Далар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » Имперская библиотека » Легендариум


Легендариум

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Перед вами сборник легенд Далара, возникших в ходе создания квестов или придуманных игроками.
Тема не является обязательной для ознакомления на входе в игру, но может послужить в дальнейшем разнообразию в отыгрышах.

0

2

Легенда об Ойнире

http://s3.uploads.ru/S9o4N.jpg

912 год. Пленённый в одной из битв с алацци у стен Далара великий конунг хесов Ингьяльд Коварный смог сговориться с королём даларцев и, принеся ему вассальную клятву, стал его верным союзником. В тот год был заложен первый камень Хаммерсхофа и назначен первый советник от Северных земель, Альрик Неутомимый, который и завершил строительство замка 10 лет спустя. Принц Альрик пожелал внести в план замка некоторые изменения по части подземных помещений...
Альрик приходился братом-близнецом конунгу Ингьяльду и, опасаясь заговора, тот поспешил отправить младшего брата в почетную ссылку. Но, отбыв в Далар, Альрик увез из-под отчего крова реликвию северного народа, меч Гуннара, носившего имя Кровавый Топор, правителя, объединившего дикие и некогда варварские племена хесов под своим единым началом за три века до того (7 век). Этот древний двуручный меч хранился в тронном зале Урхольма в знак единовластия на северных землях. Обнаружив, что реликвия исчезла, конунг Ингьяльд велел выковать точную копию и повесить новый меч высоко над собственным троном, чтобы, приглядевшись, подданные не заметили подделки. Но с тех пор Хестур живет под пятой Далара.

А укравший меч Альрик принёс с собой в Далар не только сказания и поверья северных жителей, не только их чаяние и просьбы их к императору, не только слово, но и кровавый культ. Под видом кузнеца-урдиста, он привез с собой тролля-шамана, который обещал принцу власть над севером, если тот отвернется от Создателя и будет приносить кровавые жертвы древним богам, которых хесы уже не помнят, но тролли все еще чтут.

Поклоняясь этому культу и принося жертвы, воины верили, что они становятся сильнее, ловче, быстрее и умнее своих противников и врагов. Они верили, что уходящие из жертв силы передаются им в полной мере и с каждой новой жертвой они приближаются к божественной силе. В это верил и Гуннар. Поверил и Альрик. Принц лично приносил жертвы, перерезая горло на алтаре пленным или провинившимся и ждал, что наступит день, когда он сможет вернуться в Хестур и напоить меч предка кровью своего брата, чтобы занять его место на троне. Ведь, когда рождаются близнецы, никто не может с точностью утверждать, кто из них рожден первым. Оттого многие народы убивают одного из таких детей, утверждая, что он родился от нечистой силы.

Но Орден выследил поклонников культа и предал еретиков сожжению, запретив даже упоминание о культе и о его главе. Больших денег стоило конунгу сохранить тогда доброе имя свое и брата-советника. Но Альрик даже после смерти продолжает охранять свой урдический меч, через который, как он верил, и приходят к нему силы жертв. Этот меч и по сей день ждет своего нового владельца в зале для жертвоприношений, построенном Альриком Неутомимым под Хаммерсхофом, чей призрак теперь охраняет и оружие, и все входы в этот зал. Он ждет своего кровного родственника, которому сможет передать и свои знания, и свою силу, и меч великого пращура. Юного и сильного воина, чьим телом сможет завладеть посредством меча.

http://s2.uploads.ru/GVwOk.jpg

Легенда родилась в ходе создания приключений принца Дэвина и принцессы Альды.

+2

3

Легенда о мече Бехрет и рукописи Улы Жасаг

6 век. Племена кочевников-скотоводов, во множестве бродивших по степям шази в поисках плодородных пастбищ  добрались к предгорьями Северного хребта и вскоре поняли причину безлюдья этих богатых земель. Через перевалы пробирались сюда ужасные северные твари. Желая сохранить за собой эту территорию, некогда мирные скотоводы быстро превратились в жестоких и кровожадных воинов, превыше всего ценивших крутость и отвагу и почитавших наибольшей доблестью мужчины рождения его женами наибольшего числа сыновей.

8 век. Около двух веков отражали воины шази набеги северных тварей, уподобившись в этом своим восточным соседям, хесам. Молодой вождь Шихамин сумел объединить племена кочевников, и вскоре его войско было так велико и сильно, что Шихамин приходили с набегами на восток и требовал дань с подчиненных себе земель Хестура, Далара и Алацци. Совершил он и несколько походов на северный Хребет, но осознав, что уничтожить гнездо тварей ему не удастся, он обратился к загадочным людям, пришедшим с запада.

Они приходили из-за горизонта Тайного моря всегда, были малочисленны и вскоре уплывали на своих кораблях, единицы оставались на побережье и ассимилировались с местными жителями. Они были великими магами, но даже под страхом смерти не открывали своих секретов. И лишь Объединителю согласились они помогать за обещание не пытаться открыть их тайны.

Эти люди велели Шихамину Объединителю вырыть лабиринт под корнями Северных гор и туда заложили прекрасный северный меч по имени Бехрет, прослуживший Объединителю три десятка лет. В этот меч поместили они многих джинов. А вместе с ним в лабиринте был укрыт  и оригинал грамоты Закона Великой власти, Улы Жасаг, первого судебного уложения шази, написанного Шихамином, после того, как своим военным советом но был провозглашал первым Халифом, главой над всеми землями и людьми шази и стал основателем нынешней правящей династии.

С тех пор, как вход в лабиринт был замурован, ни одна тварь не ступила на землю Шази. Но и промысел драгоценных камней и металлов был шази воспрещен из опасения потревожить эти чары. Удивительно ли, что хесы весьма заинтересованы в обретении этой реликвии или хотя бы ее секрета и готовы захоронить ее на своей земле? Но шази хранят свои тайны.

http://s3.uploads.ru/WHYB9.jpg

+1

4

"Легенда (Пророчество) Боярышника"

В грандиозной библиотеке Центральной прецептории есть зал, доступ куда столь ограничен, что  лишь высшим сановникам Ордена дозволено видеть то, что здесь хранится. Иные же, несущие здесь служение, поддерживающие чистоту и порядок в хранилище тайн, слепы. Более того, из верности принесена ими клятва, магией нерушимо впечатанная в их естество, что не попытаются они исцелиться ни мастерством лекарей, ни магией, ни своими силами, покуда несут свою службу в этом месте.
Ибо много из хранимого здесь, могло бы повергнуть мир в хаос, умы в смятение, а души неокрепших в вере обречь проклятию.
Одна из древнейших хранимых здесь рукописей содержит текст, ничем не примечательный,таких легенд, сказаний и просто сказок гуляет по миру бессчетно. В каталогах этот текст обозначен как "Легенда (Пророчество) Боярышника". Датируется он первыми десятилетиями от создания Ордена Ока Императора, когда еще именовался он просто Орденом Ока.

Когда ослабеет под тяготами венца старость, и прошлое станет склонять к слепоте самые зеницы, Корону Сердца примет Северная Звезда. Тогда будет много знамений, истинных и лживых, на третий же день случится мрак среди дня, и слабые взропщут, и будут прорицать злосчастье. И тьма отступит, дабы обмануть сердца.
В тот день будут избраны трое - ребенок, обманщик, дурак, - и ими пробудится зверь, имя которому ужас.
Неузнанным и нерушимым Око пойдет сквозь века, пока не ведающий греха не нарушит его покой. Тогда падут все печати, тогда всякое время да убыстрит свой шаг, ибо грань окончания времени будет близка.
Жена-венценосица, наделенная силою крови, более древней, чем знают о том, воспримет прозревшее Око из рук, оскверненных убийством. Тогда да узнает она свои силы и Око доверит наследнику истинной крови, и свет возгорится - и вновь запечатает зверя.
Но если неверно направит копье ива злата, если промедлит или позволит себя обольстить, зверь прянет, ослепнет Око, хаос нагрянет и погребет каждую душу, живую и жившую прежде.

Таков текст, известный как Пророчество Боярышника.

Есть и другой, хранимый в свинцовой шкатулке, поскольку самый пергамент, измаранный жертвенной кровью, источает зло.

Приблизятся сроки, свершатся дела. Сын Хаоса спляшет на лицемерных, и кости их прогнутся под шагом его. В день мрака сойдутся не знавший любви,  отвергший себя, бесприютный, и руки их сломят печати ослепшего Ока. Невеста Мрака отдаст свой венец за обман, и древняя кровь сольется в ней с кровью древнейшей из всех, дабы из чрева живого собой окропить Трон Владыки. В цепях приведен будет к трону Истинный Враг, достойным же явлена будет милость зреть мощь своего Повелителя. Тогда воцарится, и власть повелителя будет всевечна.

Никаких толкований нет к этим текстам.
В народе же передают под страхом Орденского запрета и обвинения в ереси сказ или сазку, мол, в год, когда молодая принцесса своей магией погубит королей Далара, на землю падет мрак среди дня, а чужеземка искупит свой грех, вручив свои силы Поборнику Света вместе с древнейшим и тщательно охраняемым талисманом самого Зеницы Ордена, который для нее добудут три ловкача, но при этом они выпустят в мир то самое зло, с каким должен сразиться Поборник, принц истинной крови, мечом, закаленным в крови порождения тьмы, что исторгнет из чрева Девы Мрака.
За века эту сказку пытались возвращать на слух всякий раз, как только кто-то из королей, а затем императоров Далара собирался жениться на чужеземке моложе себя, - и всякий раз Орден Ока Императора усмирял слухи стальной рукой. Таких концов света в архивах поднакопилось немало, но еще один в любом случае бывал лишним, поэтому слухи о Деве Мрака, Поборнике Света и коварной чужеземке братья перехватывали и давили беспощадно, дабы не обременять себя еще одним бунтом.
Сказки - они и есть сказки.

..В хранилище тихо покоятся два манускрипта, один из которых написан чернилами, уверенной рукой одного из первых братьев Ордена Ока, другой - бурыми буквицами из жертвенной крови, четким почерком последователя тьмы.

За создание легенды благодарим дона Диего!

+4

5

Притчи Валха Темного

http://s5.uploads.ru/ab0RU.jpg

Общеизвестно, что древние ритуалы друидов Тары передаются изустно, и всякая память о них будет потеряна со смертью последнего языческого жреца.
Но мало кто знает о скромных трудах слепого монаха, две сотни лет назад служившего в Ордене под именем Валх Темный. Происходил из древнего тарийского рода друидов-хранителей традиций, но осознав в себе одаренность силой Создателя, он отринул языческие практики своих предков, явился в Орден и просил принять его в обучение.
Так говорят.
Говорят, что Валх сам вырвал себе глаза, ибо не мог избавиться от видений кровавых ритуалов, проводимых на местах древних святилищ, за что и был прозван Темным.
По смерти его остался том ничем не примечательных поучительных притч.
Немногим же посвященным известно, что именно порядок и подробности  проведения древних языческих ритуалов Валх сохранил для потомков в своей книге, но скрыл письмена особыми чернилами, проявлявшимися лишь при нагревании страниц рукописи над огнем. А поверх написал те самые бытовые притчи.
Не зная тайны, догадаться о том, что в руки тебе попалась одна из самых опасных еретических книг в империи, довольно сложно.

"Если вы хорошо знакомы с тем, как работают переписчики, то знаете - в знак того, что книга писана на Зеленом острове, в ней всегда есть знак шамрока. Иногда это буквица, иногда рисунок на полях, иногда он спрятан где-то в тексте. Во всяком случае, так поступали во времена моей молодости, а шел этот обычай с того времени, как Патрик призвал к нам Орден. В подлинной книге Валха у шамрока не три, а четыре листка...

"Светоч ума и сердца, или Полезные рассуждения для юных, как они составлены братом Валхом Маккормаком", так она озаглавлена."

Манускрипт хранился в имперской библиотеке Тары, но после восстания был экспроприирован Орденом. Однако в настоящее время считается утерянным.

За идеи благодарим Его  Святейшество Александра IV и друида Мэлгона!

+4

6

http://s6.uploads.ru/YCuR7.jpg

Придите в самую захолустную деревню Алацци. Найдите там самого седого старика. Попросите его уделить немного времени на то, чтобы рассказать вам о том, как появилось наше великое и славное королевство. Тогда вы услышите, что алацци когда-то пришли на равнины с вершин гор, которые были стерты в порошок всесильным молотом времени. Мы были не такими как сейчас. Мы были дикими, сильными, неукротимыми. Мы жили по-другому, воевали по-другому и любили по-другому. Верить ли этому? Правда ли это? То ведомо лишь Создателю.

Живший в горах народ гордо звал себя resimoni. Каждые двести лет выбирали они Короля-Героя, который вывел бы новое поколение с гор, чтобы найти для народа новую плодородную землю и место для жизни. Горы не годятся для народа, который верил в свою богоизбранность. Шло время, поселения ресимони теряли контакт, забывали свои корни, или же, будучи не в силах прижиться на новой земле, погибали. Но поколения уходили, а ресимони все не находили величия. Они внушали ужас близживущим народам, своим воинским мастерством, но не больше. Время ожиданий закончилось. Новый Король-Герой был определен. Альяц, юноша, чье чело было озарено Древними. Великий воин, чей клинок мог рассекать реальность, а взгляд испепелял душу. Прирожденный лидер, беззаветно любящий свой народ, а главное, тот, кого без сомнений можно было назвать Королем.

Прошел год, и Альяц ушел в низины, для того, чтобы найти новое место, для своего народа. Ему не годились пустоши, что были тут в изобилии, не годились и болота: нужно было искать тех, кого можно было завоевать и воцариться на их землях. Именно тогда Король-Герой и встретил свою любовь. Она принадлежала небольшому народу, живущему к северу от родных гор. Люди эти достигли невероятных для ресимони культурных высот. Многие из их пророков предрекали скорое появление Знамения, а боевые жрицы повергали врагов странным и невиданным колдовством. Три месяца было дано Альяцу для того, чтобы подготовить свой разум к завоеванию. Три месяца юноша любил деву. И через три месяца долг воззвал его домой.

Ресимони стали готовиться к вторжению. Древние соседи и союзники – грифоны, обязались поддержать людей в их сражении за свое будущее. Но думы Короля занимала лишь его любовь. Даже когда настал день Переселения, Альяц не мог забыть о той, что покорила его сердце.
Вот небо застлали сотни пар огромных крыльев, а горы содрогнулись от марша тысяч воителей. В бой их вел юный лидер, которому судьбой было уготовано отдать свою душу служению народу. Но низинники уже ждали захватчиков. Не меньшее воинство стояло в ожидании битвы, а во главе защищавшихся стояла их Турпал – прекраснейшая дочь своего народа, возлюбленная Альяца. Оба они не знали имен друг друга, оба предпочли скрыть свое положение и истинное лицо, за что оба были наказаны судьбой. Если бы их страсть оставила место правде, то этой трагедии можно было избежать. Но, ни у кого из них не было выбора. Закованная в латы лавина ринулась с гор, сметая все на своем пути. Словно волны со скалами, столкнулись две армии.

Кровопролитная битва длилась пять дней и пять ночей. По исходу этого времени остались лишь те, кто должен был платить кровью за свою любовь. Лязг оружия непрестанно звучал в той долине, усеянной трупами и оружием, разрушенными жизнями и потерянными мечтами, мертвыми сыновьями и дочерьми. Но Альяц был слишком ослаблен схватками с другими врагами и не имел никаких магических сил, чтобы восстановиться. После череды атак столь любимого им врага, он упал на колени перед победителем. Девушке оставалось нанести лишь последний удар, который бы спас ее народ, от безмолвия и пепла на страницах истории. Но Турпал не смогла сделать того, чего от нее ждали. Женское сердце слишком сильно возлюбило своего избранника.
Тогда ресимон, преодолевая свои сомнения, превозмогая собственные чувства, пятная свою любовь, вонзил клинок прямо в сердце врагу. Девушка с улыбкой приняла избавление от этой жизни, которая никогда не могла бы стать настоящей без ее любви, чем причинила Альяцу лишь еще большую боль. Юноша поймал падающую девушку в объятья, и слезы потекли из его доселе не знавших влаги глаз. Где-то вдалеке ударил гром, и небеса разразились ливнем, словно сам Создатель присоединился к горю своих детей. Умирая, девушка молила лишь о том, чтобы узнать имя своего убийцы и спасителя, а сама просила не забывать свое.
- Я буду ждать тебя Альяц, в лоне Древних. – Промолвила она перед тем, как бессмертная душа покинула бренное тело.
- И я тебя не забуду. И дети мои не забудут. И дети моих детей не забудут. Во веки веков мой народ будет помнить твое имя и защищать его до последней капли крови. – С горечью в сердце ответил ей Король.

На месте этой бойни был воздвигнут первый оплот нового государства, которому еще предстояло пережить свой расцвет, а затем вступить в туманную и неопределенную эпоху. Но одно было точно. Альяц сдержал свое слово. Его народ до сих пор помнит ту, кого Король-Герой любил до конца своей жизни. Его народ до сих пор защищает имя той, кто принесла такую страшную жертву, обрекая своих людей ради любви. Его народ до сих пор с почтением произносит то заветное имя. Поминает его любимую Парабрану…

http://s6.uploads.ru/XSuat.jpg

Отредактировано Альваро Батиста (2013-11-20 00:30:01)

+2

7

Легенда о забытом гарнизоне.

Эта история – из тех, что приятно слушать у горячего очага,
когда за окном трещит суровый мороз сердца снегов
или воет на тысячу волчьих голосов хестурская непроглядная метель.
Очень уютно вытянуть ноги к огню и слушать,
ощущая, как по спине от голоса рассказчика сбегают мурашки,
будто непогода прокрадывается даже в жарко натопленную
комнату. И начинается она так…

Случилось это много лет назад. Тогда, когда Хестур уже был единым, но ещё не находился под властью Далара. Маленькая крепость с гарнизоном из полутора десятков воинов и трёх десятков лучников прикрывала несколько деревень от угрозы с гор.
Была весна; то время, когда в лесах особенно голодно, а реки переливаются через край грязно-коричневой, мутной водой. Крепость и деревни вокруг отрезало от остального материка бурными потоками – так бывало каждый год; неделя-другая – вода спадёт, поэтому люди не слишком волновались.
А потом пришли твари.
Говорят, никто и никогда не видел их в таком количестве. От беспрерывного шевеления живого ковра, растянувшегося до самых гор, у стоящих на стенах воинов рябило в глазах. Десятки, сотни тысяч тварей – против крошечного гарнизона маленькой крепости, в которую, бросая в панике всё добро, набилось около сотни мирных жителей.
Все – женщины, старики, дети, - все встали на стены.
Две недели. Ровно столько – ни днём меньше – продержалась крохотная крепость. Говорят, твари вели себя, подобно организованному войску; только на стены лезли сами, не пользуясь штурмовыми лестницами.
Еда кончилась быстро. Да никто не рассчитывал, что в этой удалённой от всех границ крепости придётся выдерживать долгую осаду. Но люди хотели жить, и им пришлось уподобиться тварям. Мёртвые служили последнюю службу живым, и не было различия между детьми и взрослыми.
Две недели те, кто мог держать оружие, сходили с ума. Иногда так бывает, что человек кажется нормальным, живёт, дышит как прежде, но внутри всё выгорело, как торфяное болото.
А в последний день вперёд вышел тот, кто вёл тварей. Он был старик – сухой, жалкий, неизвестного роду и племени. Он велел людям открыть ворота и обещал сохранить их жизни – ему нужна была крепость. Но он не мог знать, что люди на стенах уже мертвы, и любой конец готовы принять избавлением.
Говорят, это был совсем мальчишка. Говорят, он был сыном охотника, и это предположение кажется весьма правдивым. Говорят, сам Создатель направил его последнюю стрелу. Ведь неужели простой мальчишка из лука павшего на этих стенах отца, стрелой, вырезанной из какой-то щепки, способен убить того, чьего слова слушают орды тварей?
Говорят, стрела пробила костлявую грудь старика насквозь. А потом его ненависть превратилась в пламя, и плеснула во все стороны степным пожаром, не разбирая живую плоть и мёртвый камень.
И те, кто оставался в живых, позавидовали мёртвым. Они не нашли посмертного покоя – такова была воля старого мага. И для них остался лишь этот огонь – странный, зелёный будто молодая листва, лёгкой дымкой подёрнувшая леса в тот последний день. Злое, безжалостное пламя, в котором душам павших суждено гореть до самого конца мира.
Говорят, отблески этого огня до сих пор можно видеть над поросшими бурьяном развалинами. Говорят, на пролитой там крови людей и тварей прижился принесённый южным ветром дикий жасмин, и с тех пор белые цветы в Хестуре зовутся цветами скорби.
Говорят, в тумане, что окутывает поутру руины, бродят не нашедшие покоя души. Здесь можно встретить маленького мальчика, который просит найти его ногу, потому что он не может заснуть. Здесь бродят воины – тени воинов, даже не призраки, - и их не стоит опасаться. Их души сгорели, а тела умерли в крепости, которая ещё не пала. Бояться стоит седого безобидного на вид согбенного старика, в своём обветшалом балахоне напоминающего простого нищего. По мановению его руки кольца тумана становятся руками самой смерти…

Отредактировано Бьорн Бирген (2014-05-15 21:44:17)

+3


Вы здесь » Далар » Имперская библиотека » Легендариум