, что истезали свой народ, так еще и дерзнули совершить попытку отделиться, лишив тем самым свой народ надежды на спасение. Но имперская армия этому воспрепятствовала. Ура-ура, звучат фанфары, герои уходят в закат. - Мой последний бой, при Кэр Килине, закончился нашей окончательной капитуляцией имперской армии. Одним из командующий которой, к слову, был ваш дядя, - Маккена улыбнулся Дэвину, - Я не просто так говорю общими фразами, на тот момент я был мало отличим от трупа и мало что помню. Лекари меня подлатали, и пришел в себя я уже будучи проданным Далару, - Джед говорил спокойно, хотя рассказ отзывался такими воспоминаниями, что впору было взвыть. Чумной Кэр Килин был зрелищем даже не печальным, ужасающим. Армия, подкошенная хворью, едва стоящая на ногах... и, тем не менее, они сражались. Они все еще были готовы сражаться до последнего за свою Тару. Джед был готов... а в итоге оказался той лапой, которую Тара без жалости отсекла, спасаясь из капкана. - Последующие десять лет мало чем примечательны - я не покидал Далар и, - практически, - не участвовал в дворцовых интригах. Но смутное время требует действий.

+5

11

- Без сказок. Я правда хотел бы укрепить союз Тары и Хестура. Второй вопрос, как именно это сделать. - Дэвин чуть нахмурился, потёр виски пальцами и улыбнулся Джеду, чуть кивнув, чтобы он продолжал рассказывать. Юный кёниг многое упустил в политике, пытаясь разобраться со своими проблемами, и теперь, когда были выпиты кубки за упокой императора и его отца тоже, он просто должен был наверстать упущенное. Дэвин допускал, что Джед не обязательно откровенен с ним, но кто-то один должен был быть откровенным. Кёниг моложе, ему и делать первый шаг. Если его и осудят, то осудят, но он должен попытаться. Выслушав принца Тары, Дэвин выдохнул и уточнил.
- То есть Вы сейчас залог того, что Тара - часть Империи? Она больше не является свободным от имперцев островом и обязана прислушиваться к тому, что диктует Далар, как столица Империи?
Кёниг дал ответить Джеду, и встал, принимаясь ходить туда-сюда.
- Я конечно не большой интриган, как Вы понимаете, Джед. Слишком молод, слишком болен, как сказали бы мои родные, старающиеся держать меня в стороне от политики. Но я вот что подумал...
Юноша остановился и резко повернулся лицом к Джеду, посмотрев в его глаза.
- Что будет, если Вы женитесь на моей сестре, Эдит?
Он выдержал небольшую паузу, дав Джеду время на подумать о таком варианте, а затем продолжил.
- Она сейчас одна в чужой стране. Да, она императрица, вдова Карла, возможно даже у неё будет сын, хотя я сомневаюсь в этом пока. И всё же она одна. Я слишком люблю её, чтобы не волноваться за это одиночество в чужой стране. Но если говорить о политике...Если уж Тара не в чести у Империи, так может Вам суждено это исправить? Это был бы весьма нетривиальный союз, я понимаю это, но это шанс сделать для своей страны хоть что-то, что уведёт её из статуса изгоя. Либо...я готов вернуть Вас на родину. Начнётся война с Империей за свободу Тары, но мне хочется верить, что Вы не забудете, кто Вам помог сбежать из Далара. Теперь подумайте и скажите мне честно, чего больше Вы желаете - получить власть, женившись на моей сестре или же вернуться на родину, пока в городе беспорядки?
Дэвин понимал, что предлагает то, на что сестра Ди может и не согласится. А с другой сторону - почему бы и нет? Они вступают в формальный брак, учитывая тот  факт, что Ди якобы беременна. У Империи не будет шанса не принять регента, если Ди скажет ему да. Главное, чтобы их обоих не траванули за это, но тут уже Дэвин может помочь. Маг он или нет? На что ему призраки, если не приносить вести со всех сторон?  И Эдит уж точно не обидит Сигмара, как будущего правителя Хестура. Да и Джед наверняка найдёт себе кого-то в любовницы, если Ди заупрямится.
Надо будет поговорить с Эдит...

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2015-06-23 10:31:05)

+4

12

Дэвин слушателем оказался благодарным. Жаль только из мятежного принца рассказчик был, примерно как с коровы ездовая лошадь. А не то он ударился бы в такие тонкие материи, что к концу кёниг стал бы ярым приверженцем Тары. Ну, или напрочь запутался в высоких материях. Так что к диаоболону высокие материи. Если есть риск что-то не понять – лучший выход всегда упростить до невозможности.
Эрхольмский, как конкретный представитель конкретного Хэстура, настроен на союз с конкретной Тарой, представителем которой является Джед. Пока это не перечит ни здравому смыслу, ни логике. Времена непростые, все в поиске союзников. И если уж выбирать – то северяне один из лучших вариантов. На помощь Далара надеяться не приходится. Тара мятежна, а, значит, не постоянна. Такое грамотные политики помнят не одно поколение.
- Я… - Джед мысленно выругался, но продолжил спокойно, - залог того, что мятежи на острове прекратятся. Что Тара будет послушной девочкой и прекратит попытки освободиться от власти империи, - пояснил он, провожая мальчишку взглядом. Он потянулся за предложенным ранее кубком. На продолжение он только кивнул. Встретились два одиночества… Интересно, кого в большей степени спасает сейчас Дэвин? Джеда или все-таки себя? Он, похоже, едва ли не дальше от свободы, чем сам Маккена. Была в этом какая-то ехидная усмешка судьбы.
…не вовремя Джед решил выпить. Мужчина подавился, закашлялся, едва успев поставить кубок обратно на коробку. Он вытер рукавом стекающее по подбородку вино, поднимая взгляд на Дэвина. И встретился с прямым, пристальным взглядом, который сразу сделал вопрос «Шутите?» не актуальным. Не шутил. Совсем не шутил.
- Дэвин, с такими предложениями нужно быть осторожнее, - проговорил он, усмехнувшись. На деле ему просто нужно было что-то сказать. Пауза затянулась, а мысли, что судорожно начали метаться по голове, к какому-то общему знаменателю не пришли. Да и вовсе были довольно далеко от него.
Брачный союз по сей день оставался самым надежным способом связать две страны. Враждующие, или собирающиеся дружить против кого-то третьего… Всем нужна гарантии. А вариант со свадьбой еще и народ воспринимал неизменно на ура. Каким—то волшебным образом любой политический союз в массах умудрялся стать красивой любовной историей. Даже если будущие супруги познакомились на свадьбе и на следующий день разъехались в разные концы королевства. Сплетни распространяют женщины, а они умеют приукрасить.
Джед слушал Дэвина, одновременно прокручивая в голове сразу ворох различных вариантов. Но кое-что в словах мальчишки зацепило. Он едва заметно прищурился, внимательно глядя на Дэвина. То, что он говорил, дышало искренней заботой об Эдит. Вот уж кто точно не нуждается в помощи… но с другой стороны – то, что он младший брат, вовсе не означает, что он не должен защищать свою сестру. Так, как умел, так, как мог придумать. Ситуация сейчас напряженная, не будет у императрицы надежных союзников – и ее попросту сожрут. Свои же. Всякие советники и помощники. Или превратят в марионетку.
Если бы Эсме оказалась в таких условиях… ну да, Джеду проще было бы снести пару голов обидчикам. Но если надо было – провел бы и какую-нибудь политическую партию. Сделал бы то, что сейчас делал Дэвин. Джед усмехнулся. Они оба, и мальчишка, и его сестра, вдруг на мгновение стали не политическими фигурами, а вполне живыми людьми.
Итого, как следствие этого решения, императорская блондинка приручит мятежную Тару. Тарийцы будут ее поддерживать… Гремучая смесь. Северянка, о которых слухи ходили один страшнее другого, и островитянин, о которых были даже не слухи, а непреложные факты. Но тоже далеко не лестные.
Но что в итоге получит Тара? А Тара вполне может получить автономию. А то и независимость. Не сразу, конечно, как это было бы при военном перевороте, но зато во много крат менее болезненно. Да и кто знает, хватит ли сил Таре сейчас свергнуть власть Империи, пока она охвачена смутой. Может, это как раз тот случай, когда стоит остудить голову и задуматься о последствиях.
Старею…
Джед покачал головой.
А если спуститься на еще один уровень ниже – то Маккена так и останется в Даларе. И хорошо, если на родину выдастся возможность наведаться в гости.
Но с другой стороны – устаканится все еще очень не скоро. Уж что-что, а затеять войну Тара всегда успеет.   
- Дело не в статусе Тары в Империи, - заговорил Джед. – Я хочу для Тары независимости. Островом не может править какой-то… - хрен с горы, - муж с материка, - добавил он. – В связи с вашим предложением остается актуальный вопрос – а ваша сестра знает о том, что вы распоряжаетесь ее личной жизнью? – Джед криво усмехнулся. На этот счет у него были сомнения. Уж не пришла ли в голову Дэвина эта светлая мысль буквально только что? – И потом, я не могу сейчас вернуться в Далар. По крайней мере, открыто. Насколько мне известна ушлость местных – меня вероятнее всего уже разыскивают, как предателя. А мне бы все-таки хотелось дожить, - Джед тихо хмыкнул, - до свадьбы, - или до нового мятежа. 

+5

13

Дэвин дёрнулся было помочь Джеду, закашлявшемуся от его прямолинейности, но мужчина вполне справился сам, усмехнувшись, когда вино таки протекло в нужном направлении.
- Простите. Я был слишком прямолинеен, но возможно это всё же лучше, чем плясать вокруг да около.
Дэвину было неловко, но очень недолго. В конце концов Эдит заслуживала лучшего, чем объявленный регентом Карим, с которым вроде бы случилась какая-то беда по болезни, если судить по обрывкам слухов. Зачем сестре больной муж? Проблема была теперь только в Сигмаре. Захочет ли брат отдать руку Эдит мятежнику Джеду? И ещё он совсем забыл спросить, женат ли принц Джед. Что, если да? Что, если его предложение было вообще неуместным?
Я просто хочу сделать так, как лучше для всех. И да, надо было как-то мягче сказать, что ли..
Дэвин коротко вздохнул и тоже взял кубок, наливая себе воды. В горле отчего-то пересохло, но отступать он не собирался. Не по-хесски это, делать шаг назад. Просто нужно подумать, как сделать его вперёд и чего это будет стоить. Был бы жив отец, можно было бы поговорить с ним. Сигмар же был слишком далеко от Далара, но с ним всё же придётся это обсудить, как и с сестрой.
- Дело не в статусе Тары в Империи. Я хочу для Тары независимости. Островом не может править какой-то… муж с материка.
Это значило, что Джеду нужно было вернуться на остров для начала. А уже оттуда предлагать руку и сердце Эдит Эрхольмской. Что ж, это вполне можно было бы осуществить. Он как раз успел бы переговорить с Сигмаром и с Ди. А Джед развестись, если женат. Правда, в том случае, если его не объявят предателем за помощь мятежному Джеду. Но для начала об этом должны были узнать каким-то образом, а договариваться с тарийскими торговцами с "Золотой лани" Дэвин также собирался где-то в Винтерхоффе. Скала просто не позволит и мыши прошмыгнуть сюда, пока он проплачивает им побег тария. Если "Морская жемчужина" зайдёт по дороге в Винтерхофф, чтобы набрать песка, например, то кому до этого будет какое дело? Судёнышко хоть и с громким названием, да небольшое и быстрое, что важно.
– В связи с вашим предложением остается актуальный вопрос – а ваша сестра знает о том, что вы распоряжаетесь ее личной жизнью?
Дэвин перевёл взгляд на огонь, задумавшись и слушая Джеда. Вот да, вопрос тот ещё...
– И потом, я не могу сейчас вернуться в Далар. По крайней мере, открыто. Насколько мне известна ушлость местных – меня вероятнее всего уже разыскивают, как предателя. А мне бы все-таки хотелось дожить, до свадьбы.
- О замужестве... Нет, Ди не знает. Я ещё не говорил ни с братом, ни с ней. Её личной жизнью сейчас распоряжается Сигмар, так как отца мы потеряли в дороге на свадьбу. Но я поговорю, и сделаю всё, чтобы убедить брата во всех плюсах такого шага.
Юноша перевёл взгляд с огня на лицо мужчины, чуть прищурив глаза. Ищут - это не очень хорошо... Впрочем, сначала информация, ибо без неё рано начинать нервничать.
- Кто ищет Вас, Джед? Вы опять сбежали под шум беспорядков в городе? - на мгновение в глазах Дэвина мелькнуло восхищение смелостью принца Джеда. Бесстрашным славу поют, это так, но обвинить его до кучи в предательстве...
- Почему сочтут предателем? Вы разрушили чьи-то планы своим побегом? - принц чуть наклонился вперёд, стараясь не показывать более неуместного восхищения мужчине. Золотистые пряди мягко скользнули на его плечо, когда он перевёл взгляд снова к огню,опустив голову и усаживаясь поудобнее. В пору было называть себя тупым и отважным. Любой другой уже бы паниковал в глубине души. "Нас найдут и обезглавят, а потом уже будут спрашивать, кто мы такие." Но ему не было страшно. Любопытство было, да. Потом он подумает, как сделать так, чтобы Джеда отправить на "Жемчужину". Либо прямо отсюда, либо они ещё могут вернуться ко дворцу.
Если можем, конечно.
- Есть ли у меня шанс прикрыть Вас, сказав, что Вы встречались со мной по моей просьбе и сопровождали меня по личному делу? - юноша снова испытующе посмотрел на Джеда, пытаясь разобраться, чем им грозит нынешнее положение тария в Даларе. То, что его самого носило по Далару уже несколько дней подряд - это дело десятое. Он провожал капитана и "Лань" в путь. Его встречали хесы, с ним были хесы, пока он предавался грусти по расставанию с красавцем-тарийцем. И то, что он встретил Джеда именно в этот момент, что ж... судьба. Зато куча свидетелей, что принц переговаривался с Джедом в кабаке. А значит мог и свидание назначить, и вернуть в лоно Империи, если уж на то пошло. Это уже у кого какие мысли разной степени пошлости. И да, сопровождал, почему бы и нет?

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2015-06-24 14:50:27)

+3

14

В чем-то Дэвин, конечно, был прав. Лучше уж выкладывать все прямо и максимально ликвидировать любые возможности понять что-либо превратно. Человек так устроен, что даже в самой прямой фразе заметит двойной смыл. А тот, кто как-либо связан с политикой, и подавно сумеет так выкрутить любые сведенья, как ему будет выгодно. И при этом ни словом не обмолвиться о своих истинных мотивах.
Так что разговор на прямую был не то, чтобы редким. Он был нонсенсом. И возможен был разве что между малолетним принцем и мятежником. И то только потому, что первый еще до конца не осознавал всех сложностей. А второму просто нечего было терять.
При упоминании Олафа Джед выдохнул, внимательно вглядываясь в Дэвина. Пожалуй, стоило ему сказать. Все равно этот факт рано или поздно станет известен молодому блондину. Так пусть уж лучше он станет известен в стенах старого заброшенного склада, чем на улицах Далара, где мальчишке придется встретиться лицом к лицу с ожившим отцом.
Джед усмехнулся.
- Грех было не воспользоваться такой возможностью, - проговорил принц, легкомысленно пожав плечами. Мало ли куда могли забросить беспорядки одного конкретно взятого тарийца. Мало ли куда он мог двинуться со своими рыцарями в неразберихе. – Дэвин, одно то, что мое точное местонахождение не известно при дворе, - уже предательство, - мужчина засмеялся. Не то, чтобы эти десять лет он каждый раз отчитывался о своем местонахождении. Джед при желании умел скрываться и на виду, в самом центре Далара. Но сейчас ситуация была несколько иной. И наравне с поиском союзников, каждый, кто имел такую возможность, старался ликвидировать возможных противников. Договориться с мятежниками было непросто, а вот подмять под себя сейчас – проще простого. Кеннету, как бы цинично это не звучало в исполнении его сына, оставалось править не долго. Джед при дворе Далара. Смерть его отца чревата была еще и локальной борьбой за власть на острове. Разрываемая изнутри, Тара будет абсолютно беззащитна перед внешним противником.
Джед чуть мотнул головой. Думать об этом пока было рано. Пока Тара под правлением беспокоиться не о чем.
- Вы рискуете прослыть пособником моего побега, - проговорил Джед, покачав головой. – Вы должны понимать, что, что бы вы не сказали, при желании, ваши слова перекрутят и переврут так, как им будет удобно, - проговорил мужчина.
…А еще рановато ему думать о женитьбе. У Джеда была законная жена. И, пусть тема развода висела между ними застывшим лезвием уже многие годы, этого до сих пор так и не произошло. Им незачем было избавляться друг от друга. До этих пор. Сейчас же, если рассмотреть их брак повнимательнее, выходило, что особых сложностей в разводе не будет. У них не было общих детей, как не была в чести и супружеская верность.
Но, в любом случае, прежде чем принимать решение, Джеду не мешало бы наведаться домой. Но, справедливости ради…
- Дэвин, - окликнул мужчина, поднимая на него взгляд. На несколько мгновений взгляд задержался на парне. Любопытно, а Шон там, в Таре, сейчас такой же? Ему не лезть бы еще в политику, мал еще. Но кто же его остановит? Мальчишка все равно был больше Маккеной, чем Харриганом, хоть и не по кровной связи. – В Даларе объявился самозванец. Он зовет себя Олафом Биргеном, восставшим из мертвых. Насколько мне известно, Зеницей его воскрешение принято, - проговорил Джед, все еще внимательно глядя на мальчишку. Достаточно двойственная новость, на самом деле. Какой-то самозванец прикрывается именем отца, смеет тревожить его память… кому такое понравится? – Но ваш брат, Сигмар, другого мнения. Он назвал его самозванцем. И с этим мне сложно спорить, с того света не возвращаются, - закончил он.

+3

15

– Дэвин, одно то, что мое точное местонахождение не известно при дворе, - уже предательство.
Кёниг задумался на мгновение. По большому счёту Джед прав, но как же тысячи случайностей? А что, если Джеда схватил кто-то, что если ранил? Что будет, если с ценным принцем тарийским случится неприятность в виде смерти, а не загула? Минимум обострение отношений с Тарой, если не сказать, что откровенная вражда с имперцами, как в давние времена с хесами, только размах станет куда круче. Опрометчиво считать его предателем заранее, когда случайностей может быть с десяток точно.
Выкрутимся!
- Вы рискуете прослыть пособником моего побега. Вы должны понимать, что, что бы вы не сказали, при желании, ваши слова перекрутят и переврут так, как им будет удобно.
Дэвин усмехнулся, потерев пальцами висок.
- Их в любом случае перекрутят и перевернут, поэтому придётся наврать, если так сложится.
Кёниг поднял взгляд на лицо тарийца, чуть прищурился, возвращая улыбку.
- Я даже подумаю о том, чтобы враньё было правдоподобное или же совсем наоборот, настолько неправдоподобное, что вполне может сойти за правду.
Вот и докатился, собираясь врать невесть кому... Юноша снова сел на ящик, отводя глаза к полу-пустой чаше, замолчав на какое-то время, как замолчал и Джед. Каждый сейчас думал своё.
Кёниг думал о том, что именно можно соврать, если им помешают добраться до "Жемчужины". Пока мыслей в голове было немного. В идеале они бы тихо ушли на рассвете с торговцами-тариями. Без Дэвина, конечно. А если нет, то... личное дело. Встретил мол, решил узнать, где самые доступные дамы в этой столице, а Джед, раз уж он старше и опытнее, согласился показать. Дело такое... молодое и деликатное. Никто же не в курсе здесь, в Даларе, что Дэвина мало привлекает женская красота. Он повода не давал, а те, кто знают - вряд ли скажут об этом. Капитан уплыл, а зрители, скрывшие свои лица на дьяболонском ритуале и подавно будут молчать. Духовник его тоже не проговорится, а брата с сестрой в расчёт можно не брать - они точно не из тех, кто сболтнёт лишнего. Как и моряки, которые вопросов не задавали, предпочитая не видеть ничего и не слышать.
- Дэвин..
Юноша поднял голову, вновь ловя взгляд тарийца. Что-то не так?.. Джед заговорил и от услышанного у Дэвина глаза полезли на лоб. Мягко говоря, если бы ему на голову упала кувалда, он чувствовал бы себя примерно также, разве что помер бы до кучи и уже без воскрешений. По спине пополз холодок, а волоски мгновенно встали дыбом. Его отец, Олаф Бирген, признан живым самим Зеницей?! И Сигмар не поверил?! А собственно, с чего вдруг Зеница признал самозванца, если он самозванец? Это ведь не пара пустяков, на минуточку. И потом, если отец жив, то как же его проводы, ладья, костёр? Это что, дурацкий розыгрыш и папа решил таки проверить, как его будут провожать в мир иной?!
Всколыхнувшаяся в душе злость тут же сделала взгляд юного принца темнее и удивление сменилось тихим гневом. Где Сигмар, а где Зеница! Брат может не верить в воскрешение отца, у него всегда были и есть свои причины принимать те или иные решения, как у каждого из них, а вот Дэвин сейчас уверенно думал, что папенька пошутил в своей манере. Оказаться самым хитрым и умным - это Олаф умел, причём с лёгкостью придавил бы любого, кто считал что хитрый и умный. Нет, мы же несдержанные самцы, нам топором помахать да зубы выбить, откуда там ум, когда сила важнее!
Вот только Дэвин не обманывался и прекрасно знал, что Олаф по трупам пойдёт, чтобы урвать свою выгоду, даже если придётся исхитриться. И далеко не всегда отец был прямым и понятным, ибо многое скрывал, о многом молчал, а иначе не надел бы корону Севера на свою буйную голову.
Но устроить такой спектакль! Зачем?! Ради чего?!
Дэвин порывисто встал, развернулся к Джеду спиной, сделал несколько шагов к стене и со всей силы двинул по ней кулаком. Доски удар пережили, кулак покраснел сорванной кожей на костяшках, но боли кёниг как-то даже не почувствовал. Зато злость схлынула немного. Резкий вдох-выдох и юноша повернулся снова к мужчине, возвращая дежурную улыбку на лицо, как учили. Вот только глаза всё ещё были тёмными, да светлые брови всё ещё были сведены к переносице.
- Значит, Зеница признал его живым? - тихо, слово за словом, переспросил кёниг, медленно поднимая голову. Ох как ему сейчас хотелось заорать. А Ди переживала, почти рыдала там, на берегу, сжимала его руку, провожая ладью с горящим телом отца, а он...
- Это мой отец. Он всегда... - потребовалось пару секунд, чтобы не наговорить гадостей об отце Джеду. Ещё один медленный вдох-выдох и вроде бы душная волна очередной злости улеглась.
- Он мог и воскреснуть. А Сигмар может ошибаться в отличии от Зеницы. И раз уж так, то... Ничерта это не меняет! Отец вряд ли сейчас будет нам помехой. Но я очень ценю, что Вы мне об этом сказали заранее, Джед. - Дэвин был серьёзен, мягко кивнул, благодаря и неспешно возвращаясь от стены сарая к ящику. Краем глаза кёниг заметил отступившую в темноту от входа фигуру Скалы, явно сунувшего нос на шум, но счёвшего за благо не вмешиваться по пустякам. Вот если бы Дэвин принялся навешивать тумаков тарийцу, или, не дай бог, наоборот, он бы вошёл и... Лучше конечно не представлять, как именно поступил бы Скала, потому как Дэвин вряд ли захотел бы это видеть. Зато эти мысли вернули юного кёнига к реальным проблемам и немного расслабили. Он снова сел, пригладил волосы ладонями, проведя ими от висков назад.
- У меня есть знакомые тарийцы в порту. Они моряки. И у них торговое судно под названием "Морская Жемчужина", которая как раз завтра должна отбывать с товаром к берегам Тары. Если у Вас получится вернуться сюда часам к одинадцати, то они подойдут к этому причалу. Я смогу договориться, чтобы на их борту стало на пару-тройку моряков больше. Или на одного, тут уже решать Вам. Кстати, я хотел вот спросить - Вы женаты?..
Дэвин снова посмотрел на Джеда, вовремя вспомнив, что предложить жениться на Ди - это ещё не всё. Он понятия не имел, женат ли Джед, есть ли у него дети и что скажет на это его семья в целом, а не спросить было бы как-то не по-людски.

+2

16

Джед усмехнулся. Вранье – штука сложная. И крайне тонкая. Тут возможно столько нюансов, что все и не пересчитаешь. Но в целом начало положено – у них есть шансы как минимум сойтись в версиях с Дэвином. Мнение двух принцев… представителей двух стран, слишком отдаленных друг от друга, чтобы им исторически когда-либо пришлось быть союзниками. Но границы давно стерлись и основной бой, пусть и крайне теневой, а ведется в Даларе. Стало совершенно не важно откуда нагрянул представитель той или иной страны.
Настолько неправдоподобно, чтобы в это невозможно было не поверить.
Кажется, по этому принципу успешно строятся последние несколько… недель, месяцев жизни? Время всегда бежало не нормировано. То тянулось медленно и неохотно, как десять лет плена. То скакало, как бешенная лошадь, снося все не своем пути так, что даже и не поспеешь сообразить, что случилось. Успеваешь только реагировать так, как подсказывает разум или инстинкты, чему удается отреагировать первым. А потом расхлебываешь последствия собственных решений.
Дэвин явно был в смятении. Будь они в другом положении – этим можно было бы воспользоваться. Огорошить собеседника невероятно неожиданной новостью, и, воспользовавшись заминкой, уговорить его на что угодно. Кажется, именно так действовали опытные политики. Один из механизмов воздействия. Правда, на кого? На шестнадцатилетнего мальчишку? В Дэвине сложно было увидеть серьезную политическую фигуру. Да Джед и не пытался. Всегда важнее видеть в существе напротив человека. Тогда и мотивацию отследить проще, и даже прикинуть, что он скрывает и как поступить. Люди, тем более при власти, носят достаточно много масок, чтобы вешать поверх них еще и ярлыки.
Маккена проследил взглядом за парнем, потом отвернулся в другую сторону. Ему нужно было время, чтобы переварить услышанное, чтобы определится, что делать с этим фактом. И Джед дал ему это время. После этого сообщения переменится могло что угодно. Дэвин мог попросить Маккену забыть об этом разговоре. И это было бы самым правильным решением для послушного сына.
Но поди предугадай, как поведет себя подросток.
- Да, - коротко подтвердил Джед. И с запозданием мысленно выругался. Ну, да, конечно. Зенице не поверит только тот, кому не выгодно верить в этот факт. Для остальных же слово Зеницы всегда будет достаточным, чтобы поверить в любое безумие. Вера страшное оружие. И достаточно мощное, чтобы управлять толпой.
Вот только даже те зачатки веры в Создателя в душе тарийского принца давно приказали долго жить. Впрочем, «давно» - это слишком громко сказано. Та случайная встреча на балу, с существом, просившим о помощи. С существом, вышедшим из тарийских сказаний, из тех сказок, что упорно передавались из уст в уста, сколько бы раз их не объявляли ересью. Далар может верить во что угодно. Джед едва заметно усмехнулся собственным мыслям. У него, ровно как и у Далара, было право верить в то, на что отзывается его душа. Было даже странно встретить в себе подобный отклик, после стольких лет.
- Шутник ваш отец, - в полголоса прокомментировал мужчина. Он снова поднял взгляд на мальчишку, изучил его лицо. Он не пытался ничего прочесть, вот уж в чем он никогда не был успешен, так это в анализе физиономий. Но глаза всегда были тем, в чем можно было безошибочно прочесть готовность сражаться или решение сдаться. Да или нет, всего два варианта. И Дэвин отступать не спешил.
Джед кивнул, механически чуть подобравшись и внимательнее вслушиваясь в то, что говорил мальчишка. Это было уже похоже на план. Рабочая версия вполне неплохого плана… который, как подсказывала практика, провалится еще на каком-нибудь начальном этапе и придется импровизировать. Ну да когда было хоть сколько-нибудь иначе?
- Хорошо, - подтвердил Маккена, не став размениваться на долгие фразы. Сейчас ему предстояло просто доверится мальчишке. Если что-то пойдет не так – рассчитывать придется только на себя. И, в зависимости от ситуации, либо избавится от мальчишки, либо защищать его. Хотя с таким спутником вряд ли Дэвину нужна была защита.
А вот и еще один весьма важный вопрос. Джед усмехнулся.
- Женат. Если это можно так назвать. Мы не виделись десять лет. И, сдается мне, взаимно не горим желанием это положение дел менять.

+1

17

Ответ Джеда всё осложнял. Добиться развода - это время, которого у Ди почти что не было. Да ещё и воскресший отец... Дэвин сомневался в том, что батюшка упустит возможность взять правление Даларом в свои ручищи, надавив на дочь, чей статус и так был весьма шатким. С одной стороны - она уже королева, и как бы носит в себе ребёнка истинного правителя, а что если всё же нет? Женщину на троне никто не потерпит без мужа, а пока подходящих кандидатур нет и вокруг неё сейчас воронами будут виться желающие набиться в фавориты. Кто угодно, но не Сигмар, к которому Ди питает определённые чувства. Хотя... с уверенностью Дэвин этого сказать не мог. Но он хотя бы попытался защитить её. Да, Джед уже не молод и свою жену не любит без памяти. Кто знает, вдруг он всё же сможет развестись с ней, будучи свободным и вернувшись домой. В любом случае стоит попытаться.
Дэвин встал, повернулся к Джеду и улыбнулся.
- Думаю, что мои помыслы натолкнут Вас на определённый выбор, Джед. Развод конечно всё сильно осложнит, да и моя сестра вряд ли со мной сразу согласится, но я постараюсь уговорить её, если только Вам удастся прислать мне весточку из Тары. И если... нам удастся проделать всё, что мы задумали. Я хочу вернуть Вам свободу, разрешить проблемы с древней враждой и обезопасить свою сестру. Это всё, что мной движет сейчас. Я слишком люблю Ди, чтобы бросить её в трудную минуту.
Дэвин принялся собирать кубки и еду в мешок, продолжая говорить.
- Нам нужно поспешить сейчас. Можем вернуться в город вместе. Так мы оба будем уверены, что всё в порядке с нами обоими. Скала отправится в порт, передаст от меня весточку на Жемчужину. Нам обоим стоит попытаться поспать перед задуманным. А на счёт места императора подумайте, Джед. Мне кажется, что у Вас теперь будет сильный соперник - мой отец. Он не согласится отдать власть за просто так, а Эдит его дочь и.. женщина. Кто знает, какие планы у него на Империю, но они явно не меньше планов Создателя на нас, смертных.
Юноша подошёл к дверному проёму и стукнул в деревяшку. В проёме тут же возникла мощная фигура беловолосого хеса, молча взявшего у него мешок из рук.
- Отправляйся в порт, найди Жемчужину и капитана Рика. Скажи, что я послал тебя с просьбой изменить курс на одиннадцать часов утра к этому причалу. Нужно будет взять пассажиров. Одного или трёх. Инкогнито. Пусть найдут укромное место для их путешествия. Говори только с Риком, ты его видел. Рыжий, высокий, с белым поясом, помнишь?
Скала кивнул, кинув взгляд на Джеда. Не хотелось ему оставлять принца с мятежным высочеством, но спорить с Дэвином было не в его правилах.
- Вернётесь ко двору, Высочество?
- Вернусь в таверну. Если меня там нет - возвращайся в замок. Скажи Рику, что если в одиннадцать здесь никого не будет - пусть наберёт песка и отчаливает. Кто знает, как всё пойдёт. Им не следует подставляться в любом случае. Плата будет щедрой, пусть не сомневается во мне. Кони?
- Готовы. - Скала мотнул головой, показывая, что можно идти и снова неодобрительно посмотрел на Джеда. Оно конечно тариец и мужик вроде здоровый, но не хес... Защитничек из него так себе, если посмотреть. Благо, что Дэвин одет не как принц, может он и успеет нагнать их  в ночи, пока не случилось какого дерьма...

Отредактировано Дэвин Эрхольмский (2015-09-27 22:15:49)

0

18

Сложная схема. Очень сложная, как для мальчишки, не слишком смыслящего в политических интригах. Хотя, возможно, потому схема и столь сложная. И самонадеянная. И невозможно рискованная. И… может сработать. Как раз потому что Дэвина Эрхомольского никто не берет в расчет. Ко считается с детьми? За ними в правлении всегда кто-то стоит. Отец, мать, наставник… всегда решения принимает кто-то другой, в погоне за властью, за силой, за деньгами. Чтобы мальчишка и вдруг сам строил собственную игру – это почти нонсенс. Но ему позволяли это делать. Хотя, возможно, просто так сложились обстоятельства. Никому, из тех, кто мог бы стоять за его плечом, не до того сейчас. Батюшка едва воскрес, тут потратишь время на то, чтобы хотя бы убедить всех в том, что ты живой. Один конкретно взятый тэлл вот не намерен в это верить ни я миг. Ровно как и иметь дело с ходячим трупом.
Старшенькие же ровно так же заняты своими делами. О Сигмаре Джед давно ничего не слышал (если можно такими формулировками характеризовать несколько часов). Но он на ровне со всеми занят наведением порядка. А императрица обживается в новой роли. И черта с два это безопаснее битвы на передовой.
Вот и выходит, что по-мальчишески дерзкая игра Дэвина идет без присмотра. Если что-то пойдет не так – ему влетит, как нашкодившему ребенку? Джед едва заметно усмехнулся. Ему-то точно нечего терять. Шаг влево, шаг вправо – и в мире станет одним Маккеной меньше. Шансы продолжить свое мятежное существование есть только если затаиться. Но один раз ввязавшись в борьбу за власть из нее уже не вылезешь. Хотя бы из природной злости. От тэлла так просто не избавишься, они еще обломают зубы о шкуру матерого волка. Даже если пока ему приходиться прибегать к помощи золотистого щенка.
Подобное самоотверженное отношение к сестре вызывало уважение. На короткое мгновение Джеду даже стало стыдно. Не из-за сестры, конечно. Эсме могла за себя постоять, она же все-таки тарийка. И, случись с ней что, Маккена разорвет на части обидчика голыми руками. Чего не скажешь об отношениях Джеда и Куин. Их взаимно не слишком заботило благополучие друг друга. Оставалась некоторая семейная «этика» - узнай Джед, что кто-то посмел обидеть Куин, он будет крайне зол. Но освободиться от любимого супруга женщина вряд ли будет против. Но поторговаться придется. Джед усмехнулся. Если не за себя, так за сына точно. Тарийки всегда были опасными женщинами.
- Простите, но при дворе быстро учишься не верить в бескорыстность, - Джед усмехнулся, - Так что будьте осторожны со своими порывами, если они действительно настолько чисты, - проговорил он. Дэвин был прав – все необходимое они уже обсудили. Оставалось перейти от разговору к действиям. А точнее – пока что к крепкому, здоровому сну. Кто ж строит козни правительству с недосыпа и на голодный желудок? Только полный идиот. Впрочем, скорее худой, но это уже вопрос из другой оперы.
- Весьма амбициозное предложение, - Джед неопределенно усмехнулся. На несколько мгновений он замолчал. А потом все-таки добавил, чуть более доверительно и спокойно. В большей степени он старался приободрить парня, - Вы пока слишком молоды, чтобы оценивать все так, как устроено в мире. Так что я вам подскажу хотя бы то, что не стоит недооценивать женщин при дворе. Для них существует много рисков, но никто лучше них не плетет интриги и не добивается желаемого окольными путями и хитростью. Тем более женщине без мужа. Ваша не наивная девочка, она выдержит натиск, вам незачем так беспокоиться.
Легкая приторная ложь, но что ж поделать. Дела у императрицы сейчас шли не лучшим образом. И, если она недостаточно ее укрепилась в своей роли, ей помыкают все, кому не лень. И кому лень тоже. Потому что нет ничего лучше для стервятников, чем бесхребетный правитель.
Джед дождался, пока Дэвин закончит разговор со своим телохранителем. Несколько раз принц ловил на себе взгляд Скалы, явно оценивающий. Что ж… он оставлял своего подопечного в компании подозрительной личности, какой бы там титул она не носила. Похвальное рвение. И ровно то, из-за чего Джед обходился без такого вот охранника.
- Пойдемте, Дэвин, - кивнул Джед.

+1


Вы здесь » Далар » Далар » За упокой императора!