Далар

Объявление

Цитата недели:
Очень легко поддаться своему посвящению и перейти на сторону Владетеля, полностью утрачивая человечность. Но шаман рождается шаманом именно затем, чтобы не дать порокам превратить племя в стадо поедающих плоть врагов, дерущихся за лишний кусок мяса друг с другом. (с) Десмонд Блейк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » Имперская канцелярия » Листок Далара


Листок Далара

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Обзор первого месяца игровых действий
Усаживайтесь поудобнее, дамы и господа, представление начинается!


Глава первая: «Король мёртв.  Да здравствует король!»
Делегация хесов привезла в Далар живую кёнигин и хладное тело конунга. Северный правитель скончался, закрывая собой дочь от ядовитой стрелы, и его тело было помещено в Императорский склеп даларской пресептории, дабы люди могли проститься с северным правителем. Именно там и была замечена Её высочество кёнигин Эдит Урхольмская в компании сотника Брана Варрена, командира той сотни солдат, сопровождавших венценосных северян в столицу Империи.
Харр Варрен, как и Её высочество, пришли проститься со своим королём, но когда двое оказываются в одном помещении, между ними волей-неволей начинается разговор.
Кёнигин велит верному воину лично оберегать ее покой в этом чужом городе и интересуется: кто же тот наглец, рука которого послала в полёт ту стрелу? Сотник заверяет свою принцессу в том, что поиски ведутся, но лучше предоставить шанс будущему супругу, Императору, насадить на пику голову убийцы. Харр Варрен призывает девушку не терять настроя: «Северян не запугать отравленными стрелами. Вы приехали сюда стать королевой, и вы ею станете. Даже если это будет стоить мне жизни».
Но достаточно ли прекрасной северянке второй строчки? Согласна ли она стать дополнением к супругу? Явно нет. Её высочество Эдит имеет своё мнение: ей нужно регентство. Император стар, и не доживёт до той поры, когда их будущий ребёнок дорастёт, чтобы взойти на престол. «Я стану матерью Далара и всех пяти щитов», - заявляет кёнигин. Чего ещё ожидать от красивой, сильной и амбициозной женщины?
Но для регентства нужен сын, нужен ребёнок. Сможет ли Император одарить им свою будущую супругу? Берут сомнения. Но не сможет император – ему найдут замену. Пусть тайно, но найдут. А ходить далеко не надо: кёнигин и сотник всё решили. Он ей – сына, она ему – титул лорда-защитника. Обмен более чем выгодный.


Глава вторая: «Два зелья для Императрицы»
Ни для кого не секрет, что Иаго Эскаланте, представитель Алацци в даларском совете, частенько хаживает в «увеселительные заведения», а точнее в салон «Клинок и Розы», который держит баронесса Араго. Вот на пути туда он и был замечен сегодняшним утром, но что-то рановато для «увеселений». Граф просил Соланж об услуге: он хотел, чтобы баронесса пронесла во дворец два зелья. Зелье, которое поможет понести дитя, и противоположного действия. Казалось бы, план прост, как табуретка, и где же соль? А соль в том, чтобы поменять бирки на флаконах. Хороший сюрприз для северной королевны?


Глава третья: «Долг платежом красен»
Всем известна лавка Карима из Малины, что располагается на Рыночной площади Далара и известна тем, что там можно купить редчайшие диковины. Но, скажите, с каких это пор северяне интересуются товарами шази?
Всё тот же сотник харр Варрен посетил купца этим утром. Ищет подарок для кёнигин? Захотелось посмотреть, как танцуют южные наложницы (к слову, храбрый сотник, видимо, танцами остался доволен), или не хватает экзотики?
А снова не всё так просто. Северному воину не только украшения понадобились. Маленький флакон со странным зельем. «И если им смочить губы уснувшего, он обязательно пробудиться. Как бы глубок не был его сон», – сказал купец шази. Кого собрался пробуждать ото сна сотник? Почему он так беспокоился, что даже потребовал проверить снадобье на одной из наложниц? И почему его так интересовало, насколько глубок сон того, кого потребуется пробудить? Неужто северный правитель и не мёртв вовсе, и… и слышал каждое слово из того разговора в пресептории? Что там говорила наложница, послушно исполнившая роль подопытного кролика?
«Приснись мне ещё», - сказала она. Уснувшему снятся сны, и он их помнит? Но может ли ими управлять?


Глава четвертая: «Плохой мир лучше хорошей войны»
Кёнигин благополучно добралась до дворца, до своих комнат. И, покуда её верный сотник решает дела в городе, девушка позаботилась о том, чтобы обеспечить себе поддержку в лице Зеницы, таинственного человека (а человека ли?), бессменно возглавляющего Орден вот уже не одно и не два десятилетия. По сути, отец Александр – второе лицо в Империи. Сила, с которой хочешь, не хочешь, а заставят считаться. И лучше заранее привлечь его на свою сторону, как решила Её высочество Эдит.
Девушка просит святого отца объявить на следующий день после свадьбы о том, что у Империи будет наследник, что воля Создателя явила истину главе Ордена. «Я поступлю так, как велит мне сердце… и воля Создателя», - отвечает святой отец. Согласие ли это? Поддержка ли?


Глава пятая: «За воротами»
Делегация южан, инфанта Алацци, не доехали до стен столицы. Принцесса неважно себя почувствовала, и было решено свернуть в ближайшую пресепторию, чтобы переждать недомогание девушки в покое. Разместились, улеглись спать, а наутро в спальне принцессы обнаружили открытое окно и служанку, оставленную прикрывать побег госпожи, но не дожившую и до рассвета. Прецептор Парабраны, глава эскорта, отправляется на поиски сам и отправляет отряд стражи при поддержке магов.
Сама же принцесса, переодевшись юношей, успела добраться до «Хмельного борова», трактира у городских стен, где, видимо, думала дождаться, пока откроют ворота. Отряд стражи напал на след, и быть бы побегу раскрытым, если бы на сцене не появился загадочный и неузнанный человек (а на самом деле Карим аль Малина, знатный купец и глава «Союза Свободных» по совместительству).
В результате и купец, и инфанта из трактира исчезли, оставив после себя несколько трупов и кучу загадок.
Купец отвел девушку в рыбацкую хижину на побережье, где они дождались рассвета. Южная принцесса не раскрыла своего имени, назвавшись графиней, но Карим и так всё понял. Купец не причинил вреда девушке, помог проникнуть в город, довёл до Дворцовой площади и испарился, будто и не было там его вовсе. Что предпримет инфанта? Куда отправится теперь? И отыщет ли то место, к которому так стремилась, в лабиринте незнакомых улочек?


Глава шестая: «Петушиный бой»
Прецептор парабранский, Диего Альварада, направляется в представительство Алацци. Мужчина вспоминает о давней амурной истории между графом Эскаланте, официальным представителем Алацци в Даларе, и Её высочеством Альдой. Логично предположить, что романтически настроенная девушка сбежала именно к давнему избраннику. Застаёт отсутствие графа, нагоняет страху на прислугу и милостиво решает подождать.
Яго возвращается из салона, понимает, что дело тут нечисто и быстро складывает «два плюс два». Прецептор настроен весьма решительно, и полная уверенность графа в собственно невиновности (да, конечно, плевать, что это так и есть) выводит из себя служителя Ордена. Между мужчинами вспыхивает короткая драка, которая также быстро и потухает.
Прецептор требует обыскать представительство и между делом всё же диалог между алацци состоялся. Альварада узнаёт последние дворцовые новости, делится информацией и, выслушав доклад о том, что никакой сеньориты в Альгамбре нет и в помине, удаляется, оставляя графа с его мыслями и подозрениями.


Глава седьмая: «Зачарованный кинжал»
Очаровательная баронесса Араго не из тех дам, которые прохлаждаются целыми днями. Поле ухода графа девушка направляется в пресепторию. Соланж решила исповедоваться? По крайней мере в исповедальную кабинку девушка вошла и колени преклонила. Но кто по ту сторону?
Разговор зашёл о неком необычном кинжале, якобы найденном визирем шази в исповедальне. Выплетая изящное кружево диалога и припудривая от посторонних ушей высказывания девушка оставляет чудо-кинжал в исповедальне и направляется к выходу, и визирь – а это на самом деле был он – забирает оружие и держит путь в том же направлении. Соланж, затерявшись среди прихожан и теней от колонн, следует за мужчиной. Ведь кинжал стоит проверить… Но не в святом же месте, где обнажать оружие запрещено!


Глава восьмая: «Покои Императора»
После разговора с северной королевной Зеница отправляется на аудиенцию к Императору, который ожидает его в саду, любуясь клёном, посаженным более двух десятков лет назад, по смерти императрицы Сагадат. Листья дерева для монарха словно воплощённое воспоминание и одновременно символ…
Разговор заходит о невесте повелителя Империи, Его величество желает узнать мнение святого отца о кёнигин, разговор, прерванный приступом кашля правителя… Годы дают о себе знать, будь то вершитель судьбы огромного государства или простой башмачник.
Император беспокоится о будущем Империи. Возродить ли древнюю традицию выбора Императора из пяти кандидатов от пяти Щитов или объявить преемника древнего рода императоров – рода Д’Эсте? Зенице явно больше импонирует второе предложение, оно и понятно: дай право выбора, и выбор не сделают никогда, не развязав гражданской войны.


Глава девятая: «Обезумевший грифон»
Диего Альварада выезжает из представительства и, похоже, собирается навестить баронессу Араго, продумывая план конспирации, но доехать до салона прецептору не удалось… помешало нечто, свалившись с неба. В прямом смысле этого слова.
Есть в Алацци особый отряд грифоньеров, подчиняющийся непосредственно южному правителю. Всадник и его грифон связаны телепатически, а тут гордое животное вышло из-под контроля, сбросило человека и чуть не разнесло полплощади. Прецептор считает своим долгом остановить беспорядок, но это не так легко сделать.
Диего Альварада лишился магии из-за, как говорят, увлечения юной инфантой Алацци, а голыми руками грифона не возьмёшь, и «диалог» стоил прецептору раненой руки, а мог стоить и куда дороже, если бы не проезжавший мимо представитель Восточных островов Хорикава Тецуо не вмешался и не сбил с ног животное с помощью силовой волны. Вот правда потом хан словно испарился, и исчез в неизвестном направлении.


Глава десятая: «Союз»
У Её высочества Эдит Урхольмской выдалось непростое утро. После ухода Зеницы пожаловал хан с «визитом вежливости». И вроде бы всё легально, аудиенцию запросили ещё вчера, да Ямада Рю не официальный представитель Островов. Хотя… что мешает им стать?
Ханы, клан Лунной Стрекозы, второй по значимости, предложили кёнигин помощь и поддержку в обмен, естественно, на расположение северян. За беседой о стрекозах, волках и сакуре скрылся политико-военный союз и грядущий переворот на Восточных островах.


Глава одиннадцатая: «Чей-то клинок длиннее, но не все измеряется им» 
Хаммерсхоф. Представительство хесов, больше похожее на крепость. Харр Варрен (да-да, тот же самый!) явился с визитом к официальному представителю Хестура, к Амолду Григу с отчётом и новостями. Подробный рассказ о смерти северного правителя и предложение харр Григу отвести Её высочество кёнигин к алтарю вместо отца, обсуждение почётного марша хесов. Харр Григ стоял на своём: Её высочество должна самолично одобрить или не одобрить такой вариант и направляется на аудиенцию к кёнигин Урхольмской.


Глава двенадцатая: «Заговор»
Пусть хан растворился, грифона надёжно связали и без него, отметив странности в облике и поведении, как птицы, так и её наездника. И, похоже, отсутствие связи между ними. Харр Варрен после разговора с харр Григом оказался на площади свидетелем инцидента, предположив принадлежность грифоньера к «Союзу», а найденный предмет только подтвердил подозрения.
Грифоньера и грифона переправили в Альгамбру, птицу посадили за надёжные решётки, человека – в карцер на допрос, причём сотник изъявил недвусмысленное желание присутствовать. Что понадобилось хесу в делах алацци? Не праздное же любопытство привело его в Альгамбру? 
Грифоньер, похоже, готов открыть правду. А прецептор, похоже, уже начал сомневаться в правильности своего согласия на присутствие харр Варрена и мнения о его умственных способностях. Сможет ли хес предложить алацци нечто стоящее?

+5

2

Обзор второго месяца игровых действий!
Самые свежие новости для вас, дамы и господа!


Глава двенадцатая, часть вторая: «Заговор»
Итак, грифоньер заговорил. Правда. Для этого прецептору пришлось выставить из допросной сотника Варрена, но факты от этого не меняются. Прецептор узнал немного, но, видимо, ему хватило. Грифоньеру передали некое хитроумное устройство и велели доставить его рыжему хесу в Оленью луговину. Рыжему хесу? А не здесь ли подвох? Если он и был, то дон Диего его, видимо, не заметил. Разговор с харр Варреном не закончился ничем выгодным: хесский сотник разочаровался в парабранском прецепторе и покинул Альгамбру. Не подходит дон Диего на роль союзника хесов, так и предлагать ему что-то незачем.


Глава тринадцатая: «Дуэль»
Альда Франческа де Алацци, южная инфанта, всё ещё в городе и всё ещё переодета в мужскую одежду. Может быть, всё сложилось бы по-другому, если бы не роковое стечение обстоятельств. Иаго Эскаланте, преставитель Алацци в Совете, направлялся во дворец, дабы выразить положенные соболезнования хесской кёнигин, когда девушка не него налетела. В прямом смысле этого слова. Маскарад иногда неудачно шутит: ни граф не узнал возлюбленную, ни она его. Яго «вспыхивает» от наглости мальца, слишком тяжёлое выдалось у дона утро. Между ними завязывается ссора, которая перерастает в самую настоящую дуэль! Не на виду у всех, конечно. Судьба и правда шутница, потому что проигравшим в этой дуэли оказывается… сам граф. Неловкое движение – и шпага инфанты перерезала важную артерию, так что давние слова Яго о том, чтобы погибнуть от руки возлюбленной, воплотились в жизнь. Граф умирает с улыбкой на лице, потребовав с инфанты обещание не носить по нём траура. Нелепая случайность – и улыбка погасла. Мир его памяти.
Недалеко оказывается баронесса Араго и визирь шази, которые берут инфанту под опеку, помогают скрыться, а после Зариф ибн Фатх отводит девушку в представительство шази. Будет ли Альда совершать побег и оттуда?


Глава четырнадцатая: «Что день грядущий нам готовит?»
Амолд Григ, представитель Хестура в даларском совете прибыл, чтобы выразить своей кёнигин соболезнования, обсудить некоторые вопросы и пригласить Её высочество на вечерний пир в Хаммерсхофе в честь её отца. Харр Григу выпала великая честь сопроводить Её высочество Эдит к алтарю, по сути, заняв место её отца. Девушка принимает приглашение на вечерний праздник и даже письменно спрашивает разрешения у будущего супруга, не получая, конечно же, отказа. Харр Григ удаляется подсчитывать бочки пива и столы.


Глава шестнадцатая: «Личная аудиенция: препровождение»
И всё же не удалось парабранскому прецептору избежать приятной встречи: Зеница отправил за ним святых братьев с целью препроводить святого отца на личную аудиенцию. Неожиданно святым братом, представившемся «брат Джевия», оказался глава Тайной канцелярии – брат Феликс собственной персоной. Завязывается разговор о погибшем Рамоне Гильермо, и здоровье инфанты – просто диалог, чтобы скрасить дорогу. Самое интересное впереди.


Глава семнадцатая: «Неожиданно ожидаемая встреча»
Её высочество кёнигин получила от харр Варена записку, в которой сотник рассказывает об инциденте с участием грифона на площади и некоторые детали допроса. Северная королевна решила посоветоваться с Его Святейшеством и рассказать ему о случившемся. Зенице явно понравился такой поступок, а сведения оказались полезными, но разговор долгим не состоялся: растерянный брат и зрелище около Пресептории явно требовали личного вмешательства Главы Ордена.


Глава восемнадцатая: «Одалиска для сотника»
Латифа бинт Кааб аль-Хаир, одна из наложниц Карима аль Малины, выполняет поручение своего господина, следя за сотником Варреном. Не только приказ господина, но и личные мотивы движут этой девушкой. Как бы то там ни было, а разговор между хесом и женщиной состоялся, и из него можно узнать массу подробностей о таинственной смерти конунга. Что стрелял наёмник Карима, что он оказался предателем на службе Алацци и что эта женщина помешала случиться ошибке. Что было потом – пикантные подробности, но взаимопонимание найдено, и теперь Латифа следует за сотником тихой тенью.

Глава девятнадцатая: «Мир праху»
Ямада Рю и Амолд Григ по стечению обстоятельств встретились на Дворцовой площади и направились в пресепторию почтить память северного правителя. Но застали удивительную картину: трое хесов хотели почтить эту самую память так яро, что были намерены получить труп в безразмерное пользование. Завязалась драка, существуют опасения о здоровье харр Грига, да ещё и шпион тайной канцелярии – некто брат Велизарий оказался вовлеченным в общее столкновение. Вот, оказывается, от чего отвлекали внимание…


Глава двадцатая: «Личная аудиенция: плохо или совсем плохо?»
То самое хитроумное устройство оказалось ещё и зловредным. Никто не собирался никого взрывать, все полученные показания грифоньера – дезинформация, а истинная цель – другая. Все прошло как по нотам, устройство попало в пресепторию. А из него… О, из него по святой обители распространились очаровательные видения – гурии из дыма в весьма пикантном облачении. Пока видение разогнали (точнее, брат Феликс героически разогнал, чуть не доведя себя до полуобморока), пока пытались успокоить людей, пока прибыл Зеница… А кто пронес устройство? Дон Альварада. Кто упустил инфанту? Он же. Не завидуем прецептору.


Глава двадцать первая: «Покойный советник от Алацци»
Но на видениях беспорядки на площади не закончились: обнаружен убитый. Им оказался Яго Эскаланте, советник Алацци. Инквизиторы решились искать убийцу, но это то же самое, что искать иголку в стоге сена.


Глава двадцать вторая: «Союзники»
Заместитель представителя Алацци и близкий друг оного, Альваро Батиста, бастард южного правителя и один из «Союза Свободных» встретился с Каримом в полуразрушенной пресептории. Мужчины обсудили планы, решили смутить народ ещё больше, нарисовав некое пособие о том, что делать с дымовыми гуриями, прямо на стенах городских зданий. Зашел разговор и об инфанте и так похожей на нее графине Рокко. Что если подменить южную принцессу? А если и стереть ненужные воспоминания из ее светлой головы… Не обошли и Её высочество кёнигин – обаяние алацци известно, и если его использовать в нужных целях… В общем, простор для действий.


Глава двадцать третья: «Краденое»
Ласка Вальм, приёмная дочь брата Феликса и его же информатор, решила, видимо, разыграть мини-спектакль и попутно втюхать харр Варрену некую безделушку, покрытую некими урдами. Но сотник – мужчина умный, и у непонятных и подозрительных незнакомок (не соответствуют её глаза её же легенде, жених подарил безделушку, жениха родители выбрали, а я такая вся из себя послушная, да вот только хитрики в глазах танцуют). Так что план Ласки не удался, а харр Варрен урвал бесплатный поцелуй.


Глава двадцать четвёртая: «Танцы с лисами»
Брат Феликс посе событий в пресептории решил навестить будущую императрицу, высказать соболезнования и предупредить о возможных опасностях, предложить помощь и поддержку и дать пару советов. Совет «никому не доверять» Её высочество приняла очень близко к сердцу. Не медвежью ли услугу самому себе оказал брат Феликс?


Глава двадцать пятая: «Фруктовый сад»
Харр Варрен и Латифа снова уединились. Разговор пошёл о последних событиях: оказывается, сотник пропустил всё самое интересное у пресептории! Да и кто эта рыжая девочка? Не прицепила ли она какой гадости на одежду сотника? Нет, вроде нет. Латифа уверяет, что не видела её раньше. Латифа… Как она будет служить двум господам? Хорошо бы получить её… Купить у Карима. Но что потребует шази за наложницу? И каковы истинные цели этого шази? Возможно, через Латифу можно узнать много больше. Но для начала предстоит встретиться с её господином.


Глава двадцать шестая: «Семейное дело»
Идиллия: глава Тайной канцелярии и его приёмная дочь мило беседуют в трактире. Брат Феликс рассказывает Ласке о своём новом плане: он хочет узнать, а кто же такой на самом деле граф Батиста – примерный гражданин или злостный «союзник»? Для этого Ласка переоденется в паренька-алацци, якобы человека почившего Яго, чтобы узнать что-то конкретное. Всё просто как табуретка, но не обречен ли такой план на раскрытие? Что ж, поживём – увидим.


Глава двадцать седьмая: Представительство Халифата.
Визирь привёл инфанту в «Ас-Сухейм», представительство Халифата Шази, но инфанте такой исход событий явно не понравился, и девушка снова бежит. Правда, недалеко. Не остановил прыткую инфанту ни окрик наложницы визиря, Надиры, ни перспектива быть пойманной. А поймали девушку на удивление быстро. Что будет с беглянкой на этот раз?


Глава двадцать восьмая: «Дары юга»
Альваро Батиста возвращается в Альгамбру и узнаёт о неожиданной смерти своего начальника и друга по совместительству. Конечно, гибель – это веская причина не явиться на аудиенцию, но соболезнования должны быть высказаны, тем более, что в планах у графа куда больше, чем «визит вежливости». Часть свадебных подарков от южных правителей и кое-что от дона лично вкупе с обаянием алацци практически гарантировали согласие кёнигин на аудиенцию. Которая, кстати, всё же смогла заронить в сердце северной королевны семечко, прорастущее… кто знает, во что именно.


Глава двадцать девятая: «Раскол»
В свете последних событий баронессе Араго срочно нужно что-то менять. Ей вовсе не хочется проходить даже и свидетелем по делу об убийстве советника Алацци. Тем более, что замаячила свобода. Соланж заметила телохранителя Хорикавы на улице, увидела помертвелый взгляд и всё поняла. Но куда идти? Что делать? Решать нужно быстро. Баронесса пускает слух, будто ей явилась сама Святая Люция и велела совершить паломничество к озеру. Дом занят сборами, а сама девушка спешит к Кариму: посоветоваться, спросить, может, получить помощь. Карим предлагает остаться в его доме, стать его женой и быть подле него. Согласится ли на такое нагини? Нет. Соланж не станет одной из многих, девушка понимает, что со временем чувства могут остыть… Назревает ссора, разгорается, и взрывается. Сгоряча можно сказать много лишнего. Карим напоминает Соланж о её занятии, девушка же говорит, что носит под сердцем новую жизнь. Они расходятся. Встретятся ли?


Глава тридцатая: «Винный погреб»
В развалинах пресептории Карим посоветовал Альваро обратиться за зельем к Соланж, Альваро и обратился. Но баронесса спешит, и такой отвар приготовить не успеет. Ей нужно либо уехать, либо стать новым человеком. Они спускаются в погреб, винный погреб, где пыточные орудия красноречиво говорят сами за себя. Баронесса не намерена играть в недомолвки и прямо говорит графу о своих нуждах. Граф отвечает ей столь же прямо и недвусмысленно: я помогу, но не просто так. «Вы будете иметь возможность в будущем оказаться в свите императрицы, у вас будет возможность выхода в свет. За это вы будете делить со мной постель тогда, когда я этого захочу и не отказывать мне по глупым причинам. »  Что ответит баронесса?


Глава тридцать первая: «Блюсти честь тяжелее, чем принять смерть»
Хорикава Тецуо мелькнул на рыночной площади, вышиб дух из грифона и растворился. На самом деле не растворился. Или как минимум не по своей воле. Кидо Акияма, в прошлом Кодзима Такаширо, когда-то предавший свой клан, клан стрекоз, и переметнувшийся к журавлям больше не может выдавать себя за кого-то другого. Совесть заела? Или на психику надавило слишком сильно? Отчаяние толкает мужчину на убийство своего господина. Такаширо убивает Хорикаву, попадается на глаза Соланж и, наконец, приезжает в «Ширасаги». Он надеется искупить свой давний позор и получить право на священный ритуал – на сэппуку.

+2

3

Его императорское Величество Карл V был столь милостив, что щедро пожертвовал глашатаю дообеденное время для беседы.
Об Императоре из первых рук! Такого вы точно не знали
!

Пояснение обозначений

- Вопрос глашатая
- Ответ Его величества

– Как вам даётся отыгрыш пожилого и уже нездорового из-за старости человека? Не утомляет ли разница между вами и вашим персонажем?
– На удивление легко, даже проще. чем молодых, хотя я уже не помню, когда играл молодого кого-нибудь) Не, не утомляет, напротив - отличная практика - готовлюсь к пенсии загодя)


– Не верите ли вы в ролевые предрассудки, связанные с отыгрышем больных, пожилых, умирающих?
– Я даже не был в курсе, что такие предрассудки есть) Видимо, я мало гуляю по флудам, где о них говорят))
– Но, может быть, вы сталкивались с чем-то подобным? Переходило ли что-то из игры в жизнь и наоборот?
– Нет, императором я пока не становился. Но это, конечно, только пока))


– Как вы относитесь к персонажам: водите как кукловод или вживаетесь как актер?
– Стараюсь вживаться, вроде) Благо, тыква не пустая - воображалка работает))
– А до какой степени? Было ли такое, что ролевой образ начинает пробиваться в реале?
– Ну, пока иду от компьютера до холодильника и обратно, вслух говорю что-нибудь в духе роли, настраиваюсь (но только когда дома нет больше никого))) Или когда в душе стою - там меня всегда особо гениальные мысли посещают) А в реале я бывает да, чтобы скучно не было, но только редко из ролевых. Ну, так, в духе сурового католика, марксиста-лениниста или ещё кого)
– Не поделитесь ли примерами такой эпичности?
– Это не всегда очень уж эпично, из более или менее эпичного за последнее время была только объяснительная в универе, где я написал, что отсутствовал на каком-то мероприятии по причине того, что был в крестовом походе против турок-магометан, пытаясь освободить Константинополь из под власти полумесяца. К тому же, не все преподаватели готовы понять, что я не совсем серьёзен, так что эпичность бывает редкой)
– Ого! С этим не сравнится ни один якобы поиск шпионов и предателей!
– Смотря в ком выглядеть шпионов. Но не, правда, другие соврали ещё хуже: заболели, ходили фотаться на паспорт.– ну что это за отговорки?))) Врать надо уметь, но у меня тогда было настроение в духе крестовых походов)) Но, опять же, из-за моего бреда теперь сложилось мнение у некоторых, что я, к примеру, антисемит и германофил, а это не совсем так))
– К примеру, в странной миграции тараканов по полу университетской столовой?
– Вот по этому я не хожу в столовки - караваны тараканов и прочей живности не прельщают меня, равно как и котлеты из них)


– Было ли такое чувство «игровой усталости» и как вы боролись с этим?
– Если под "игровой усталостью" подразумевается, что надоедает писать посты на какой-то ролевой, то с этим бесполезно бороться мне, ибо значит, что я разочаровался либо в ролевой, либо в своём персонаже.
– Или, например, не хочется развивать персонажа? Не видится перспектив для сюжета или ещё что-то? Часть у вас такое бывает?
– Усталость? Не часто. Видимо, по той причине, что я долго и упорно выбираю ролку себе по душе, ошибиться трудно, а даже если ошибся, то обычно эти ролки умирали, засыпали или начинали переезжать и перестраиваться прежде, чем мне успевало надоесть.
– Расскажите, пожалуйста, как вы выбираете ролевые? Бывало ли такое, что, открыв вкладку, вы понимали, что "это моё, здесь я точно буду играть"? И какой рекорд "бытия" на одной ролевой?)
– Сложно сказать. Дизайн для меня не так важен, обычно я первым делом смотрю на жанр, предпочитая фэнтези, потом на список рас, политическую структуру мира и акции, и уж в последний момент - на сюжет) Вуф-вуф, сложно так сказать. Приходит на ум только одна ролка - там я целый год. К сожалению, большую часть времени ролка эта проводит в беспробудном сне, и игра шла только по одно время активно, а теперь вновь все затянулось бурой тиной.


– Cписываете ли вы своих персонажей с реальных людей, придуманных книжных героев, еще чего-то?
– Иногда беру что-то от реально существовавших людей, ведь в истории все уже когда-то было, а с книжных - редко. Но не копирую биографию и характер, а просто ориентируюсь на дух персонажа, как с императором - я вдохновлялся книжным персонажем, кардиналом Лоренцо Монтанелли из "Овода")


– Мы все видели набороск карты в вашем исполнении. Вы рисуете?
– Ну, та карта явно не лучший образчик моих художеств. Да, балуюсь иногда))
– Насколько серьезно балуетесь? Не поделитесь ли образцами баловства?
– Ну, когда как) В детстве мне не так часто покупали лего, так что выбор персонажей был не так велик - пришлось учиться рисовать им костюмы и маски, так что научился, потихоньку)) Образцы есть))

Из раннего:

http://s1.uploads.ru/t/My09E.jpg
*кликабельно

Из недавнего:

http://s1.uploads.ru/t/uBvlK.jpg
*кликабельно

Из тетрадного:

http://s1.uploads.ru/t/We0tZ.jpg
*кликабельно

– Как-то так. Кстати, на второй картинке, где мой автограф, должен был быть мой автопортрет в надуманных доспехах, доспех удался. а вот я - нет, не похоже на меня)))


– Да, Император - он же лицо историческое, как вы относитесь к истории? Что привлекает в ней? Какова ваша позиция: наблюдатель, исследователь, еще что-то?
– Люблю историю, хотел даже идти на исторический факультет, но вовремя опомнился. ведь учат там не только средневековой истории, да и на даты у меня память плохая. А ещё я не горел желанием учить детишек)) У меня довольно выборочные интересы в истории, обоснованные периодами направления ветров в моём мозгу. Средневековье европейское в общем и частном (германия первого рейха), Византия, Древний Египет. как-то так). Чтобы быть наблюдателем, надо прожить минимум тысячу лет, и исследователь какой из меня. Просто, увлечённый))
– Что интереснее: какие-то изложения фактов в духе летописей/пособий/еще чего-то из этой оперы или исторической художественной литературы?
– По мне, так как с салатом оливье - все сгодится, лишь бы по теме было))


– А вообще читать любите? Именно читать как процесс?
– Люблю, куда без этого. Но тут, как говорит наш препод, важно то, что читаешь, а не читаешь ли ты вообще))
– А как вы относитесь к классической литературе? Современной? Есть ли любимые авторы? Проза или поэзия?
– Смотря к какой классике. Все нравиться ведь не может, но что-то да есть) А современную я особо не читаю. Самая современная у меня - прошлого века, насколько помню) Прозу больше люблю. Со стихами как-то не сложилось - эта необходимость в школе зубрить стихи наизусть отбила всякую любовь))) Но, опять же, есть исключения - "Песнь о Роланде")
– А сами занимаетесь словотворчеством?
– Так, иногда, по мелочам. Кто нынче не балуется плюшками-то?))
– А покажете плюшки?))
– Могу показать, что-то приличное быть должно)


Самое последнее, но уже давнее

На большом насыпном холме, у переправы через реку Точеть, высится острог Воронов Шест, господствуя над всем Верхним Чернолесьем.
Триста лет назад деревья стеной стояли у самой Точети, склоняя ветви к её воде. Сейчас только немногочисленные липы – древние памятники ушедших лет, редким полукольцом обступившие крепостную насыпь, – протягивают к солнцу раскидистые лапы. Бескрайние лесистые холмы вокруг – исконная и раздольная вотчина зверей и птиц. Но северяне взяли своё, и сквозь гущи лесов, словно плеши, протянулись посевные поля. Разрывающая их кое-где витиеватая сеть дорог соединяет редкие деревеньки. Многие из них, подчас, не насчитывают и десятка дворов. Много их сгрудилось к западу от Воронова Шестка, в стороне Хороборска – крупнейшего города во всем крае.
Заложен острог Воронов Шест был по приказу северного государя Драгомира Великого. Из-за его стен собирался он грозить вирийским племенам. Согласно великокняжеской воле была вырублена и выкорчевана священная роща непокорного народа на берегу Точети, а на её месте насыпан холм. Из добытых этим карающим жестом деревьев возвели первые укрепления – четыре прямоугольных башенных сруба, соединенных рядами частоколов. И пока Драгомир был жив, любимое детище его продолжало расти: возвели проездную башню, заложили из огромных булыжников основание главной башни. Последнюю, правда, завершили только спустя десятилетие неустанных работ строителей. Стены этой вежи, толщиною достигающие сажени, сложены были из тёмно-красного кирпича, и вознеслись над землёю на целых семнадцать саженей. Им удалось выдержали не одну осаду, даже когда деревянные постройки вокруг сдавались под натиском огня, подожженные неприятелем. Ни вирийцы, ни прочие, желавшие захватить, либо разрушить её, так и не смогли увенчать себя этой славой.
И на протяжении всего своего существования, от первых лет и до настоящих дней, первый из оплотов северян на юге был поручен заботам одной семьи. Знатное древо Скала некогда получило его под своё управление от Драгомира Великого. Вместе с острогом получили они и обширные земельные угодья, что лежат по левому берегу Точети: от гор на западе, где она берет своё начало, и до реки Ворог, в которую впадает, на востоке. Немало сынов почитаемого за свою храбрость древа Скала сложило головы в войне, развязанной великими князьями рода Драгомировичей. А вместе с ними сгинули в неприветливых лесах Чернолесья и бесчисленные поколения служивших им воинов.
Эта тянущаяся без всяких заметных изменений распря хуже морового поветрия истощила край. Так, когда сгинул в очередной стычке с вирийцами последний князь из старшей ветви благородного древа, ему наследовал последний из мужчин семьи, троюродный дед по родству, владевший до этого лишь несколькими деревнями в западных предгорьях княжества. Однако, как бы там ни было, Миодраг Скала, будучи уже глубоким стариком, встретившим шестой десяток, принял на себя бремя княжеской власти.
Видя, как подорваны последними наступательными усилиями его предшественника силы княжеской дружины, опустошена казна и обращены в пепелища обширные поля на юге, он мало что мог поделать. Воронов Шесток, защитник окрестных земель, теперь был едва укомплектован. Когда оказалось, что князю нечем платить дружинникам, и они единым голосом отказались нести службу, новых защитников набрали частью из свободных, частью из крепостных крестьян.
Воеводе, отвечающему за крепость, пришлось довольствоваться тем, что есть. Однако, у крестьян, кроме защиты Шестка, сохранились и прочие обязанности перед князем, которые они должны выполнять. Особенно в период сборки урожая, когда все они, поднимаясь засветло, покидают крепостные стены и отправляются в поля.
Сегодняшний день не исключение. Солнце ещё только собиралось выглянуть из-за горизонта, а ворота восьмиугольной проездной башни, находящейся с той стороны острога, что обращена в обратную от реки сторону, и высящейся не меньше чем на семь саженей над землей, уже были отворены. Сначала из-за них появилось всего несколько крестьян, направившихся вниз с холма, к полям, а затем последовали и другие, не меньше нескольких десятков, а то и сотни. И отиуда, где они шли, никак нельзя было приметить две крупные черные тени, подошедшие по Точети к берегу у основания крепостного холма.

Едва туго связанные в плоты тросами из бычьих шкур стволы деревьев зарылись в прибрежный песок, как на нем уже стояли, низко пригнувшись к земле и не издавая ни звука, десятка четыре человек. Все они держали свои руки на отягощающих своим весом их широкие кожаные пояса мечах или топорах.
Осторожно, стараясь держаться линии берега, подальше от дороги, ведущей с вершины холма вниз, они начали пробираться к Воронову Шестку.
При полной укомплектованности гарнизона, о том, чтобы незаметно подобраться к крепости, со стен которой обозревалось пространство на почти пятьдесят верст кругом, нечего было и думать. Но сейчас, когда защитники состояли из крестьян, покинувших свои посты для сбора урожая, это не составляло труда.
Очень скоро незваные гости уже одолели подъём и стояли под самыми стенами Шестка. Здесь, в близи, было видно, как сильно не пощадило на самом деле крепость время. Песчаник местами осыпался, между камнями пролегли глубокие трещины и щели, в некоторые из которых без труда поместилась бы ладонь взрослого человека.
Сохраняя тишину, захватчики, помогая друг другу, стали, с поразительной ловкостью и старанием, лезть на стены. Только смертоносное железо на их поясах то и дело едва слышно постукивало по стене. Их простые, домотканые одежды вовсе не сковывали движений, и служили им единственной защитой.
Спустя всего ничего стена оказалась преодолена, и они оказались на скрывающихся за нею деревянных мостках, бывших совершенно безлюдными. За их спинами солнце все ярче освещало поля и крестьян, работающих на них над сбором урожая. А под ногами у них лежал безлюдный внутренний двор Воронова Шестка.
Рассредоточившись по стенам, часть воинов устремилась к воротам, где в тёмной нише скрывалась ведущая в каморку часовых дверь. Часть осталась на стенах, а остальные бросились к двухэтажной главной башне, сложенной из камня, стоящей чуть в стороне от остальных,  деревянных построек крепости.

Невзор, воевода Воронова Шестка, коренастый мужичек с раскосыми глазами и кудлатой русой бородой, получил свой чин после того, как прежний князь сгубил себя, и прежнего воеводу с многими воинами, пытаясь покорить вирийские племена. И хотя новый господин, Милорад Скала, был, задолжал жалования за последние месяцы гарнизону уже на десятка три пешками, место это было почетно и тешило его самолюбие. Ещё бы, он, сын младшего волхва из Хороборска от девки с княжеского двора, дорога которому была разве что в челядь, теперь стал защитником такой крепости, как Воронов Шесток, где до него этот чин занимали лишь благородные господа из княжеских данников. По тому кольчугу свою и меч с копьем он, не жалея сил, натирал песком, чтобы железо блестело на солнце, подавая тем самым пример подчиненным, с которых также этого требовал.
Вот только, крестьяне, набранные для защиты крепости, недополучая жалования, вовсе без радости выполняли свои обязанности, зачастую, хоть и не в открытую, сетуя на князя. Отказываясь нести службу целыми днями, они уходили в поля на сбор урожая, как сегодня. И против того Невзор возражать не мог, ведь начался месяц Серпень, время жатвы. Но вот против ухода на промысел в другие дни он выступал открыто, приказывая сечь непослушных. Но это, правда, всегда имело мало толку. А по тому нередко оставался он здесь практически один, не считая караульных на воротах, да волхва, который иногда, как сегодня, приходил из Хороборска, чтобы провести свои воззвания к богам и благословить крестьян из окрестных деревень.
В те дни, когда волхв гостил в крепости, Невзор коротал время в беседе с божьим человеком. Последний, правда, никогда не желал оставаться здесь дольше, чем нужно, спеша всякий раз обратно в город, где сборы с народа воздаяний Богам шли пусть и не так ладно, как на Севере, но, все же, лучше, чем в деревнях.
Сидя на деревянной скамье за крытым, по случаю визита кудесника, белой скатертью столом, воевода слушал в очередной раз рассказ последнего о давнем, и единственном, визите его в Вертоград.
- …И хотя не допустили меня тогда до взора Владыки, ясно, как сейчас, помню я ветер умиротворения на своём лице. Само дыхание Богов, зрящих на благословенный Вертоград милостиво и радостно! – старательно напрягая лоб, воевода кивал в такт словам гостя. Хотя понять его ему, никогда не бывавшему не только в Вертограде, но и вовсе даже за Течетой, было трудно. Далекий город, сердце веры, виделся ему в рисуемых гостем картинах вовсе чудно и непонятно, словно в дымке. А ведь когда-то в детстве неизгладимое впечатление произвели на него новые, едва возведенные стены Хороборска. И выстроены-то они были из простого дерева, что уж тут говорить, или даже думать о Вертограде, возведенном целиком из камня!
Однако помыслить о далеком чудесном граде Невзору не дали. Нагло прерывая и без того запутанные годами воспоминания волхва, в зал на первом этаже башни, где они сидели, ворвались вооруженные люди.
Одного взгляда на них воеводе оказалось достаточно, чтобы распознать вирийцев! Коротко обритые головы, черные бороды и усы, увешанные вырезанными из костей оберегами, они все прибывали. Их было уже больше десятка.
Невзор поднялся из-за стола, вместе с тем вынимая из ножен меч. Рядом с ним эти же движения повторил волхв – служители Брагислава не только словами, но и мечами могут доказать свою правоту всякому, кто осмелится усомниться в их вере.
Безмолвное стояние продолжалось несколько мгновений, пока в башню не вошел со двора ещё один вириец. Голова его была вовсе обрита и с неё спускалась вниз лишь однако черная прядь волос, признак знатности рода. Положив руку на украшенную золотом рукоять меча у себя на поясе, он ломаным языком обратился к двум своим врагам:
- Давай договор! Не убиваем тебя, если меня хозяином назовешь.
- Я князю в верности клялся, и слово своё сдержу.
- Как знаешь. Повесим тебя с кудесником.

– Вы пишете большими размерами, а не одиночными рассказами? И, да, влияет ли прочитанное/написанное на стиль постинга? Он вообще меняется?
– И как вы относитесь к фильмам по произведеням? И к ролевым по книгам и другим канонам?

– Да я бы не сказал, я больше работаю над тем, о чём пишу, чем, собственно, пишу)) то. что я кинул, это невесть какой вариант одного и того же, и если сравнить с первым - сходства не найти)) Да, наверное, иногда влияет ("Песть о Роланде" на меня как-то сильно повлияла), как и то, о чем пост и от лица какого героя.
– Не знаю, смотря, опять же, что за книга и какая вышла экранизация - разные бывают) А к ролевым по канонам - вполне нормально, хотя особо не пробовал играть. Сейчас ведь эти каноны такие... ГП, ДВ, Сумерки... а я не большой любитель такого дела. Вот Звездные Войны - мой канон, уважаю, но, опять же, хороших ролевых не видел. ЗВ начинал, но этот кошмар лучше не вспоминать))


Вот, где я был вдохновлён "Песнью"

4 февраля 2011 год

Меч и перчатка

Многим выше иных земных уделов, что лежат на склонах  мировой горы, находятся край, зовущийся Накадией. Днём её покрытые пышными коврами трав луга купаются в теплых лучах солнца, а ночью засыпают, убаюканные холодными ветрами. Но, каждым новым утром, они  просыпаются, оттаяв ото сна, вновь оживая для нового цветения.

Известия о врагах, вторгшихся в пределы Накадии, посеяли страх в сердцах жителей королевства. Из уст в уста стали передаваться среди них слухи о выжженных дотла деревнях и их сгинувших обитателях. Полным ужаса шепотом пронеслось по всему Королевству: где прошли враги, ни живых ни мертвых не осталось. Больее того, среди отчаявшихся зазвучали, с каждым днем все крепче, речи, будто дружина короля не может и не хочет защищать народ, будто благородных мужей беспокоит лишь их собственная безопасность. Объятые ужасом люди стал покидать окраины королевства, уходить от лесов, что неприступной стеной окружают его со всех сторон, служа естественной границей. Колонны изможденных страхом устремились к раскинувшимся в сердце Накадии равнинам – под защиту неприступныхкрепостей и грозных гарнизонов.
Опечаленный разорением, причинённым врагами Накадии, король Иштван собрал в Тепеште, своей столице, князей из всех уделов королевства. Их созвали в столицу быстроногие гонцы, посланные им.
Княжеский совет сошелся после полуденной молитвы, когда Богам: Ардженку, Некиру и Балкис – Троим Спасителям – были возданы все почести, и дым от объятых пламенем умасленных даров потянулся ввысь, от алтаря к высоким сводам  капеллы.
За спорами день незаметно стал клониться к ночи. В небесах зловещая Тень надвинулась на золотой диск Солнца, стремясь отгородить мир от его света. Наконец, решено было покинуть тёмные палаты. Благороднейшие сыны Накадии вышли в обширный сад, разбитый под поросшими хмелем стенами Снаги – монастыря, служищего обителью для  короля. Там, где цветёт шиповник, под древнею сосной, подле которой столетия назад его далекий пращур вложил свои ладони в руки Императора, и получил в лен от него от края и до края эти земли, на золотом чеканном троне воссел седобородый и седовласый король. Вокруг него, на крытых мехами деревянных скамьях, что принесли под сень деревьев слуги, сели князья.
Неся в кувшинах монастырское вино, холопы обошли с ним всех князей, наполнив чаши, поднятые за здравие Иштвана. Лишь только благородные сыны их осушили, как мыслями все обратились вновь к совету. Со своего места встал старый герцог Неймон из Нового Града. Взбодренные вином князья обратили к нему свои взгляды, ожидая, что скажет убелённый сединами славный вассал. Голос его, как глас разума, тихо, легко и плавно зазвучал среди деревьев сада:
– Король, князья, уже темнеет небосвод. Как вижу я, не суть нам важно знать – откуда враг пришел: из-за леса ли, или из под сени самого Гиласа, пусть даже из проклятой бездны Яу; бесспортно то, что должно нам мечи свои извлечь из ножен, – и герцог, в подтвержденье своих  слов, возложил ладонь на меч, которым был опоясан. – Нам надобно решить, кто поведёт в бой рыцарей, и защитит честь Короны. Уж после будем думать о крепостных, что не страшась кнута бегут из наших ленов, напуганные вестью о врагах. Не выгода сейчас важна, а честь и наше право владеть этой землей, от Императора полученное в дар.
Закончив речь, седой Неймон воздел перст к небесам, как-будто призывая в свидетели самих Богов. Лишь после этого он опустился на свою скамью, под одобрительные переговоры меж князьями. Король, обведши взглядом первых мужей Накадии, промолвил:
– Возлюбленные мои князья, наш герцог прав. И если б мог, то сам же первым вынул меч из ножен и возглавил войско, но руки мои уже не те. Вы видеть это можете и сами. И, видят Боги, желал бы всей душой своих сынов  отправить за воинскою славой, но они уже сложили головы в боях с той нечистью, что разоряет наш милый сердцу край. Судьбе так довелось сложиться, что я их не увидел тел... – скорбно поникнув головой, король замолк, но уже через мгновение взгляд ясных глаз его вновь обратился ко князьям, собравшимся вокруг, и он продолжил речь. – Мой срок подходит к завершению. Я умру, и вместе со мною уйдёт в небытие мой род. Прошу теперь, уже в последний раз, у вас совета. Меж вами укажите мне такого, кто в бой достоин войско повести. Кому смогу вручить я свою перчатку и свой меч?
Вслед за словами короля с мест со своих поднялись многие из князей, как молодых, так и уже носящих седину. Полные решимости голоса заполнили снагийский сад. Дабы пресечь все споры, поднялся со скамьи архиепископ Снагийский Тиуль. В лучах последних  уходящего дневного света атлас одежд прелата пылал священным ореолом. Воздевши к небесам унизанные золотом персты, он грозно пристыдил князей:
– У монастырских стен, земной обители Богов, неподобает вести спор. Лишь в спокойном смирении найдется решение, ведь все вы – благородные князья, а не крестьяне, помните об этом, – обратив взгляд к королю, Тиуль продолжил. – Иштван, ты наш король, а по тому хочу тебе я дать совет. Чтобы пресечь все споры, вручи свой мечь с перчаткой... хотя бы же Ивейну. Граф храбр и смел, он не единожды показывал свои эти достоинства в турнирах при твоём дворе. Ты это видел сам. И рыцари за ним стоят горой, его в народе знают, за ним пойдут. Не посрамит тебя и принесет победу граф.
Закончив свою речь, архиепископ, осенивши святым знамением собравшихся в саду, вновь занял своё место подле короля. Чтобы ответить ему, поднялся на ноги князь Ивейн. Одежды его уступали красоте и богатству одежд Снагийского архиепископа, но ростом, статностью фигуры и красотой лица черноволосый граф во много раз превосходил собою словно бы вытесанного из грубой древесины властного прелата. Однако же, сказать молодому князю не дал вновь вставший, чтобы держать речь, седой Неймон. Признавая старшинство герцога, граф смиренно уступил слово ему:
– Король, архиепископ твой не добро мыслит. Ему давно граф Ивейн ненавистен за поражение, что он нанес ему под Вельной, когда архиепископ хотел присвоить земли, что не его по праву. Разве же не так? – при этих словах взгляды седого князя и побагровевшего от ярости прелата пересеклись. Словно два разъяренных быка эти двое, непримиримые враги, сиятельные вельможи, готовы были, кажется, накинуться друг на друга, позабыв о благородстве. Но одному не позволял возраст, а другому – слабость.
– Король, позволь мне отомстить за сыновей твоих, – голос графа Ивейна зазвучал чисто и искренне, в нём не было и капли того елея, что щедро льёт в своих речах архиепископ Снаги. – Твоим мечом я сокрушу врага, посмевшего войти в наш милый край. К тому же, меня тебе советует сама Святая Церковь, в лице Его Высокопреосвященства.
Король, с печалью наблюдая ссору меж сенешалем и прелатом, рукой своей помяв седую бороду, заговорил:
– Уж лучше бы глаза мои не видели раздора между вами. От этого мне тяжело на сердце, ведь вам я оставляю королевство. Я не желаю, чтобы сгинуло оно в междоусобной брани между теми, кто должен охранять его от всех невзгод и тягот. Тебе, Ивейн, я верю и вручаю мой меч с перчаткой. Ты поведешь с собою рыцарей. Я так решил. Аой.
«Аой», да будет так, взметнулись ввысь из снагийского сада к темнеющим небу голоса князей.

- А что еще вдохновляет? И часто ли меняется это вдохновительное?
- Музыка вдохновляет) А меняется не часто -я консерватор жуткий, новое с трудом воспринимаю
– А что из музыки? Направления? Коллективы? Исполнители? Может, какие-то инструменты?
– Ну, например, рок-опера "Овод", опять же, а так - металл я слушаю, если не ошибаюсь)) Я в морских терминах не силён. Ну, Кипелов там, Ария, в этом духе, Кристофер Ли, Voltraire)) Ну и классика иногда, навроде "В пещере горного короля", или "Пляска смерти" Камиля)
– А самостоятельно музицируете?)
– Не, это не моё)) Единственный инструмент, который я держал в руках - домра моей сестры. Но просто держал, когда был с нею в музыкальной школе не помню за какой надобностью))
– А что тогда "ваше"?
– А, самый коварный вопрос, это вот такого рода))) Это как когда тебя хватает за волосы стоящий с ади на перекрёстке парень, и требует рассказать, что ты только что имел в виду. Сложно подобрать тот самый верный ответ))
Но я, пожалуй, придумал верный ответ на такой вопрос))) "Всё что есть - все моё")) Надо будет запомнить, а то иногда такие вопросы попадаются


– Как вы пришли в игры? Были ли любимые образы? Играли ли за какое чудо-юдо?
– А я не помню, как пришел. Я даже не помню именно первую ролевую. То ли Сильмариллион, где раскритиковали моего Мелькора, и где я так и не сыграл, или же звездные Войны, где моего торговца оружием захватили в плен без моего ведома, перебив всю охрану, мотивируя тем. что она "была не готова", а ведь это была автоматизированная система охраны))) И ещё там были посты длинной во "Вжжжжух")) Нет, пожалуй, нет любимых образов, если не считать, что обычно мои персонажи в возрасте и не совсем добрые)) За чудо-юдо никогда не пробовал, даже не думал.
– А за женщин? И почему в возрасте?
– За женщин тоже не пробовал - не довелось)) Не знаю, может, по той причине, что любимые мои персонажи обычно все в возрасте))
Да и не только персонажи, вообще личности)

– Что именно привлекает в таких личностях такого возраста? Cостоявшийся характер? B вообще. Что важнее в игре: внутренний мир персонажа или сюжетные действия?
– Не характер. Скорее, сама их манера поведения, речи, предпочтения в одежде. Ретроман я, да)) А на тему сюжет-богатый внутренний мир никогда не задумывался. Наверное, это может значить только одно - всё в меру должно быть)


– Есть ли у Карла V какие-то увлечения/черты, о которых умалчивает анкета?)
– Сначала я подумал о Карле Великом, потом о Карле V Габсбурге, задумался - при чем здесь они, и только потом сообразил, что речь идет о персонаже)))
– На самом деле я о таких первый раз слышу, да простит меня Ваше величество.
– Да ну? О Карле Великом все знают, он же первый император Средневековья, его благодарим за Германию и Францию))
Хотя, бывает, это мне кажется, что о таком великом человеке все знают) Но я знаю людей, которые о тамплиерах не слыхали))
В свою очередь я не знаю многих из тех наших современников. которых знают все и вся))
Забавно, вообще. я помню уйму древних мертвецов, но с трудом запоминаю имена одногрупников))
Возравщаясь к вопросу: думаю, у него не так много увлечений, по крайней мере на настоящее время. Книги, ведь в его покоях есть собственная небольшая библиотека. Больше, думаю, никаких особых увлечений и нет. Раньше, наверное, как и у всех - турниры, кони, доспехи известных мастеров и мечи)


– А верите ли вы Рею Бредбери в том, что "старики никогда не были детьми"? Не посещали мысли о персонажах в молодости? И как вы относитесь к возрасту в целом?
– Я все время думаю, что мне 20, и жутко расстраиваюсь, когда вспоминаю, что 21))) Теперь, когда я о нём узнал, верю) Действительно, особо не задумывался о молодости персонажей-стариков, в том числе и моего) Пока не спросили - не подумал)
– Верите ли вы в судьбу как в нечто непреодолимое? Какова ваша жизненная позиция? Как вы относитесь к мечтам – они мешают или помогают? Нужно ли разграничивать мечты и цели?
– О как глубоко)) Я верю, что все, что только ни делается, случается к лучшему. А в непреодолимую судьбу - как-то не очень) Смотря о чем мечтать. Я мечтал стать египтологом в детстве - вроде не помешало. Но вот если мечтать стать миллиардером с тысячного этажа билдинга - можно точно запнуться) Нужно мечтать о достижимом, и чтобы цели с этим самым достижимым совпадали, как по мне.
– И, наконец, дайте ваше монаршее наставление персонажам.
– Да не будет в тягость вам юдоль земная ваша, но ибо есть мир этот – храм, трудитесь, не жалея живота своего

+2

4

Обзор третьего месяца игры!
Только самые свежие и достоверные новости из первых рук!


Глава тридцать третья: «По душам»
Соланж уходит, оставляя в напоминание о себе лишь сорванную дверь и горький осадок  душе купца. Прямой свидетельницей некрасивой сцены стала Хельга Ульссон, одна из наложниц купца из Малины. Что видела наложница? То, что нужно господину. Власть над женщиной, видимо, придаёт купцу уверенности в своих силах и он сообщает северной деве поручение: Хельга должна завоевать доверие алаццианской инфанты, провести южанку королевской крови катакомбами в дом Карима и уверить её в том, что здесь и только здесь она в безопасности.


Глава тридцать четвёртая: «Цена женщины»
Сотник Варрен приходит в дом купца, чтобы выяснить, зачем тот отправил женщину по его следам и что приказал ей. Латифе грозит смерть из-за измены своему господину, но ведь дело можно решить миром, выкупив наложницу. Правда, дело разговором лишь о женщине не заканчивается. Карим открывает сотнику своё истинное лицо: мага, асассина и главы «Союза Свободных» – и рассказывает сотнику о планах северного конунга, о его обмане и том, что сулит этот план как купцу, так и воину. Харр Варрен не верит – ну а кто поверил бы? Но поверить пришлось, ведь придавившая к полу магия весьма убедительна, а дело идёт об Эдит Эрхольмской. Карим предлагает сотнику помощь во взятии северного престола в обмен от отказа Эдит в притязаниях на верховный, Императорский трон. Харр Варрен обещает поговорить с северной кёнигин и решает убить своего конунга. Своими руками. За Латифу в уплату идет урдический северный меч, и мужчины расходятся. Надолго ли?


Глава тридцать пятая: «Обед на троих»
Чего только не навидаешься в трактирах! Один из них – «Три кабана», что на рыночной площади – сегодня посетили младший принц шази Энвер ибн Хатим и его телохранитель Сиртлан ад Гасик в ходе прогулки инкогнито по Далару. И всё бы ничего – все же люди, всем нужно подкрепиться, да купленный на той же рыночной площади кинжал оцарапал руку принца. Случайно в этом же трактире оказывается лекарь шази, Дениз бен Тюн, и профессиональный долг не даёт ему пройти мимо. Руку Энвера перевязали, знакомство состоялось, а вот, насколько полезное, покажет время.


Глава тридцать шестая: «Дорожная песня»
Баронесса Соланж Араго – пока ещё она – покидает столицу. Ослик, скромная поклажа и небогатая одежда – ни дать, ни взять благочестивая паломница. Но недалеко от ворот баронессу останавливает девушка в никабе, в которой Соланж легко узнаёт одну из наложниц Карима – Софи Кремьё. Рыжеволосая одалиска предлагает свою помощь, но баронесса отклоняет её: уж слишком много тайн было в её делах. Софи говорит про беременность, но Соланж лишь улыбается – передай господину, что это неправда, пусть ему будет ещё больнее. Женщины расходятся, обменявшись подарками: счастливая монетка с двумя решками от Соланж и сбор полезных трав от Софи.


Глава тридцать седьмая: «Предложение»
Тщетно пытались служанки из Ас-Сухейма надеть никаб на алаццианскую инфанту: южную кровь не спрячешь ни под какими тканями. Старший принц шази, Амир ибн Хатим, оглашает Альде Франческе волю их отцов и показывает письменное тому доказательство. Халифат и Алацци должны породниться. Девушка в смятении: подумать только, всего за один день привычный мир рухнул! Не обманчива ли такая её сговорчивость? Смогут ли поладить два таких разных человека?


Глава тридцать восьмая: «Свидетельство по южному делу»
Рикмунд Сальгардсон, командир гарнизона дворцовой стражи, расследует таинственную и неожиданную смерть Иаго Эскаланте – представителя Алацци в Совете – и навещает «Альгамбру» для диалога с заместителем представителя – графом Батиста, хорошим другом убитого. Дон Альваро показывает письмо, в котором Эскаланте отзывался в Парабрану, и предлагает связать задержку отъезда с давним романом покойного и инфанты. Что, если графа намеренно «убрали», дабы не допустить продолжения истории?


Глава тридцать девятая: «Сердечная тайна революции»
Латифа выкуплена сотником Варреном и теперь он волен спрашивать у нее всё, что хочет. Как одалиска попала к Кариму? Что за человек этот купец? Что у него в душе? Что в сердце? Оказывается, пусть у таинственного купца и гарем, и много женщин, но он одинок. У него есть любовь, но неспокойная. Они не могут быть друг без друга, но и вместе – тоже не могут. Кто она? Баронесса Соланж Араго, хозяйка дома терпимости, и… нагини. Скорее всего нагини. Это рассказала Брану Латифа, и тот решает ее украсть, чтобы контролировать Карима, но баронессу сотник не застал – та уже выехала за ворота.


Глава сороковая: «Визит дамы»
На город Энвер ибн Хатим посмотрел, коллекцию оружия пополнил, даларскую кухню испробовал. И, пока его старший брат ведёт беседы с южной инфантой, младший сын халифа тоже постигает нравы алацци, но несколько… иными путями. Джолина, Валькирия – дама из дома терпимости – помогает ему в этом, приоткрывая тайны горячего тела и пышных форм.


Глава сорок первая: «Версия “Острова”»
Брат-дознаватель Юго Жарр, прозванный Серым, посещает представительство Восточных островов. У него не один вопрос: инцидент в склепе, консультация по ядам и что это за странное передвижение под плащом у Хорикава Тецуо? Принимает брата не сам советник, но его заместитель и делится имеющейся информацией. Советник мёртв, видимо, убит предателем из своего же клана (незачем посторонним знать все подробности, ведь формально так оно и было – никакой лжи нет), а в одеждах найдена трубка, из которой стреляют отравленными дротиками. Госпожа Ямада отсутствует, но обязательно встретится с братом-дознавателем позже, в удобное для островитян время. Подробный пересказ событий в склепе, как и рассказ брата Жарра о союзе ничего нового не открывают, но Ямада Рю ясно даёт понять свою позицию: он будет поддерживать хесскую кёнигин, будет воевать за Императрицу. Что ж, говори правду в большинстве и тогда тебе поверят в мелкой лжи.


Глава сорок вторая: «Центральная рыночная площадь»
Дрессировщик из труппы «Двенадцать» Омид и его питон Асассин прогуливаются по рынку. И надо же быть змею таким любопытным, чтобы захотеть познакомиться лично с ханини, Ямада Асами? Телохранитель готов пустить в ход сталь, но улыбка госпожи и появление графа Батиста разряжают обстановку. Омид получает платок от госпожи с рассветных земель, монету и приглашение выступить от южного господина – инцидент исчерпан. Но дон Альваро идёт дальше светской беседы – он просит госпожу Ямада, хорошего лекаря, помочь отравленному грифону, который до сих пор содержится в представительстве. Ханини соглашается помочь, посещает лавку травника, и господа покидают площадь, отправив каждый от своего имени послание в «Ширасаги», ни одно из которых не достигло цели.


Глава сорок третья: «раздели со мной диаболон»
Харр Варрен возвращается в императорский дворец с известиями для своей кёнигин. Её высочество Эдит использует полученную в дар карту тайных дворцовых переходов по назначению, и лишь темнота переходов была свидетельницей тому разговору. Сотник рассказывает госпоже о том, что он узнал у Карима, умалчивая, впрочем, о том, что конунг пока ещё жив. Эдит не согласна отдавать императорский трон. Что делать? Попытаться устранить помеху – Карима аль Малина. Только они двое – Эдит и Бран. Пусть купец думает, что кёнигин готова говорить с ним. Чем закончится этот разговор? Или он, или она. Эдит принимает первое решение как императрица и понимает, кого хочет видеть рядом с собой на троне. А сорванный с её губ поцелуй только скрепляет все договорённости.


Глава сорок четвёртая: «Потери и приобретения»
Ещё одна женщина отвернулась от Карима, но ещё одна осталась верна ему. Софи Кремьё получает от господина не только нежданные обжигающие ласки, но и задание: ей предстоит найти рыжего циркача по имени Олаф и передать ему послание, а заодно проверить, не убыло ли в рядах «Союза». Но это не всё: купца из Малины заинтересовали ханы, брат и сестра Ямада. Почему ханини до сих пор не замужем? Как можно сыграть на этом? Травнице поручено заручиться доверием восточной женщины – благо, и общие интересы у них имеются. Сработает ли очередной план купца?


Глава сорок пятая: «Всё тайное становится явным»
Инга Левенхельм, фрейлина и подруга детства кёнигин, скрашивает своим обществом кратких полчаса до аудиенции у Императора. Эдит посвящает подругу в свою главную тайну – секрет своего происхождения – и говорит о таинственных и опасных планах на вечер, не раскрывая их сути. Инга поддерживает подругу и обещает волноваться за неё, но просит быть осторожной. Но вот платье уже готово, а время не ждёт…


Глава сорок шестая: «Присяга»
Интересная компания собралась в Зале Совета. Ямада Рю получает приглашение на имя своего почившего начальника на личную аудиенцию к Императору и не может его игнорировать. Кёнигин сама испрашивает права говорить с Императором и приводит харра Варрена для принесения присяги советника. Его Величеству предстоит выслушать и принять две присяги: востока и севера. Грядут перемены, большие перемены.


Глава сорок седьмая: «Заманчивое предложение»
Дэвин Эрхольмский, младший принц севера, беседует со свалившимся на его голову часовщиком – в прямом смысле этого слова. Именно здесь его и находит его наставник – Рагнар Ульфсон. Помня о недавней потере принца, харр Ульфсон хочет разогнать тёмные думы своего подопечного и предлагает ему прогулку по столице. А в ходе такой экскурсии случится может всё, что угодно.

+2

5

Зеница. Его Святейшество Александр IV.
Он же Искандер ибн Нури Абд аль-Кадир.
Он же Искандер сын Нури Раб Всемогущего.
И просто замечательный человек приоткрыл нам некоторые завесы своей жизни.
Читайте и наслаждайтесь! Правда, только правда и ничего кроме правды!

1. Как вы пришли на ролевые? Что вас привело?
Хм, давно это было. Сейчас сверюсь с документами на покупку квартиры. 2006 год, тогда же у меня и появился первый комп и я познал интернет, - посмеивается. - Как именно я наткнулся на свою первую ролевую я не помню, но к ролевым был уже подготовлен, ибо до этого выезжал на полигонки, фестивали (бывший рекон, но вечный ролевик), играл в чатах на 684, была такая услуга у одного из мобильных операторов когда-то.

2. А с каких персонажей начинали играть? Кого предпочитали на полигонках и кого на форумах?
Ну, своего первого персонажа я помню прекрасно, это был демон Азазель, безответно влюбленный в Люцифера. Админ попался очень хороший и адекватный, помог с написанием моей первой анкеты.
На полигонках никогда не играл ключевых персонажей, да и не тянуло как-то. А на форумах... обычно я просто читаю информацию о мире, изучаю игру и персонаж рождается сам, с учетом моих потребностей и потребностей игры. Для меня это важно, я всегда анализирую, насколько персонаж будет востребован и с кем сможет пересечься. 

3. То есть в разные периоды времени могут быть разные потребности? И нет любимых персонажей, которых хотелось бы "носить" с собой?
А почему демон? Вы любите мистику?

Конечно, - улыбнулся. - Иногда хочется похулиганить, а иногда покоя и умиротворения, иногда власти. Обычно если долго отыгрываю какого-то персонажа, то следующий будет противоположным по характеру и темпераменту или просто... иным. Впрочем, у всех, наверно, будет что-то общее. Автор-то один.
Есть персонажи не столько любимые, сколько "вечно живые". Бывает, что спустя несколько лет они просыпаются и я могу прийти с ними на другой форум, естественно, адаптируя по необходимости под новый мир.
Меня привлекает не мистика, у меня в коллекции моих персонажей обычных людей больше. Привлекает некая сложность в характере, червяк какой-то, которого я могу и сам создать, чтобы по игре попытаться разрешить эту проблему. Это интересно.

4. Мне сложно представить вас хулиганом. - улыбается - А можно одного из ваших "вечно живых" персонажей? Самого любимого? Кто это?
У меня даже хулиганы интеллигентные немного, - смеется. - Любимых... хи, не знаю даже. А как показать? Могу попытаться найти ссылку на анкету если форум жив.

5. Я понимаю. - улыбается -  Расскажите. Кто самый любимый персонаж? Кем он был? Как его звали? И ссылка будет просто замечательно!
Я боюсь, выбрать совершенно любимого мне будет сложно, но пожалуй, вот так. Вигвар Нойман Шульц, инопланетный ящер, это мой хаос)

Ознакомиться

1.  Имя\Псевдоним:                                                                                     
Собственное имя рептоида состоит из набора шипящих звуков, произносимых в разной и очень важной для ГОРН тональности, не имеет аналогов на человеческом языке. На Земле известен как Амару
В человеческом образе носит имя Вигвар Нойман Шульц.

2.  Пол:
Мужской.

3.  Возраст:
Реальный возраст больше двух тысяч лет, но часть времени провел в спячке. В человеческом образе выглядит лет на 30.

4.  Раса:
ГОРН, рептоид.

5. Внешность:
Антропоморфный ящер, причем, в большей степени антопоморфен, чем ящерообразен, вследствие генетических экспериментов над собой с использованием человеческого материала. Зрачки звериные, желтые, меж губ трепещет раздвоенный змеиный язык. Плотная чешуйчатая шкура с едва различимым узором защищает от скользящих ударов режущего оружия, а природная и тщательно поддерживаемая гибкость и стремительность мускулистого тела – от стрелкового. Волосяной покров отсутствует.
Хвост… Вообще рудиментарная часть тела, доставляющая некоторое неудобство в человеческом образе. Видеть его никто не видит, а за табуретки цепляется. Но как удобно подсечь врага под колени хлестким ударом, оглушить, опрокинуть на спину и впиться острыми зубами в беззащитное горло, чтобы кровь ударила в пасть тугой и сладкой струей, впитать всем существом предсмертный хрип поверженного и влажный хруст переломанных костей! Хм… Простите, увлекся.
Человеческий образ, генерируемый с помощью специального кристалла:
Рост чуть выше среднего, 186 см. Вес, на вскидку, около 80 кг. Приятные и гармоничные черты лица, если бы не шальная капля безумия в серых глазах. Белесые дреды, словно змеи Медузы Горгоны, спускаются ниже лопаток. Пирсинг в нижней губе и обоих сосках. С виду так явно маргинальная личность, от которой добропорядочные граждане должны держаться на почтительном расстоянии (примерно так).

На груди носит переводчик-коммуникатор в виде амулета, который превращает невнятную шелестящую речь ГОРНа в человеческую, предпочитает свободную одежду мешковатого вида, которая не мешает ему быстро передвигаться.

6.  Характер, темперамент, тип мышления:
Как охарактеризовать последователя хаоса? Что есть хаос?
Метание шарика в рулетке, броуновское движение частицы под случайными ударами «соседей», беспорядочные вихри турбулентности?
Разве хаос - это разрушение? Ведь чтобы разрушить, надо создать, а хаос изначален. Он не есть деконструкция, ибо наукой доказано свойство некоторых самоорганизующихся систем спонтанно порождать Порядок при определенных условиях. Хаос это потенция космоса БЫТЬ. А вот будет он или нет… Кто знает?
Амару непредсказуем и, в то же время, ужасающе логичен в своей непоследовательности. Ему важно держать руку на пульсе событий, быть незримо всюду и везде. Он словно песчинка в часовом механизме, словно натянутая струна петли, накинутой на курок револьвера.
Все в нем на грани. На грани безумия… или порядка.
Он может потратить годы на эксперимент и бросить его перед тем, как должен быть получен окончательный результат. Диапазон его знаний необыкновенно широк, но ни в чем он не достиг совершенства. Оно его просто не интересует.
Он будет со скрупулезной тщательностью изучать рассыпающийся в пыль древний манускрипт, и радостно нырнет в самую гущу пьяной кабацкой драки.
Именно он вручит ребенку бензопилу «Дружба». Тяжеловато? Тогда вот облегченный вариант автомата Калашникова. Иди, поиграй со сверстниками, деточка… Он оплатит поставки оружия ИРА и разомкнет цепь взрывного устройства. Или замкнет. Какая, в сущности, разница?
Обожает эпатировать публику, стравливать друзей и соперников. Индивидуалист, собственник, интриган.
При достаточно солидном возрасте Амару не потерял способности радоваться окружающему миру, как ребенок, и быть к нему столь же жестоким. Воистину, длительное пребывание на Земле не пошло ему на пользу, так считают многие из ГОРН. Он слишком привязался к этой планетенке и стал похож на ее обитателей.

7.  Место жительства:
Планета Земля, Швейцария, Монте-Верди.
Обычно обитает в подвале, в котельной, оттуда есть скрытый переход в Научный центр, пара тройка эвакуационных выходов, закрытый от проникновения внешних воздействий бункер. А что? Там тепло, темно и все слышно. Особенно после того, как он оборудовал систему слежения, дублирующую инженерные коммуникации. Что? Есть ли в Вашем унитазе камера? А вот не скажу.

8.  Особенности персонажа:
Ментальные способности: гипноз, эмпатия, воздействие на чужое сознание с целью создавать иллюзии. Сокрытие во тьме. Тьма… Это его воздух, его щит, его мир. Он словно растворяется в ней, незримо присутствуя и внезапно появляясь, словно черт из табакерки. Плохо переносит свет. Мимикрия («Вы лежите на газоне, и Вас не видно!» (с)). Очень чувствителен к вибрациям.
Любит мясо. Сырое. И курит как паровоз. Потом регулярно чистит легкие препаратами и опять курит, курит, курит!

9.  Профессия:
Исследователь. Техник, наблюдает за инженерными системами клиники и исследовательского центра. Представитель расы ГОРНов в попечительском совете, но заманить его на заседание крайне сложно, иерархия его раздражает, регламент бесит.

10. Биография:
Родился, учился, воевал, погружался в спячку, возвращался и снова ввязывался в очередную войну, погружался в сон. Убивал и дарил жизнь. Так прошла буйная молодость. После очередного пробуждения был официально направлен на Землю, с целью поиска «захоронения» Древних ГОРНов. К тому времени эта тщательно засекреченная информация была так засекречена, что уже и сведений об этом никаких не осталось, а планетой заинтересовались другие расы.
Сначала он просто собирал сведения о древней мифологии, культуре, любых упоминаниях о пришельцах, драконах, змеях. Перед ним раскрылся удивительный мир.  Амару, как любой истинный ученый, попал под очарование объекта исследования. Его отношение к Земле уже охарактеризовал Лермонтов, сам того не зная, и ГОРН с честью мог бы перефразировать пару сток знаменитого стихотворения, обращаясь к человечеству: «Люблю тебя, но странною любовью…» Нет, речь не о гастрономических пристрастиях, с этим вопросом Амару разобрался пару сотен лет назад.  Питаться землянами все равно, что топить печку нефтью. Зачем? Потенциал расы уникален, а поужинать можно и другими представителями. Ну… или теми, кто, по мнению ГОРНа, не представляет культурной или интеллектуальной ценности.
Амару счастлив как профессор-антрополог, нашедший племя, которого не коснулось тлетворное влияние цивилизации. Так любуется родитель на свое чадо, не желая оберегать его ото всех ошибок. Ибо только так он научится жить…
Примитивность? Что есть примитивность технологий? Примитивен ли часовой механизм или винт Архимеда по сравнению с устройством среднестатистического компьютера? Можно ли сравнивать их вообще? Это всего лишь период развития. По Вашему мнению, история линейна и движется к совершенству? А по мнению Амару – циклична. И в каждой эпохе свое совершенство. Это очаровало Амару. Прогресс. Эволюция. Жизнь. Ибо ГОРНы, по его мнению, перешли в стадию консервации и не способны к дальнейшему развитию.
Он влюблен в людей за их алогичность и логику, за Хиросиму и Нагасаки, за строительство и разрушение грандиозных соборов, за холокост и марши мира. Ни одна раса не шла столь стремительно к своему уничтожению и не останавливалась на самом краю…
Суета вокруг Земли его очень настораживает. Так тревожно шелестит своей погремушкой змея, когда ты слишком близко подобрался к ее кладке. Он должен найти Древних, а вот стоит ли этим знанием делиться даже со своими, Амару еще не решил. Пробуждение Древних приведет к уничтожению землян, по крайней мере, определенной их части. Ибо проснувшиеся после тысячелетней спячки рептоиды будут обуяны только одним желанием. Жрать и уничтожать. Уничтожать тот мир, который необъяснимым образом стал ему родным. Стоит ли оно этого?
В отношении Конфедерации и исследований внешне занимает нейтральную позицию. Мол, а что я? Я ничего, так, за порядком тут слежу. Хотя о каком порядке может идти речь в отношении ГОРНа?
Амару выжидает. Потихоньку треплет нервы конфедератам, морщит Ариев, пьет на брудершафт с психами, стучит монтировкой по трубе отопления (на землян это производит неизгладимое впечатление, они думают, что система отопления работает только вследствие этих действий).

Арахнид Василий. Это я боролся со своей арахнофобией. Очень люблю этого паука.

Ознакомиться

1. Имя персонажа.
Василий. Это имя ему дал один добросердечный человек, впоследствии ставший его первым любовником... и ужином.

2. Возраст персонажа.
Несколько сотен лет, выглядит на 30.

3. Раса.
Арахнид.

4. Особенности персонажа.
4.1. Внешностные.
Когда юный арахнид впервые увидел свое отражение на зеркальной поверхности, он понял, почему большинство разумных существ от него разбегается. Он был уродом. Вместо прекрасной, покрытой мягкими шерстинками головогруди, он обладал отвратительно-гладким человеческим торсом с двумя пятипалыми конечностями, заменявшими ему традиционные педипальпы. Впрочем, остальные восемь суставчатых лап были, слава богу, в порядке и заканчивались зазубренными коготками, хитиновый покров паучьей спины украшал крестообразный узор из всех оттенков серого. Паутинные бородавки располагались в нижней части брюшка и две дополнительные - на ладонях.  Общий рост - около двух метров, и это если не вставать на цыпочки, тьфу, когти.
Его лицо представляло собой странную смесь человеческих и паучьих черт. Стандартные восемь глаз в лицевой части, две центральные пары были больше остальных. Аккуратные подвижные хелицеры (жвала) крепились к височной кости и дублировали нижнюю челюсть, хотя рот был вполне человеческим. Но серебристый волосяной покров покрывал не всю голову, а лишь большую часть черепной коробки, как бывает у людей, но не пауков. Впрочем, со временем ему удалось примириться с собственным внешним видом, правда, в общении с человекоподобными расами он стал носить маску. Оказалось, что его представления о паучьей красоте несколько отличаются от мнения окружающих. Но его ждало новое потрясение. Не смотря на то, что верхняя часть тела была явно мужской, со всеми причитающимися к этому гениталиями, нижняя - со стандартным брюшком и паутинными бородавками была женской. Особенно неприятно было это осознавать в преддверии ожидания своего первого многочисленного потомства.

4.2. Личностные.
Дружелюбен, сентиментален, влюбчив. Рядом с потенциальной пассией начинает непроизвольно выделять феромоны, которые действуют на жителей Лабиринта Иллюзий избирательно. В процессе любовных утех совершенно теряет голову и  наутро обнаруживает рядом полуферментированное тело, спеленатое в паутинный кокон. Искренне переживает, убивается, потом принимается за завтрак. Ну, не пропадать же добру. Вопреки распространенному мнению не прожорлив, потребность в еде испытывает не чаще чем раз в месяц, а то и реже. Расчетлив, злопамятен.
Обладает аналитическим складом ума, привык держать коготь на пульсе всех событий Лабиринта, в чем ему помогает его малозаметное потомство. Василий - любящий и заботливый родитель, просто всех своих детей запомнить не может, хотя на данный момент их и двух сотен не наберется.
Испытывает нездоровую страсть к часовым механизмам, разбирает их и собирает заново, после чего они окончательно перестают работать.
Поскольку является хладнокровным, сильно зависит от окружающей температуры и тянется к теплу.

5. Навыки и способности
5.1. Обычные
Стандартные паучьи, плетет все виды тенет, вырабатывает различные виды паутины. Не смотря на кажущуюся массивность тела, очень быстро передвигается, в том числе и по вертикальным поверхностям. Если дело доходит до драки, то всем видам оружия предпочитает глевию.

5.2. Сверхъестественные
Имеет власть над пауками, связан ментально с собственными детьми, может считывать из их памяти полученную информацию. Обладает гипнотическими способностями, при необходимости подавляет волю жертвы.

6. История (или биография)
Он родился из тугого комка человеческих эмоций и страхов, выпестованных веками. Здесь легкая дрожь омерзения, когда паутина коснулась Вашего лица, панический визг ребенка, который обнаружил арахнида у себя на одежде, возбуждающе-сладкая судорога бьющегося в тенетах беззащитного мотылька и очарование мастерством ловчего кружева, из которого невозможно освободиться.
Процесс самоидентификации шел достаточно тяжело. Не смотря на то, что Василий осознавал себя пауком, он понимал,  что похож так же и на человека. Попытка общения с людьми ни к чему не привела, они его боялись. А общение с обычными пауками, которые оказались весьма и весьма примитивны в интеллектуальном плане, привело его к новым открытиям. Что он паук не просто наполовину, а на самую что ни на есть женскую половину! Нет, поначалу-то было даже приятно, но процесс вынашивания оказался настолько выматывающим и истощающим, что он понял - позволить себе подобное можно лишь раз в пару сотен лет, и даже это не спасет его от возможного летального исхода. Потомство было многочисленным и совершенно стандартным по паучьим меркам. Наверно, сказались папины гены, ибо в данной ситуации Василий являлся все-таки мамой. Одна радость в жизни - никаких человеческих рудиментов им не передалось. Разве что они отличались повышенной разумностью и привязанностью к своему родителю, а размеры самых крупных не превышали человеческой ладони.
Со временем он вполне освоился в Лабиринте, собирая, систематизируя и продавая информацию, которую получал с помощью своих детей. Покупатели находились всегда.

И вот ювелир, живучая такая сволочь оказалась)

Ознакомиться

1.  Имя\Псевдоним:
Витторио Гримани.

2.  Пол:
Мужской.

3.  Возраст:
38 лет.

4.  Раса:
Человек.

5.  Внешность:
Утром, заползая в ванную, проснувшись с дикого перепоя, самое главное, это не смотреть на себя в зеркало. В огромное венецианское зеркало, черт бы его побрал, ведь уже давно не утро и если слух не изменяет ему, то часы пробили три.
Когда-то он так гордился своей красотой. Нет, он и сейчас получает свою долю восхищенных взглядов. Но красота в глазах смотрящего, а к себе он охладел. Если в былые времена его сравнивали с падшим ангелом за мрачноватую утонченную внешность, то теперь он видел перед собой уставшего беса с потухшими угольками взгляда. Хорошо, что кожа от природы смугловата, так почти не видно ее нездорового, желтовато-серого цвета. Угловатые черты лица с уже едва заметным наследием Востока, это от прабабки из Азии. Вокруг карих глаз притаилась сеть крохотных морщин, а в темно-каштановых волосах завелись серебряные нити. Впрочем, это семейное. Отец начал седеть лет в 25, так что давно пора. Рост под метр восемьдесят, былая стройность превратилась в худобу, но что-то есть, что-то еще осталось. Если выпрямиться и вот так ухмыльнуться своему отражению… Волосы отросли почти до плеч. Стоит ли наведаться к парикмахеру? Вроде уже не мальчишка, чтобы патлатым хайром трясти. Развернуться, заглядывая себя через плечо. С гордостью провести пожелтевшим ногтем по давно зажившему шраму на спине. Он ценил свои шрамы, лелеял, знал наперечет, от кого, с кем.
Сейчас принять ванну и как там говорится, как огурчик? Уже давно не зеленый, а такой… хорошо проникотиненый, тьфу, промаринованный, пожелтевший, с хрустом. После которого дерет горло и хочется пить-пить-пить. Хоть галлон воды вылакай, не утолить жажды. Точно! Жадно припасть к прохладному крану, глотая воду, ощущая на потрескавшихся губах металлический привкус, словно кровь… Хорошо…

6.  Характер, темперамент, тип мышления:
Для итальянца достаточно сдержан, обладает аналитическим складом ума. Предпочитает держать все под контролем, со всеми иметь дружественные отношения, чтобы использовать в своих целях, при этом кинет не задумываясь, если это будет ему выгодно. Основной девиз в бизнесе: Боливар не вынесет двоих (с). Вежлив, обходителен, старается ко всем найти свой подход и потом терпеливо вплетает жертву в паутину интриг, от которых не откажется даже на смертном одре. Жить не может без информации, лучше чем кто-либо другой понимает, что в этом и есть власть. Любит играть на чужих слабостях.
Редко бывает абсолютно трезв, но, судя по достаточно успешному бизнесу, это ему не мешает. В делах педантичен, всегда найдет выход из критической ситуации, но крайне редко доводит ее до такого состояния. Живет, как лис в норе с множеством выходов. Ценит уют и качество во всем. Деньгами не швыряется, скорее, знает им счет, но и никто еще не называл его скупердяем.
С семьей поддерживает в большей степени деловые отношения. Регулярно поздравляет с рождеством или днем рождения, прилагая чек, не утруждая себя выбором подарков. Семейные сборища переносит стоически, но старается избегать. Ему вполне достаточно осознания, что в случае беды у него всегда есть дверь, в которую можно постучаться.
Уважает иерархию, считает, что каждый должен быть на своем месте, терпеть не может панибратства, очень четко определяет черту в отношениях с каждым, через которую не позволяет переступать.
Азартен, в меру ироничен, по-прежнему любит играть на публику и привлекать внимание, хотя те, кто знал его раньше, говорят, что теперь с ним стало намного проще общаться. Единственное, к чему нетерпим, это к некомпетентности,  начиная от служащих своего магазина и горничных дома до шлюх в борделе.

7.  Место жительства:
Приют Странника.

8.  Особенности персонажа:
Кроме родного итальянского владеет английским, немного немецким. Собственно, никаких особенностей нет. Обычный человек. Как это ни странно, на редкость жизнерадостный - стоя одной ногой в могиле, продолжает получать от жизни свои маленькие удовольствия и по мелочи портить жизнь медперсоналу Приюта. Но опять же, не по злобе, а со скуки.

9.  Профессия:
Владелец сети ювелирных магазинов в Европе, ювелир.

10. Биография:
Появился на свет в семье итальянских ювелиров, четвертый ребенок из пяти, третий сын, родительской любовью не избалован, но и не обделен. Семья была к тому времени достаточно состоятельна и проживала в Турине. Их фирма не получила мировой известности, но изделия охотно раскупались в Италии и за рубежом. В условиях жесточайшей конкуренции изворачивались, как могли, так что честность была в семье изначально не в чести, ее опережала выгода.
Будущая профессия была заведомо определена: после окончания средней школы – художественный колледж и специализация ювелира. Хотя, к слову сказать, усидчивости братьев у него не было, работы его были на стандартном для его семьи высоком уровне, но не более того. Его всегда больше тянуло в сферу управления семейным бизнесом, чем к свободному творчеству.
Еще в молодости Вит объездил почти полмира, наслаждаясь жизнью и пробуя себя на различных поприщах, не забывая, впрочем, о семье и налаживая связи, каналы сбыта и подставляя конкурентов. Пару лет даже преподавал историю художественных стилей в школе реставраторов Амстердама, но вынужден покинуть ее из за скандальной связи с учеником. Не так уж свободны там нравы, как разрекламировано.
Обладая достаточно яркой внешностью, Вит часто притягивал к себе внимание представителей обоего пола и не чурался использовать это в своих целях. Не то что бы никогда не любил, увлекался, иной раз достаточно серьезно, но всегда контролировал ситуацию и свои чувства, пожалуй, продолжая любить себя в своих же партнерах. Самолюбие не позволяло ощутить себя брошенным, поэтому всегда успевал уйти первым.
Мельницы богов…
Ему было тридцать четыре, когда он влюбился как мальчишка. Сначала недоверчиво, потом почти с ужасом, понимая, что это чувство как цунами, его невозможно остановить и ему нет сил сопротивляться. И в кого?! В хастлера из дома терпимости, моложе него на 11 лет! Теперь он знал, как выглядит тот самый пресловутый бес в ребро, приходящий одновременно с сединой в бороду, в их семье седели рано. Дерзкий, наглый, белобрысый немец. Только за год они успели пять раз расстаться, причем два из них навсегда. С драками, скандалами, в гробовом молчании, с оглушительным хлопком входной двери, так что стекла вылетали, с чемоданами и без…  И сходились снова. Наверно, его и правда проклял кто-то из бывших, равнодушно брошенных им любовников.
Они собирались лететь в Барселону, и, конечно, поругались за два часа до вылета. Он и причины то не помнил. Только то, как швырнул Эриху билеты и приказал убираться ко всем чертям. Рейс потерпел крушение над Средиземным морем буквально через тридцать четыре минуты после вылета. Ни один из пассажиров не выжил. Самолеты стали слишком часто падать.
Тогда он просто пропал на какое-то время, не позволяя никому приближаться к себе. Напивался еще с утра до невменяемого состояния и так без конца. Не помогало. Он не мог себя простить. Потом пустился во все тяжкие, пытаясь вырвать эту чертову занозу из сердца. Забывался на время в руках садистов, ибо только эта боль заглушала ту, настоящую, затаившуюся в уголках его сердца. Та боль, от которой сводит горло, словно ты кричал весь день, хотя не произнес ни слова, от которой даже дышать тяжело, еще кашель этот…
Диагноз – рак легких, выслушал, невозмутимо докуривая сигарету. Он курил со школы и жизни не представлял без никотина, так чего уж теперь. От лечения отказался. После этого успокоился, словно примирился с самим собой. Даже улыбаться стал чаще. В кои-то веки навестил семью, познакомился с многочисленными племянниками, дети перестали раздражать, хотя умиления он тоже не испытывал. Начал приводить в порядок дела, вернулся к работе, возглавив сеть ювелирных магазинов. Родных в свои болячки не посвящал, ведь житья не дадут, ей-богу, и так немного осталось, разве что нескольких самых близких друзей.
Приют ему порекомендовал один из врачей, а с учетом того, что медицинская помощь ему все-таки требовалась, он стал постепенно отходить от дел и приезжать в Швейцарию, чтобы скрыть состояние собственного здоровья от семьи. Квалификация персонала его вполне устраивала, но в Приюте он все равно прослыл скандальным и взбалмошным пациентом, ибо всегда найдет, к чему ехидно придраться. По-прежнему много курит и пьет.

Простите, если завалил ссылками, это те, кого я вспомнил первыми. И кто мне безусловно дорог.

6. Нет, нет, спасибо большое, что делитесь с нами тем, что вам на самом деле дорого! Это очень ценно и будет интересно всем нашим игрокам.
Скажите, есть ли такие персонажи, которых вы не стали бы играть никогда?

Задумался. - На данный момент это, пожалуй, дети и женщины. Но кто знает, все может измениться, - улыбнулся.

7. Согласна. У вас удивительные персонажи. - улыбается - Скажите, насколько легко и сложно даются вам персонажи в преклонном возрасте? И часто ли вам приходилось играть таких персонажей?
А преклонный это со скольки?
Скажем с 50. Я не беру в расчет Зеницу, хотя это, на мой взгляд, очень сложный персонаж и по возрасту тоже.
Вигвару вот около двух тысяч лет, дай бог памяти, - посмеивается. - Людей я играл только до сорока, сразу признаюсь, а вот инфернальные сущности были и по-старше. Скажем так, это всегда интересно. Человек (или не человек) прожил пару сотен лет. Он словно... стоит на берегу реки и смотрит, как время уносит от него людей и события. Что важно, что преходяще? Как он будет смотреть на мир? Мне кажется философски, - улыбнулся. - С учетом того, что этой наукой я занимаюсь давно и вполне профессионально, я часто вплетаю в отыгрыши вот таких персонажей подобные мысли, какие-то исторические события, из разряда "Вот помню, мы с Джордано Бруно..." - смеется. -

8. - смеётся - И как вы там с Джордано Бруно?
Скажите, а какие направления ролевых вы предпочитаете? Я вижу у вас довольно разнообразные направленности. Что нравится больше?

- Мы с Джорданом? Прекрасно. Это вообще я его навел на ту мысль, за которую его и сожгли. Мда... Не время было, не время.
Я предпочитаю оригинальные миры. Лишь раз меня заманили друзья на форум по канону, но я и там создавал оригинального персонажа.

9. Какой вы оказывается хулиган, Ваше Святейшесво! - смеётся - То есть не важно будет ли это аналог далёкого будущего или очень далёкого прошлого?
Не важно, - улыбнулся. - Чем мне приглянулся Далар? Я искал что-то близкое к средневековью, аналог миров Кэтрин Куртц, не столько по сюжету, сколько по настроению. Но с тем же успехом я люблю и космос, Вы это еще помните, и параллельные миры с магией и без нее, и современность. Последнее время я на форумы прихожу в основном по приглашениям, то есть знакомые или друзья зовут, поэтому... иной раз прихожу не на "форум", а "к людям".

10. На мой взгляд к людям приходить даже лучше, чем просто на форум. - улыбается - И я совершенно уверенна, что вас зовут много куда.
Скажите, обычно писатели ждут вдохновения. Чем вы вдохновляетесь? Читаете? Слушаете музыку? Или оно само вас находит?

Бывает так, что отыгрыш сам по себе "муза". Т.е. читаешь и сразу  возникает ответ или настроение ответа. Иногда надо подумать, тогда я продолжаю размышлять над отыгрышем когда гуляю, мне легче думается, когда я куда-то иду. Музыка? Нет, лишь отвлекает. Обычно я копирую все свои отыгрыши в отдельный файл вместе с ответами соигрока. Перечитываю их с самого начала, а иногда и с анкеты, или брожу по форуму, погружаюсь в нужный мир... и пишу уже не я. Пишет персонаж)

11. Как интересно! Вы умеете полностью погружаться в мир и в своего героя? Это удивительно!
Говорят, что каждый актёр мечтает сыграть Гамлета. Скажите, есть ли у вас мечта сыграть кого-то конкретного?

Мне кажется, это все умеют и так и пишут, - смеется. - Мне наоборот иногда приходится извиняться за своего персонажа или его поведение, потому что если меня знают как человека и игрока, то ждут иного. А я так и говорю - я то поступил бы вот так-то и так-то, но у персонажа на этот счет свои мысли. Мы ругаемся иногда и ними, они меня совсем не слушают, - жалуется.
На данный момент нет. Если у меня есть желания кого-то сыграть... я его ираю. Наверно, так.

12. Они ещё большие хулиганы, чем вы? - смеётся - Как вам удаётся с ними справиться? Скажите, раз мы заговорили о театре, любите ли вы театр?
Дети должны во всем превосходить своих родителей, - ужасно серьезен. - Мы ищем компромис или я смиряюсь и позволяю им творить все, что душе угодно.
Театр? Нет. Я с удовольствием читаю о нем, но еще ни разу игра актеров не захватывала меня настолько, что я забыл, что это... игра. Либо постановки мне попадались не самые лучшие, либо я непробиваем и невосприимчив. Я вот тут давеча читал А. Моруа "Три Дюма". Как жили театром в XIX веке, новые постановки, страсти-мордасти, люди рыдали и смеялись, люди верили. Я ищу именно этого. Древнегреческого катарсиса, эмоционального взрыва, ощищения. Но не нахожу. Не спорю, быть может это и моя вина.

13. Полагаю, что в этом нет ничьей вины, просто вам не поду то, что можно сейчас увидеть в театре и в этом нет совершенно ничего плохого. - улыбается - Может быть вы любите кино? Как вы развлекаетесь?
О, да, очень люблю. Недавно приобрел себе энциклопедию кино, теперь у меня есть список того, что посмотреть, - смеется. - Я часто привожу студентам тот или иной фильм как пример эпохи, но увы, обычно натыкаюсь на полное незнание классики синематографа. Развлекаюсь? Играю на форумах и читаю.

14. Какой жанр в кино вам больше всего импонирует? Ведь фильмы настолько разнообразны. Что вы любите читать?
Мне нельзя задавать такие вопросы, я впадаю в ступор. - Смеется. - Если фильм или книга хороши, то не имеет значения автор или сюжет. Из последних фильмов "Уайльд" со Стивеном Фраем и "Кошмар на улице Вязов", - прячет улыбку. - Старая, оригинальная версия лучше новой, определенно. Из книг я последнее время больше читаю классику XIX века. Эпоха романтизма затянула. Сейчас вот закончу с англичанами и перейду к французам, а впереди еще немцы.

15. Вы удивительно разносторонний человек! И с вами очень приятно беседовать. - улыбается - Скажите, вы любите животных?
Я просто очень люблю поговорить о себе, - отшутился. - Нет, не люблю. Точнее, я не испытываю к ним неприязни, но совершенно равнодушен. Я не впадаю в умиление при виде собак или кошек, меня не тянет их погладить или притащить к себе домой.

16. Это же очень хорошо!  - смеётся - И мне на руку.
И вам никогда и никого не хотелось завести у себя дома?

Задумался. - Было временное помешательство. Хотел хоря, - улыбнулся. - Я признал в нем свое тотемное животное. Но он бы превратил мой дом и мою жизнь в ад, поэтому я отказался от этой идеи.

17. Мы говорили про животных, теперь я хотела бы спросить: у вас есть талисман?
Это который с собой таскаешь и на удачу?
Да. Что-то такое. Ещё бывает их дома ставят.
Задумался. - Ничего определенного, но есть какие-то вещи, которые дарят мне друзья. Для меня это и есть талисманы. Только лучше, когда не купленные, а найденные или сделанные своими руками.

18. А вы верите в то, что они приносят удачу?
Я никогда не рассматривал их в этом ключе, - улыбнулся. - Для меня это важные и дорогие вещи, если в них есть какая-то сила, то это сила моих же воспоминаний, отношений.. Но я никогда ничего через эти вещи не просил. Наверно, талисманов у меня нет. Видимо, это другое.

19. Да. Скорей всего это другое. Дорогие сердцу вещи, которые просто приносят удовлетворение тем, что они есть.
Скажите, есть ли что-то и/или кто-то, что вдохновляет вас?

Какие сложные вопросы пошли, - посмеивается. - Меня вдохновляет сам процесс игры, антураж. роль, талантливый игрок...Наверно, так.

20. Должна же я вас помучить в своё удовольствие. когда мне ещё так повезёт?
- смеётся - Скажите, есть кто-то или что-то, что не зависимо от других обстоятельств может вас вдохновить или принести хорошее настроение?

Прекрасная жестокосердная дама, - улыбнулся. - Всегда по разному. То есть я не могу сказать, что существует конкретный человек или конкретная вещь/книга/музыка. Все зависит от обстоятельств.

21. Хорошо, тогда скажите, что на ваш взгляд лучше всего может поднять настроение? Помните мультик " Просто так"? про мальчика, который дарил всем цветы просто так и у всех подымалось настроение. Вот вам, если просто кто-то подарит букет цветов, или хорошую книгу, вы обрадуетесь? И чему вы совершенно точно не обрадуетесь?
Помню, обрадуюсь, - улыбнулся. - Я не обрадуюсь, если будут нарушены мои планы. Это распространяется на друзей, которые решили прийти в гости без предупреждения.

22. Я вас понимаю. И последний вопрос. Скажите, чтобы вы хотели пожелать нам, своей пастве? - лукаво улыбается - Чтобы у нас точно поднялось настроение.
Счастья для всех. Даром. Пусти никто не уйдет обиженным(с) Надеюсь, это не звучит как проклятье?)

+3

6

Только у нас! Только сегодня! Читайте и поражайтесь!
Амир Фарах ибн Хатим ибн Баха.

Амир Веселый сын Хатима внук Баха.
Прозвище Веселый получил за любовь к развлечениям.

Немного тайны, немного юмора, немного интриги -
это и есть рецепт хорошего настроения!

1. Скажите, что вас привело на ролевые игры и когда это было?
Это было около трёх лет назад. Я тогда ничего не знал о ролевых играх, и меня позвал знакомый, админивший историчку. Надо было поддержать новую сюжетную ветку, нужен был человек, знающий исторический период, и позвали меня, пообещав всё объяснить. Так и началось)

2. И вам сразу понравилось? Кем был ваш первый персонаж?
Да, понравилось сразу, хотя в историчках я надолго не задержался. Самый первый был комиссар французского Конвента посреди бунтующей Вандеи.

3. Ничего себе! Не сложно вам было играть такого персонажа?
Сложно было стилизовать, приноравливая по возможности речь к эпохе. Но в целом хорошее знакомство с реалиями того времени и психологией его героев спасало)

4. Я понимаю, что вы неравнодушны к истории. Можно ли сказать, что она является вашим хобби?
Изначально она является моей профессией: у меня диплом медиевиста. Так что французская революция - хобби, а церковная и куртуазная культура - специализация.

5. Вы удивительный! Скажите, какие игры кроме исторических могли бы вас привлечь? И что для вас важно на игре? На что вы обращаете внимание в первую очередь?
Спасибо, это лестно) Меня могут привлекать самые разные тематики, но, наверное, самые близкие - это городская мистика (привидения, жуткие городские легенды и прочее в том же духе), космические сюжеты (жаль, что они такая редкость) и социальные антиутопии. Когда прихожу на игру, в первую очередь обращаю внимание на грамотность и логичность текстовой части. Ещё всегда читаю гостевую, по ней обычно очень хорошо видно, как администрация общается с игроками. Если сюжет меня зацепил, грамотность на месте, а с администрацией можно вести конструктивный диалог, я остаюсь. Ещё у меня есть слабость: для меня немаловажно, чтобы форум выглядел для меня приятно с визуальной точки зрения.

6. Скажите, вас привлекает городская мистика, а верите ли в приведения? Боитесь ли?
Верю, но не боюсь) Мне нравится воспринимать мир в традициях магического реализма: считать, что обыденное и сверъестественное сосуществуют и не настроены враждебно по отношению друг к другу.

7. А вы сами когда-нибудь встречались с приведениями?
Скажем так, мне случалось ощущать присутствие тех, кто "с того берега реки".

8. Я бы испугалась. Вам совсем не было страшно?
Сейчас начну говорить, как африканский шаман: предки не хотят нам зла)) Но нет, не было. Вы тоже вряд ли испугались бы, отсутствие угрозы вполне ощутимо.

9. Мне кажется, я бы поседела. Честно. ))
Хорошо. А скажите, возвращаясь к играм, кого бы вам хотелось поиграть больше всего и вы пока его не сыграли?

Мне всегда хотелось поиграть политику в условиях той самой социальной антиутопии. Причём даже не принципиально, с какой стороны быть, с равным удовольствием сыграл бы идейного повстанца и овчарку режима.

10. А вам никогда не хотелось создать свои игру, чтобы в это поиграть? Мне кажетмя игр этой направленности крайне мало.
Я вообще всего одну видел и не успел на неё. Мысли были, и иногда возникают снова. Если я когда-нибудь найду время и человека, который согласится, поддержать меня огнём, игре быть. Просто сомневаюсь, что один вытяну: по такой тематике придётся по-настоящему много сделать, чтобы форум взлетел.

11. А каким вы видите своего партнёра? С кем бы вы точно стали делать игру?
Возможно, я тут могу судить ошибочно, поскольку у меня нет опыта администрирования, но мне важно, чтобы человек был грамотен, обладал широким кругозором, достаточно богатым воображением и способностью вести диалог, совместно пописыая и дорабатывая детали. Совпадение эстетических вкусов вообще было бы подарком)
пописыая - прописывая. Промахиваюсь по клавишам)

12. Скажите, а по каким критериям вы выбираете себе соигроков? Есть ли что-то, что может вас привлечь или оттолкнуть?
Смотрю, насколько интересно и ярко человек пишет. Если пишет грамотно, живым и достаточно богатым языком, с удовольствием сыграю и постараюсь придумать интересный обоим сюжет для отыгрыша.

13. А что вас может оттолкнуть? Буквально с первого взгляда.
Я тут совсем не оригинален, меня отталкивают орфографические ошибки, мэрисьюшность, лютый манч и лишний пафос в постах)
Ещё, пожалуй, смакование мерзостей и гадостей.

14. Хорошо. Скажите, а есть что-то, что вас вдохновляет? Музыка? Фильмы? Книги?
Если говорить именно об играх, то больше всего вдохновляет музыка. У меня почти всегда появляются музыкальные ассоциации к отыгрышам, персонажам и даже отдельным постам. Фильмы и книги вдохновляют, но не настолько напрямую.

15. А какую музыку предпочитаете лично вы без привязки к играм? Что вам нравится?
Какую бы музыку вы связали с Даларом?

Мне нравится рок. Элис Купер, The Doors, Blind Guardian, Blackmore's Night. Кстати, музыку двух последних групп я бы с Даларом и связал, для меня это созвучно.

16. Могу я вас попросить, когда будет удобно, эту музыку мне показать? Как раз последние две группы для меня неведомы. К сожалению. )
А есть ли у вас любимые страны?

Да, конечно, я потом выберу то, что мне кажется самым характерным для Далара, и обязательно покажу. Они стоят того) Любимая страна - Англия, она мне кажется волшебной.

17. Спасибо! И вас не пугает постоянный туман и собака Баскервилей? ) Вы любите детективы?
Мне кажется, в Англии уютные туманы) И потом, вдруг эта собака в тумане заблудится? Как раз классические английские очень люблю.

18. Уютный туман - первый раз слышу такое словосочетание и оно так удивительно мягко звучит. )
Скажите, а в какое время вы бы хотели жить? к примеру хотели бы пожить в веках 11-13?

Мне кажется, туман иногда именно такой, почти пушистый) В 11-13, думаю, нет. Средние века время красивое, но уж очень вонючее (в прямом смысле слова)). Мне во многом комфортно и интересно в нынешнем времени.

19. Да, не могу с вами не согласится, хотя многие их идеализируют. Я до некоторых пор тоже )
Скажите, вы любите власть?

А до каких, если не секрет?) Нет, власть не люблю, это слишком большая ответственность.

20. Мне очень подробно рассказали, что и как там происходило. ))
Вы любите компании или вы больше предпочитаете уединение?

Это должно впечатлять)) Мне комфортнее с семьёй или в небольших дружеских компаниях, в больших и шумных я быстро устаю.

21. Это более чем впечатлило ))
А что вы предпочитаете больше - природу или город?

Трудно сказать. Мне нравится жить в большом городе, но отдыхаю я только на природе)

22. Скажите, что может поднять вам настроение? )
Хорошая книга, по-настоящему смешная комедия и общение с приятным человеком))

23. И в окончании нашей беседы ( хотя я могла бы продолжать бесконечно долго ) - пожелайте что-нибудь Далару и всем его жителям. )
Наверное, так: яркого солнца, благополучной жизни и интеесных игр в любых их проявлениях)

Отредактировано Глашатай (2012-08-14 21:46:33)

+4

7

Четвёртый месяц игры специально для вас!
Только самые свежие новости! Только самые достоверные факты! И никакая "летняя спячка" нам не страшна!


Глава сорок девятая: «Я куплю тебе новую жизнь»
На рыночной площади Далара можно увидеть много разного и интересного. Например, купца шази, беседующего с высоким светловолосым мужчиной о достоинствах… нет, не товаров и не женщин. Удава. Карим аль Малина то ли прогуляться решил, то ли обеспечить «запасные позиции» своей наложнице Сирин, отправившейся выполнять поручение, а может, и вообще нечто третье. И в людской толпе торговых рядов знатный купец и наткнулся на странного вида незнакомца в компании впечатляющих размеров удава. Незнакомцем оказался Омид, дрессировщик из бродячей труппы «12», а удав – талантливым артистом с гордым именем Ассасин. В голове Карима, видимо, созревает очередной план, и мужчина уводит доверчивого блондина за собой, обещая удаву общество красавицы-удавихи и приводя этим Омида в полный восторг.


Глава пятидесятая: «Рыжий рыжего поймёт»
Бродячий цирк приехал в столицу в преддверии пышных торжеств и неплохого заработка. А если учесть, что труппа уже довольно давно лояльна «Союзу Свободных», то дел для них может найтись немало, ведь циркач может сделать то, что благородным господам бывает не под силу – репутацию блюсти надо. Задание нашлось для лидера труппы Оле и состояло в украшении городских стен художествами специфического содержания – каррикатурами на церковников. Оле вместе с новой знакомой Джустин «добывают» уголь с заднего двора небогатого трактира, совершают экскурсию на заброшенную мельницу в гости к привидению старой ведьмы, где Джу «находит» потерянных Каримом джиннов, попадают в грозу и расходятся, условившись встретится после темноты.


Глава пятьдесят первая: «Игра стоит зелья»
Инга Левенхельм, фрейлина и близкая подруга северной кёнигин появилась на рыночной площади в сопровождении девочки-служанки. В самом факте нет ничего необычного, ведь где ещё найдёшь диковинные разности, как здесь. Но вскоре общество дамы изменилось: северянка встретила Шута, а девочка отправилась во дворец с пушистым щенком для северной принцессы. Как оказалось, именно поручение Эдит заставило фро Левенхельм посетить рынок, а помощь и поддержка никогда не бывают лишними, и Шут вместе с дамой, беседуя, направляются в лавку купца Карима из Малины, известной тем, что там можно приобрести всё, что угодно. В лавке, впрочем, хозяина встретить не удалось – его заменял мальчик-слуга, которому посчастливилось лицезреть небольшой спектакль в исполнии господ покупателей. Фро Левенхельм де поспорила со своим Шутом, что есть зелья грёз и зелья сна, и вот теперь пришли проверять. Зелья куплены, золотые перекочевали из рук в руки и все остались довольны.


Глава пятьдесят вторая: «Бойся данайцев, дары приносящих»
Инга Левенхельм покидает лавку купца шази, унося ценную покупку, и сталкивается в дверях с хозяином, с которым ей не удалось встретится ранее. Завязывается диалог, в котором обаятельный шази явно чувствует себя более комфортно, чем северная фро. Карим играет не только словами, но и взглядами, прикосновениями, которые были и которые могли бы быть. От ничего не значащих извинений и вопроса о причине посещения лавки разговор перетекает к «спору» между Каримом и Ингой. Спор о том, что девушка больше никогда не появится в лавке купца, а цена проигрыша – услуга, любая услуга, которая может быть оказана. Инга получает в подарок изящную брошь и обещает отослать драгоценность назад,  если та ей больше не понадобится. Карим соглашается, откидывает полог, и случайная встреча заканчивается. Впрочем, любые случайности неслучайны.


Глава пятьдесят третья: «У фонтана»
Внутренний дворик Ас-Сухейма, представительства шази, успел, наверное, много повидать. И вот сейчас каменный фонтан стал свидетелем ещё одной любопытной сцены. Старший принц и наследник Амир ибн Хатим в странной спешке направлялся в покои младшего брата, но остановился, узнав что второй принц нынче занят «изучением нравов алацци» и стал коротать время в беседе с телохранителем младшего принца, Сиртланом ад Гасиком, что на Амира ну явно непохоже. Как и странен выбранный им тон беседы с появившимся Энвером – вежлив, церемонен и якобы хочет и ждёт поддержки. На самом деле ждёт или разыгрывает спектакль для определённого количества людей? Впрочем, принц Энвер отсылает телохранителя проследить, чтобы некая алаццианская красота беспрепятственно покинула здание представительства (чего телохранитель, естественно, не делает, нехитрым маскарадом из куфьи создавая себе «двойника» и залегая в засаду – слушать). Старший принц стелет мягко, предлагая перейти границы ранее недозволенного и почтительно просит помочь найти духовного наставника инфанты, просит содействия Энвера в лице разрешения дать приказ телохранителю младшего принца. И получает положительный ответ. Идиллия. Но мир всё же несовершенен, и мирную беседу прерывает появление старшего евнуха и начальника стражи с «приятнейшим» известием. Инфанта Альда исчезла! Исчезла, не вышла через дверь, а просто испарилась! Принц Амир выходит из себя, а Сиртлан получает другое задание – найти след беглянки. Ад Гасик отправляется в комнату и находит – тайный ход в одной из стен.


Глава пятьдесят четвёртая: «Medica mente»
Ямада Асами и Альваро Батиста направляются в Альгамбру, представительство алацци. Ханини, известная своими знаниями и умениями врачевания, согласилась помочь птицельву, тому самому, устроившему переполох на площади ранее и всё ещё находящемуся в Альгамбре. Но срочный вызов из дворца для графа Батиста прервал эту прогулку и благородный дон поспешно отбыл, учтиво простившись и попросив прощения. Разное случается в жизни.


Глава пятьдесят пятая: «Прогулка в городе»
Младший принц севера Дэвин в сопровождении своего телохранителя и наставника по совместительству, Рагнара Ульфсона, прогуливается по Далару, решив почтить особым вниманием Рыночную площадь, да и неудивительно, ведь здесь можно увидеть и представителей всех наций, и их диковины. Принц подавлен смертью отца, и наставник пытается помочь ему советом, разговор заходит о покупки музыкального инструмента – ведь голос у северного принца неплохой, а если добавить немного урд на дерево музыкального инструмента… Но мирную беседу прервал на первый взгляд самый обыденный инцидент. Ямада Асами вернулась на площадь после разговора с алаццианским грандом, и незадачливый воришка покусился на яркий веер восточной госпожи. Впрочем, его предприятие провалилось. Вора настиг не только телохранитель госпожи Ямада, но карманник натолкнулся на Дэвина и его наставника. Телохранитель церемонится не собирался, но северный принц заступился за вора – о юность! – и тем самым повернул ситуацию не самым ловким способом. Ямада-сама решила не проливать кровь напрасно, знакомство состоялось но женщина, видимо, спешила, и беседа не успела даже начаться, как закончилась.


Глава пятьдесят шестая: «Следственная авантюра»
Брат-дознаватель Юго Жарр после визита в ханское представительство возвращается в прецепторию и находит своего ученика, брата Нино, заставая того за тренировкой с посохом. Учитель вступает в спарринг и параллельно делится с учеником полученными сведениями – о падении грифона утром на площади, о дальнейшей судьбе птицельва и его всадника, о полученных сведениях у островитян – и даёт задание. Брат Нино должен отправиться в Альгамбру с ордером и допросить грифона, ведь известно, что связь царь-птицы и его хозяина – нечто сродни связи влюлённых, они делят часть сознания, а значит, птица может рассказать то, что не расскажет горящий в лихорадке грифоньер. Тем более, что однажды юному алацци не удалось приручить грифона; может быть это шанс для брата Нино? Как бы то ни было, ученик отправляется в представительство, совершенно беспрепятственно находит грифона и устанавливает с раненым и страдающим зверем телепатическую связь. Грифон, чье имя – Венто, рассказал о женщине, подсыпавшей что-то в мёд его Хозяина. Получается, грифоньера подставили?


Глава пятьдесят седьмая: «Допрос»
Лекарь шази, Дениз бен Тюн, к которому святая инквизиция пожаловала прямо домой, не утрудив себя предупредить, препровождён в орденские казематы. В его доме братья нашли богопротивную книгу – трактат о строении человеческого тела – и более того, драгоценный перстень с инициалами, явно принадлежавший ранее не целителю. Брат Джозеф доволен столь ценными уликами, ведь это может помочь ему продвинуться по служебной лестнице, и начинает своеобразный допрос, который, впрочем, даёт результаты. Дениз называет прежнего владельца кольца – прозвучало имя Энвер, а именно так зовут младшего принца шази! – лекарь помог ему обработать царапину в трактире на рынке, и, возможно, прозвучало бы больше, но сам Верховный инквизитор брат Лютер решил почтить своим вниманием лекаря и допросить его лично, и такая удача уплыла из рук несчастного брата Джозефа! Дениза препроводили в пыточную, и разговор потёк по другому руслу – ведь слова словами, а ощущаемые аргументы всегда внушительнее. К допросу присоединяется брат-дознаватель Юго Жарр, а Дениз после того, как хрустнул его палец, называет имя – Карим аль Малина. Этот купец подарил ему книгу в благодарность за исцеление его наложницы. И больше он ничего не знает о Союзе, а Карим – добрый купец, не делайте ему ничего плохого. В «беседу» вступает брат Юго, умело играя на чувствах и доброте лекаря так, что тот запутывается, отказывается от своих слов и сам того абсолютно не желая, усугубляет своё положение. Но о «Союзе Свободных» этот шази на самом деле ничего не знает, а значит, и говорить с ним больше не о чем. С кровавым симболоном на груди лекаря отправляют в камеру.


Глава пятьдесят восьмая: «Друг или враг?»
Её высочество кёнигин Эдит Эрхольмская возвращается из Зала Совета в свои покои и в одном из коридоров случайно встречает харра Нордхельма, главу имперского гарнизона в столице и начальника стражи. Северный воин высказывает госпоже соболезнования, и последующий путь до покоев королевны они проделывают вместе, коротая его в беседе. Рикмунд Нордхельм рассказывает кёнигин о людях, населяющих Далар, и уверяет в преданности хесов своей кёнигин и будущей Императрице. «Среди нашего народа тоже хватает проходимцев и подлецов. Но разница в том, что в час нужды даже самый бедный и подлый северянин возьмёт в руки оружие и пойдёт за вас», - говорит харр Нордхельм. Так ли это? Воин – в который раз за этот день Эдит слышит подобное? – о необходимости быть осторожной и северяне прощаются: у каждого свои дела.


Глава пятьдесят девятая: «Унесённая призраком»
Хельга Ульссон, наложница Карима аль Малина, выполняет поручение своего господина, идя тёмными коридорами лабиринта системы сливной реки под Даларом. Её цель – Ас-Сухейм, точнее – гарем представительства, а ещё точнее – Альда Франческа, инфанта Алацци, которая под бдительным наблюдением отдыхает в одной из комнат. Хельга появляется прямо из стены, из ниоткуда, в живописном наряде – парандже, художественно украшенной паутиной и не только ей, чем пугает инфанту, вызывая на себя град думок, а потом и страшную угрозу в виде паука перед носом. Когда выясняется, что никакой призрак не дерзнул явиться по душу инфанты Альды, та соглашается бежать. Выбраться из этой клетки – а потом думать дальше, и две девушки исчезают, проходят катакомбами и появляются в лавке купца Карима из Малины, где инфанта встречается с шази, но долгого диалога не получилось – Карим явно куда-то спешил, оставив южанку на попечение Хельги, которая увела инфанту в купальни, где усталость взяла верх, и Альда уснула.


Глава шестидесятая: «Сторожевой пёс»
После удачного похода на рынок Инга Левенхельм спешит в покои кёнигин с покупкой и выполненным поручением, но обнаруживает неожиданное препятствие в лице харра Нордхельма, который недавно беседовал с Эдит. Начальник стражи заинтересовывается девушкой, северяне знакомятся. Но на вопрос о том, не может ли фро поделиться своими секретами – Рикмунду их по долгу службы знать положено, видите ли – Инга отвечает решительное «нет», зачем же харру девичьи сплетни? Короткая беседа – и господа разошлись, надолго ли?


Глава шестьдесят первая: «Неожиданное послание»
Брат Феликс, его ещё называют Волком Веры, в миру некогда бывший Рамиро де Сола, получил послание странного содержания. Глава Тайной Канцелярии совершал молитву, которая была прервана. И кем! Пареньком совершенно непримечательной наружности, принёсший пропитанный духами конверт с… нет, не анонимным доносом, с любовным посланием! Учитывая, что мирское имя брат Феликс давно оставил и репутаций обладает, мягко говоря, не самой радужной, то и письма такого рода он не ждал. Опознавательных знаков и скрытых подсказок – ну а вдруг эта «розовая водица» только для отвода глаз, а на самом деле это нечто секретное и важное? – не найдено, паренёк ничего не знает. Ответ просили написать сразу же и отдать всё тому же гонцу, что брат Феликс и сделал, пообещав вознаграждение за сведения об отправителе. Небольшое вознаграждение, с которым мальчик оказался не согласен – торговаться со святым отцом! – проблему решили, инцидент исчерпан.


Глава шестьдесят вторая: «Покупное счастье»
Тот самый щенок, купленный Шутом на рынке, был доставлен во дворец, накормлен и представлен своей новой хозяйке и получил гордое имя Альф. «Скоро здесь всё будет наше», - говорит Эдит питомцу. А не символ ли этот щенок новой главы жизни северной кёнигин, которая вот-вот должна начаться? Эдит и Альф идут прогуляться во внутренний двор, серый и совсем без зелени. Прогулка недолгая – уже прибыл харр Варрен, и пора выезжать в Хаммерсхоф.


Глава шестьдесят третья: «Явление командора»
Иаго Эскаланте был убит утром этого дня вблизи Дворцовой площади, но дух его не вознёсся на небеса, а остался на бренной земле, и вот теперь явился Альде Франческе, южной инфанте, мирно почивавшей в одной из купален дома Карима. Проснувшаяся девушка начинает читать молитву за упокой души, но благородный дон красноречиво выражает своё мнение по этому поводу, на что инфанта придумывает весьма остроумный ответ: хорошо, она не будет молиться. Но кто тогда отмолит дух графа и позволит ему присоединиться к сонму почивших? Но, так как пара беседовала довольно… шумно, звуки привлекли сначала Хельгу, попытавшуюся упокоить Яго, но и одну из служанок дома. После почивший гранд говорит, что он, оказывается, остался для того, чтобы помочь возлюбленной – плохие-де у призрака предчувствия. Но выполнить свои благороднейшие намерения не было суждено: симболоном промеж глаз от Хельги – и призрака нет. А после наложница получает записку от своего господина – бежать и не оставлять следов. Дом подожжён и оставлен, девушки вновь скрываются в катакомбах, но теперь уже направляясь в Альгамбру.


Глава шестьдесят четвёртая: «В карете»
Путь от императорского дворца до Хаммерсхофа для северной кёнигин и её сотника. Карета – прекрасное место для секретных бесед: кучера и лакеи вряд ли будут прислушиваться к приглушенным стенами и потому неразборчивым фразам, а с улицы никто ничего не услышит. Харр Варрен рассказывает о произошедшем на Совете и предостерегает свою госпожу: этот шази опасен, по-настоящему опасен, не лучше ли отказаться от плана его убийства, соблазнить и приблизить? Эдит не собирается отказываться, а разговор заходит о женщине, нагини, которую этот купец, по-видимому, любит по-настоящему – не отправит ли он её вместо себя? Риск и любовь… Знакомо, не правда ли? Ведь не просто так на губах Брана остался поцелуй принцессы. Северяне заключают пари – кто придёт на это встречу? Сам Карим или «его нагини»?


Глава шестьдесят пятая: «Сделка»
Виночерпий Ас-Сухейма Ибрагин обратился к секретарю принца Амира с довольно нестандартной просьбой: всё же не каждый день подземными путями доставляют раненых! Да и кто! «Честные поставщики вина», у которых заначка в системе канализации. На самом деле всё не так просто. Этот раненый – Дениз бен Тюн, которого брат Джозеф увел из камеры, предварительно присвоив колечко с инициалами. Деятельный церковник хотел самолично привести лекаря в представительство, показать колечко, получить деньжонок и начать новую жизнь, вот только не повезло: контрабандисты тут как тут, лекаря отбили, а «святому брату» пришлось быстренько ретироваться.
С Раифом говорил капитан Св. Бригитты, денег получил, Дениза сдал с рук на руки и с достоинством удалился.


Глава шестьдесят шестая: «Подведение черты»
Брат Феликс вызван на аудиенцию к Александру IV, зенице и бессменному главе Ордена. Глава Тайной Канцелярии рассказал о результатах допроса бывшего прецептора парабранского – Диего Альварада – и совершенных им грехах. Приговор прост и незатейлив – падре проведёт остаток своих дней в монастыре-тюрьме, наслаждаясь обетом молчания, а прецепторское место займёт человек более надёжный, которого подберёт сам Волк Веры или назначит Зеница, если брат Феликс не успеет. Четко и ясно. А после является брат Юго с подробным докладом и новостями. Поможет ли это Ордену?


Глава шестьдесят седьмая: «Право первой ночи»
После Совета Карим не терял времени даром – он нанёс визит в Ас-Сухейм, но не принцам или визирю, а нагини, носящей имя Шаа и формально принадлежащей принцу Амиру. Ищет ли купец замену исчезнувшей Соланж или же составляет ещё один план? Шаа получает задание – прийти на встречу с Эдит и заполнить собой все мысли северной принцессы, заставить ей довериться себе – но кроме этого девушка помогает шази вернуть хоть какое-то душевное спокойствие. Возможно, теперь Карим аль Малина сможет снова сказать «моя нагини»? Нет. Шаа отказывает ему в праве первой ночи: оно принадлежит Амиру. Девушка не может подставить под удар свою основную миссию. Что ж, нагини всегда остаётся свободна, хоть позволяет думать, что принадлежит кому-то.


Глава шестьдесят восьмая: «Поиски происков»
Лавка Карима аль Малина, известного и богатого купца, пылает. Огонь преграждает путь не только церковникам, получившим имя из уст «еретика» Дениза, но и идущего по следу Сиртлана. Ассасин сталкивается с одним из служителей веры в задымленных коридорах, а после мельком попадается на глаза брату Юго: фигура в одеждах шази, спешащая в представительство халифата. Наводит на подозрения.


Глава шестьдесят девятая: «Чего стоят амбиции»
Брат Джозеф, которому так не везет с утра, не изменяет своему невезению. Из огня да в полымя! На выходе из подземных переходов его уже ждут – брат Ренар, тащит его к себе и начинает допрашивать. Естественно, во всех грехах младший не сознаётся: он шёл к Зенице, чтобы рассказать о том, что Верховный упустил еретика и улику. А он, Джозеф, ведь гнался за убегающим до конца! И улику добыл. А контрабандисты тут ни при чем – он их завербовать хотел, какие шпионы получились бы! В уши Ренару брат вводит и мысль о том, что брат Лютер уже засиделся на своем месте и полагает, что Зенице докладывать лучше старшему и подвиги приписать будет уместнее ему же. А Джозеф, может, займёт место Ренара, раз уж прыгнуть выше головы не вышло.

+3


Вы здесь » Далар » Имперская канцелярия » Листок Далара