Далар

Объявление

Цитата недели:
Очень легко поддаться своему посвящению и перейти на сторону Владетеля, полностью утрачивая человечность. Но шаман рождается шаманом именно затем, чтобы не дать порокам превратить племя в стадо поедающих плоть врагов, дерущихся за лишний кусок мяса друг с другом. (с) Десмонд Блейк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » "Альгамбра", представительство Алацци » Служебные помещения вокруг внутреннего двора


Служебные помещения вокруг внутреннего двора

Сообщений 31 страница 60 из 72

31

Варрен бросил взгляд на грифоньера через плечо пресептора, и под его ресницами снова поднялись из-под лазурной глади острые ледяные грани. Однако хес промолчал и проследовал за Доном Диего в беседку. Ему было совершено безразлично, насколько крепко алацци придерживается правил своего Ордена.
- Да-да, конечно, - хес плеснул ему вина в кубки. – День выдался сложным. И это лишь утро!
Под воином скрипнула изящная скамеечка. Он поднял свой тост, но так и не произнес его.
- Ее Высочество более беззащитна здесь, чем все полагают, именно потому что все почитают ее опасной и представляющей угрозу. Трусливые псы чаще бросаются на того, кто их пугает. Выдержать страх и напряжение стройко – не каждому дано. Стойкость - большая редкость в людях.
Он впервые  заговорил серьезно: пресептор заломил корону, и Варрен временно отложил свой клоунский колпак, сыгравший свою роль вполне.
- Я желал слышать то, что скажет пытуемый, чтобы иметь возможность защищать Ее Высочества сейчас, когда она так уязвима и ранена. Я не сообщу вам новости, если скажу, что на ее место прочили других незамужних венценосных дев.
Он сделал паузу. В том числе принцессу Алацци. И будут прочить, если Дитхен умрет раньше престарелого мужа
- Но ни у кого из нас нет права сомневаться в мудрости Император. Он верит, что именно север сможет удержать Империю от распада, на который работает Союз. Даже в междуусобице, которая может последовать за его уходом до совершеннолетия наследника. Возможно, его вера обоснована. Как вы считаете?
Варрен поднял кубок, но все еще не сделал ни глотка и лишь держал его невысоко над столом, словно любуясь тонкой отделкой.
- Поэтому я позволю себе спросить.
Он заглянул в лицо пресептора.
- Что именно открыл вам грифоньер, и зачем вам понадобилось удалять меня на это время? Разве не заручились бы вы большим доверием будущей Императрици, если бы дали мне услышать любое признание из его уст?
Пауза - и блики играют на чеканке серебряного кубка. Приятный мягкий барион сотника лился спокойно и мерно. Северянин больше не смотрел на собеседника, он любовался кубком.
- Мы не говорим о доверии безусловном. И извиняться за недоверие – глупость в наше время. Но я не знаю, как трактовать ваши действия. Подскажите мне, как не ошибиться, Дон Диего?

+1

32

Северянин. Северянин, которого я не знаю. Как не смог узнать и никого из них, если разобраться.
А тут еще вино и усталость. Диего взял пучок щавеля, ткнул его в горсточку специй, рассыпанных на тарелке и стал медленно жевать, прогоняя тяжесть из головы. Прожевав глоток и запив вином, совершенно не подходящим к зелени, Диего посмотрел на хеса уже не искоса, как наблюдал все время, а тяжело и прямо.
- Ей опаснее не недожить, а пережить завтрашний день. Вот тогда свора сорвется. Император делал ставку на крепкий Хестур, под рукой проверенного вассала, - а теперь на месте короля - юноша, чьи достоинства будут оспорены незамедлительно... Я не удивлюсь, если Императорский Совет будет не просто предлагать, а потребует, для гарантии стабильности престола, назначить регента при юной Императрице, независимо от того, будет ли наследник у дома д'Эсте. Регента, который, в случае чего, и станет наследником империи. Я думал, что им будет ваш конунг, с поддержкой обоих его сыновей и их будущих августейших супруг.
Диего хмыкнул, не продолжая тему, и без того безнадежную. Он наколол на нож несколько тонких, пропитанных соусом лепестков мяса и с аппетитом отправил их в рот, утерев губы еще одним листком щавеля.
- Я не суеверен, но на днях подумал, что быть может, восемь лет назад чего-то не доделал. Впрочем, сейчас это не имеет значения... Харр Бран, вполне понятно, почему я выставил вас с допроса. Я надеялся услышать от парня что-то стоящее. Но он лишь мальчик на побегушках. Ему передали магическое устройство, которое он должен был перевезти какому-то незнакомцу, по описанию - рыжеволосому хесу, одетому как хесский мечник, и верхом на хесском игреневой масти коне. Встреча назначалась на сегодня, через два часа, - он глянул на гномон, закрепленный на подставке во дворике, - напротив мельницы к северу от города, в местечке под названием Оленья Луговина. Я бы очень удивился, если бы там кто-то был послед поднятого на базаре шума. Но если хотите, можете потерять там некоторое время. Другой вопрос: кто стрелял в птичий окорочок? Лекарь определил шип и яд, - а мы с вами знаем, кто с великолепной точностью пользуется духовыми трубками. И третий вопрос, без ответа: грифон подошел бы на заклинание Эль Фуэго, если бы ниоткуда неизвестный мне ханский маг не приспел мне на помощь и не шарахнул грифона своим заклятием об стену, после чего бедная птица лишилась остатков разумения. Моя благодарности этот хан и его помощник не дождались, я не смог их толком и рассмотреть, так живо они растворились в воздухе.
Диего внимательно посмотрел на собеседника и качнул головой.
- Принцессе я сочувствую. Мне повезло узнать ее лично и я не могу не восхищаться ею.  Но рассматривать ее как императрицу пока было бы преждевременно. до тех пор, - и не поймите меня превратно, харр Бран, - пока сеньорита Эдит не заручится самой твердой поддержкой ордена Ока Императора. пдумайте - и вы поймете, что я говорю это не как клирик. .. Сейчас нет более централизованной и устойчивой силы.

Отредактировано Диего Альварада (2012-05-21 20:36:57)

+3

33

В Хестуре старший сын конунга считался вполне взрослым и надежным человеком, кроме того его поддерживали благородные главы родов и именование его «юношей, чьи достоинства будут оспорены незамедлительно» несколько покоробило Варена. Но ни в коей мере не могло стать темой для обсуждения с южанином. Если кто-то почитает нас хоть сколько-то слабее, чем мы есть, то это лишь на руку нам. Мысль о том, что конунг уступил свое место истинному кровному отцу Эдит, похоже, не приходила в голову никому. Это было неплохо. Никто не знает, где истина. Каждый из нас находится в своей иллюзии и выиграет не тот, чья иллюзия будет ближе к реальности, но тот, чья вера окажется сильнее. А потому нет смысла спорить и переубеждать. На памяти Варрена достаточно хорошо пытаемые пленники озвучивали свои признания при любой аудитории. И, видимо, только гифоньеры алацци страдали страхом публичных выступлений. Сотника не интересовало, почему птицелев не прислушался к магическому зову, но подробное разъяснение навело на мысль о подвохе. На кой прецептору что-то пояснять варвару, ни бельмеса не мыслящему в магии? Может, он дал обет не использовать ее до свадьбы Его Величества? Какое делу хесу? Собственно, никакого.
- Вы правы, Дон Диего, действительно, если на кого и уповать, то на Создателя, действующего руками своих слуг, - он пригубил вино.
Конечно, сотник отправит людей проверить мельницу, даже если Диего выдумал ее. Уж если южанин ее выдумал, Бран хочет об этом знать. Но, после всей шумихи, не союзников стоит там искать.
- Но Ее Высочество да и все мы здесь новые люди. А вы – человек знающий Орден изнутри. Быть может, вы дадите нам совет, как стоит себя вести, чтобы сохранить Империю и заручиться поддержкой Ока?
Варрен внимательно вглядывался в лицо прецептора. Тот казался измученным. Но он первым начал разговор о ценности своего товара. Так пусть теперь  назовет цену.

+2

34

Диего выслушал вопрос с искренним недоумением, машинально подлил сотнику и себе вина из все еще холодного кувшина.
- Как сохранить Империю -это не ко мне. и не к вам... скорее всего, это потребует нас всех, и с потрохами. А как заручиться поддержкой Ока... Но ведь принцесса напрямую разговаривает с Зеницей. Мне кажется, это самый простой путь - договориться с ним, определить общие интересы. Ее Высочество настолько умна, что вполне в силах найти приемлемые решения. И его Святейшество, как я знаю, ценит ум, хот и склонен удивляться, встречая его в женской половине человечества.
Он сделал большой глоток из бокала, посмотрел, как играет солнце в капле, что медленно стекла по стенке до самой ножке.
- Если бы я мог предложить что-то более конкретное, я не был бы просто провинциальным прецептором, харр Бран. А теперь я должен проститься с вами, хочу все же на полчаса уснуть. Иначе я скоро буду падать с ног. Возможно, вскоре мы еще увидимся.

Он встал из-за столика, ождавшись, пока гость допьет свое вино. Заныла рука, Диего помял ладонью повязку под рукавом и рассеянно взглянул сквозь яркое солнце вперед, на силуэты,двигавшиеся вдо ль светлой мозаичной дорожки-аркады.

+1

35

- Благодарю за беседу, Дон Диего. За вино и доверие!
Сотник встал и поклонился прецептору и прежде чем выйти добавил:
- Благословите, Ваше преподобие! И позвольте пожелать вам скорейшего выздоровления.
Серый взгляд скользнул к ране, а потом по лицу алаццы, и дождавшись симболона, хес развернулся и прошел через сад в дом, чтобы оттуда выйти на улицу через парадную лестницу.

+1

36

Начало игры

Ярче свет - темнее тени.

Даларская поговорка.

Интересное событие - императорская свадьба. В силу возраста Феликсу не удалось побывать еще ни на одной - последняя была, когда его почтенная матушка еще, наверное, и не знала, что у нее родится маленькими плаксивый мальчонка, третий по счету. Но сейчас это даже не свадьба - это последний рывок старой дряхлой Империи - в этом она весьма походила на своего Императора. Единственный шанс империи въехал в столицу пару дней тому. Брат Феликс лично наблюдал за этой самой надеждой - скорбь по отцу сделала милое личико еще более симпатичным, так что сам глава тайной канцелярии был почти уверен, что старые императорские чресла восстанут-таки, дабы зачать еще одно дитя. Которое по счету, шестое? Седьмое? На месте бедняги любой бы уже с ума сошел или бросился в то самое озерцо, где утонула Люция, а этот еще ничего - кашляет, конечно, но еще не разваливается. А уж на такую красотку восстанет даже у трупа, целибат нисколько не мешал Феликсу признавать и так очевидное.
А теперь обратно к свадьбе. Съезжаются дорогие гости, в числе которых почтенный сеньор-пресептор Парабраны, отчего-то оставивший свою паству и решивший сопровождать принцессу. Разумеется, это абсолютно правильное начинание, но подозревать лучше все и всегда, чтобы когда появятся доказательства, можно было бы щелкнуть пальцами и воскликнуть "Так я и думал!". Ну а уж после того как Зеница через нужных людей передал ему приказ, дословно "Найти его и доставить ко мне", то Феликс не мог не предаться одному крайне опасному, но такому сладкому пороку - любопытству. Один из людей при особе самого прецептора рассказал преинтересную и престранную историю. В ней все было сперва как в какой-нибудь сказке. Всадник на грифоне, падение, то ли яд, то ли магия... а потом, похоже, сказка кончилась и началась правда. Этого неведомого парня решили тащить на допрос, и лишь Создатель ведает, что прецептор узнал. Пикантности истории добавляло то, что с отцом Диего в данный момент находится, по информации Феликса, еще и командир стражи нашей северной светловолосой богини, которая будет обязана впустить в себя обожаемого монарха. Люди канцелярии следили и за принцессой, и за этим Варреном, и за прецептором Парабраны, да и, чего уж греха таить, и за самим Императором, чтобы не ходил куда не следует без должной охраны - он нужен живым еще хотя бы неделю, а лучше пару-тройку лет. От всех агентов поступали самые разные, зачастую противоречивые сведения, клубок крутился как сумасшедший, Феликс не мог распутать, где информация, а где шлак, - и вот он здесь, у знаменитой Альгамбры, нагромождения арок и открытых садов. По мнению Феликса, дожди, частые гости столицы, лучше всего переносятся в крепком деревянном доме возле хорошо растопленного камина, ну или хотя бы печки. В этом он понимал хесов куда лучше.
С Феликсом прибыло двое братьев, его более-менее преданных соратников. В Ордене вообще сложно найти человека одновременно умного и преданного, что, кстати, характерно. Феликс предпочитал умных. Орденцы слезли с лошадей - Феликсу было далеко до многих, и слез он слегка неуклюже, но это, судя по всему, его не слишком озаботило.
- Проведите меня к отцу-прецептору, - брат Феликс поправил плащ: капюшон едва прикрывал голову, руки, прячущиеся в широких рукавах, были скрещены на груди, как и положено рукам обычного скромного брата Ордена. Слуга поклонился, уже на чем свет стоит ругая про себя свою работу, всю Алацци, прецептора, с момента первого появления которого здесь еще не случилось ничего хорошего, светловолосого великана, орущего так, что птицы срывались с насиженных мест и с клекотом улетали подальше, и этих братьев, столь похожих на инквизиторов, он тоже понемногу клял про себя. Феликс напялил на лицо самое скорбное из возможных выражений, стараясь быть похожим на одного из выкормышей брата Лютера, за которых он себя частенько выдавал - громкое имя братьев-инквизиторов неплохо помогало в некоторых делах. Их проводили к месту назначения, и подставной инквизитор чуть заметно поклонился. По пути мимо них прошел высокий крепкий хес, Феликс улыбнулся и легко кивнул ему, как старому знакомому. Бран Варрен, появляется везде, где что-то начинает быть неспокойно. Крайне интересная личность, за ним нужен глаз да глаз. А вот прецептор, похоже, готовился падать с ног. Жаль разочаровывать такого важного человека, но что поделаешь?
- Отец-прецептор, у меня приказ проводить вас к Зенице, - тихо проговорил брат Феликс самым обыденным голосом, не выражающим особых эмоций по поводу этого приказа.

Отредактировано Брат Феликс (2012-05-22 07:47:21)

+4

37

-Вот даже как.
Три зыбкие против солнца фигуры в колышущихся одеждах обрели свои очертания и предстали не ангелами с крылами, тремя братьями Ордена, облаченными в наискромнейшие из возможных риз и в наипокорнейшие из требуемых выражения постных физиономий. Птица, выступавшая первой, спрятав когти в рукавах рясы, глядела церковной галкой, но глазами зыркала острее ловчего сокола. Секунду или две Диего разглядывал всех троих, затем повернулся и направился к столу, из-за которого только что было проводил хесского сотника. Уже узнав аппетиты, тем более - питейные, северного гостя, слуги на сей раз позаботились с немалым запасом, так что вина и легких закусок на столе еще оставалось в избытке.
- Передохните пару минут, братья, - Диего небрежно кивнул на стол, - подкрепитесь среди трудов праведных. А я пока дозовусь горничную, утащившую мой мантель.
Он отправил слугу за плащом, сам же наполнил для гостей бокалы - ровно наполовину, чтобы при желании те могли по-уставному развести вино до надлежащей блеклой крепости едва кисловатого пойла. Сам сеньор-пресептор считал подобное надругательство над благородным напитком преступлением не меньшим чем растление малолетних, но говорить вслух о таком -да и в присутствии незнакомых братьев - было бы неосмотрительно.
- Сожалею, что доставил вам труд отыскивать меня в этом немалом человеческом муравейнике, - брат...? - Диего оставил паузу, чтобы собеседник смог вежливо заполнить ее своим именем и тем, может быть, подсказать Диего некоторые детали происходящего. - Надеюсь, вам что-то помогло в вашем поиске? Не погнушайтесь, алаццийское сухое любых сортов достойно внимания, а этот сорт превосходен. Да и постов сегодня никаких в святцах нет.
слуга появился, начав приседать в поклонах еще за полсотни шагов, и было ясно без слов, что уход за пресепторским мантелем не был сочтен девицами первоочередным поручением допрежь заигрывания с конюхами или глазения на грифона. Диего оборвал невнятные объяснения, хмуро окглядел какой-то темный, с непомерно роскошной меховой отделкой и вышивкой золотом плащ из гардероба, должно быть, Иаго Эскаланте. За ним и без того прислали посыльных - дьяболон знает, из какого ведомства, говоря между нами, - а теперь он еще и явится на аудиенцию вызывающе расфуфыренный как мелкопоместный барончик. Но собственный сундук с платьем Диего остался все еще в загородной пресептории, где отряд останавливался на ночлег - и где все еще поддерживался миф о том, будто Ее высочество инфанта Алацци пребывает в уединении в силу не мигрени, не то поноса.
Диего позволил накинуть на себя это величественное сооружение из шелка, бархата и шитья, не давая лицу отразить никаких чувств на этот предмет.
В отличие от хозяина, Фариз успел отдохнуть и, вытанцовывая в ожидании приятной прогулки, состязался с конюхом в знакомом спорте - кто увернется, а кто укусит. Он попытался было сыграть подобную шутку и с Диего, - но в каких бы прескверных ожиданиях тот ни был, а вороной будил в нем только нежность. и с тою же нежностью он получил от хозяина полушутливый щелчок по носу, немедленно напомнивший иерархию их отношений.
Единственным необычным предметом, который Диего взял с собой, даже не открывая сумы, была его находка при грифонере.  Посыльным знать  о ней было необязательно, так что Диего проигнорировал взгляды, какими выпуклость сумы была оценена и измеряна в откровеннейшем любопытстве.
Но другая сума, гораздо менее заметная, хотя и более весомая, между делом оказалась на грани смены хозяина, когда Диего придержал своего коня, позволив старшему из своих сопровождающих подъехать почти вплотную.
- Его Святейшество высказал какие-либо намерения или пожелания в мой адрес, когда посылал за мной? В каком он расположении духа?
Тяжелый мешочек, лишь по традиции прозываемый "кисой", а пошитый из дорогого сукна и тонкой кожи, вплел в вопрос свою музыкальную ноту.

>>>Городские улицы

Отредактировано Диего Альварада (2012-05-22 20:46:32)

+4

38

Когда Варрен прошел в дом, ему на встречу выдвинулась процессия из трех инквизиторов. Суровый северный прищур скользнул по лицам, натолкнулся на располагающий кивок того, кто в этой тройке был, похоже, заводилой. Другие двое северянина просто не знали. А этот, похоже, знал. Варрен постарался запомнить лицо. Лицо было из тех, которые, кажется, всегда ускользают из памяти, но именно это и становится их особенностью. Бран поклонился орденцу, наученный мудрым советом Дона Диего о необходимости заручиться поддержкой церкви. Вероятно, хес с удовольствием побеседовал бы с братом об одержимости и иных аспектах душевного здоровья пресептора, но тот, похоже, не был расположен к разговорам, и Варрен ограничился коротким приветствием. Спешка хороша при ловле блох. Скорее имело смысл найти советника Алацци и выяснить, имеет ли право прецептор забирать птицельва, находящегося на службе монарха, для расследования в пресепторию. Союз, несомненно, угрожал и церкви, но решение вопросов без королевского представителя казалось варвару, по меньшей мере, странным, а по большей подвергающим риску сам Орден. Ведь слухи о том, что Союз – порождение Ока циркулировали в народе с завидной интенсивностью. Он прохромал вниз по парадным ступеням и был таков.

>>> Улицы

+3

39

Феликс уже как наяву видел перед глазами лицо брата Лютера, полное неприязни и обвинений. Чревоугодие - грех, а пить неразбавленное вино - и вовсе пьянство. Любой его верный соратник думал бы то же самое, но Феликс в подобных вопросах придерживался несколько другой точки зрения: если это нисколько не мешает человеку вести себя достойно, то отчего нет?
Удивительно спокоен, но за машинальными действиями часто скрывается беспокойство. Он даже не удивился, что Зеница приглашает его к себе посредством не обычного посыльного, а трех братьев Ордена, которые смогли бы, в случае чего, побороть даже его магию - исторически прецепторами становились, только магически одаренные братья. Он не удивлен, старается не показать виду - знает, что о каждой его реакции будет доложено - в Ордене это в порядке вещей.
А вот подавать вино инквизиторам - это что-то новенькое. Ни один из братьев даже не шелохнулся принять предложенное вино, и мысленно Феликс поблагодарил Создателя за своих помощников - те просто копировали его действия, не пытаясь импровизировать, полагаясь исключительно на его опыт.
- Джевия, - закончил он фразу прецептора тихим и обманчиво-мягким голосом, представившись еще одним своим фальшивым именем, - Не волнуйтесь, это наша работа, -вообще говоря, работа инквизиторов - искать еретиков, но такая оговорочка, быть может, поможет подтолкнуть его к каким-то действиям, - Создатель помог нам.
Под Создателем следовало понимать, разумеется, соглядатаев, коих у Ордена почти что бесчисленное множество. Феликс знал, что за ним следить пара-тройка человек, верных лично Зенице, но трогать их глупо - пусть рассказывают все, ему скрывать нечего. Тем более стоит убрать этих, на их место придут более умелые, которых так просто и не заметишь.
Наконец, отцу-прецептору принесли плащ, роскошный даже по меркам столицы, и Феликс удержался от улыбки. Отец-прецептор, долженствующий подавать пастве пример, теперь выглядел, как полноценный алацийский гранд, не хватало только шпаги. Казалось, он нарочито старается выглядеть как можно более непривлекательно в глазах инквизитора. Что ж, поддаваться не стоит - преступление, которое интересует инквизитора, - это ересь, остальное ему не очень интересно. Феликс и сам любил красивые наряды, в светском платье как никогда напоминая своего почтенного отца, лорда д'Эстерка в лучшие его годы, ныне, увы, безвозвратно ушедшие.
Наконец, отец-прецептор собрался и был вроде как готов предстать пред очами Зеницы. Стоит сказать, смотреть в глаза Его Святейшеству Феликс мог не более дюжины секунд - дольше выдерживать тяжелый взгляд было невозможно. Когда сопровождающие Феликса поднялись в седла, на секунду в разрезах плащей блеснули заклепки на ножнах мечей, а на руках, прятавшихся до этого в рукавах, были кольчужные перчатки. Сам "брат Джевия" обходился без столь воинственных аксессуаров, полагаясь больше на магию, нежели на холодную сталь.
Две сумы. В первой - неизвестно что, вторая, судя по ненавязчивым притиркам массивного кошеля к руке брата-инквизитора, была полна ни чем иным как золотом. Взятка инквизитору? Сделаем каменную рожу и не заметим. Брат Джевия, недавно в столице, служил на севере, воевал с нелюдью, к расшаркиваниям не привык. Феликсу нравился этот образ - он применял его, когда нужно было не столько говорить, сколько слушать.
- Его Святейшество высказал какие-либо намерения или пожелания в мой адрес, когда посылал за мной? В каком он расположении духа? - "брат Джевия" пожал плечами.
- Его Святейшество не удостоил меня аудиенцией, - тихо ответил "брат Джевия".
Сумки, сумки, сумки. Его люди проверят их сразу же, вопрос только, что же в них окажется. У инквизиторов оказались неплохие кони из конюшен даларской прецептории, и в седле они сидеть умели. Феликс занял место по левую руку от отца-прецептора, его двое сопровождающих - чуть сзади и со сторон, организовав нечто вроде конвоя.
- В столице нынче неспокойно, - заметил "брат Джевия", - После убийства брата Рамона Гильермо город патрулируется днем и ночью.

>>> Улицы столицы

Отредактировано Брат Феликс (2012-05-22 22:56:56)

+2

40

>>> Лавка Карима

Когда было пройдена уже большая часть пути, Хельга остановилась, пропуская вперёд Альду.
- Сверните здесь и подождите, я сейчас. Нельзя оставлять ни единого шанса найти вас, Ваше Высочество.
Девушка вышагнула за круг света и словно растворилась в сумраке. Несколько томительно длинных секунд ничего не происходило, но потом тишина взорвалась глухим грохотом. Запахло пылью, она плотной взвесью прокатилась по коридору и упала к ногам принцессы, а следом пришла и Хельга. Камень, который подвинула девушка, был здесь именно для этого, сдвинулся легко и просто, и одалиске даже не пришлось прикладывать усилий. Теперь следы беглянок сначала завалило довольно большими валунами, а после ополоснуло вонючей жижей из ближайшего оттока. Пройти было можно, но вот вид обвал имел старый и непользованный, и совсем не привлекал внимание среди таких же, которых в катакомбах было не счесть.
- Вот теперь никто и никогда не сможет вас найти. Не здесь и не по этим следам. А представительство уже рядом.
Голос одалиски стал тёплым. Девушка прошла по коридору и коснулась камня, выступающего на фоне других не больше и не меньше. но стоило ей это сделать, как часть стены отъехала в сторону, впуская в катакомбы немного света.
- Мы почти пришли.
Хельга аккуратно высунулась из своеобразного укрытия и обозрела коридор. Никого. И даже ничего не слышно. Значит они попали вовремя и обошлись без приключений.

+1

41

До сего дня Альда опасалась грызунов, но больше они никогда не сумеют навести на нее страху. За спиной в лазе послышался треск, и инфанта не сразу поняла, что Хельга подожгла дом. И ужаснулась, когда сообразила. Теперь ее больше беспокоили следы, которые можно было оставить в коридорах. Ведь если дошло до поджога, дому должны угрожать великие силы, и кроме инквизиции ей ничего не шло в голову. Ей нужно было выдумать историю о том, почему она исчезла из песептории Св. Анны. До сегодня жизнь казалась принцессе игрой, и новая шалость не стоила внимания. Но сегодня все изменилось. Когда Хельга снова попросила подождать, принцесса уже предчувствовала недоброе. Прижалась к стене почти полностью погрузившись в случайную нишу. И не зря, отвал глухим эхом прокатился по пустым коридорам. Оставалось лишь надеяться, что на улицах не просядет мостовая. Добравшись до последней двери Альда развернулась  и подула за спину. Ее южная кровь требовала поддерживать магию жестами.
- Замети следы.
По долу прошелся едва уловимый ветерок, выравнивая потревоженную их ногами пыль. Девушка сунулась за открытую Хельгой дверь. Они находились в одном из тупиков в лабиринте сумрачных коридоров Альгамбры. Инфанта запахнула плащ, дефилировать перед слугами в одежде шази было довольно опасно. Когда ты въезжаешь в город со свитой, никто не ставит под сомнение тот факт, что ты и есть та самая наследница. Но когда ты крадешься, словно вор или мятежник через лабиринт и возникаешь ни откуда, кто поручится, что  ты – это ты? Никто. Необходимо было пробраться в отведенные ей комнаты и найти какую-то одежду. Ее собственные наряды привезут лишь к вечеру, если она пошлет за своей свитой сейчас же. Альда знала из присланного на согласование в Парабрану протокола встречи  поезда принцессы, что ее помещения находятся на втором этаже Альгамбры в правом крыле. Осталось добраться туда неузнанной и незамеченной.
- Как мне найти тебя, чтобы отблагодарить?
Как отказаться от знакомства с человеком, который знает наизусть переходы под городом?
- Или ты может остаться со мной здесь, если твой хозяин в беде и тебе некуда идти…
Говорила Альда торопливо и тихо.

+2

42

Хельга остановилась перед принцессой. Думать о щедром предложении нужно было быстро, немедленно взвесить все "за" и " против" нового своего положения и принимать решение. "За" было пока больше: при Альде одалиска могла остаться в городе и по прежнему следить за всем, что происходит. При Альде она могла и дальше выполнять приказ её охранять, при принцессе она сможет стать ближе ко двору и не только к алаццийскому. Нужно ли это Кариму? О себе Хельга привыкла не думать, последние года она жила для этого человека и ради него, и теперь, внезапно обретя свободу. о которой в тайне мечтала, хотела поскорее от неё отказаться в пользу прежнего положения. И совсем не важно, что господин не выбрал её из всех своих женщин, важно, что она выбрала его и готова была служить ему и дальше. Он найдёт способ связаться с ней в будущем и скорей всего он хотел бы видеть Хельгу здесь, иначе не стал бы писать то письмо и приказывать присматривать за инфантой.
- Мне некуда идти, Ваше Высочество и я буду вам благодарна, если вы позволите остаться подле вас.
В беде или не в беде господин Хельга решила умолчать. Она и сама не знала, насколько серьёзно то, что происходит, но догадывалась и догадки пугали.
- Я многое умею и могу во многом вам пригодиться.
Одалиска не просила и не умоляла, в любой момент девушка была готова уйти, только благодарность и тепло в голосе говорили, насколько слова принцессы тронули сердце северянки. Не каждый день можно услышать от августейшей особы подобные предложения и благодарить за них стоит даже в том случае, если собираешься отказать. А Хельга не планировала отказываться.

+2

43

Альда тоже допускала, что ситуация подстроена Каримом для того, чтобы Хельга следовала за ней попятам, но пока принцесса не готова была остаться одна или доверять своей страже. Мир неожиданно оказался слишком сложным для юной инфанты, но горячая кровь ее предков требовала не отступать и продолжать бороться за то, что она считает верным.
- Я рада. А теперь, пока никто нас не заметил, давай переоденемся горничными и попробуем пробраться в отведенные мне комнаты. Там ты поможешь мне привести себя в порядок. Часть гардероба, если я не ошибаюсь, могла быть отослана вперед поезда. Одежде не нужно есть и спать.
Зачаровывать одежду – большой труд, но пусть с мерцанием она все равно укроет их лучше, чем наряды, из дома купца.
- Горничная.
Альда невольно сопровождала магию жестами, и теперь ладони скользнули вдоль плаща.  Получалось плоховато. Но если им удастся просочиться так, чтобы не попадаться на глаза слугам и хозяевам в непосредственной близи…

>>> Похороны конунга

+1

44

----> подвалы

Ак приятно быть центром всеобщего внимания, вершителем судеб, великим и ужасным… Ну или попросту все уставились на Альваро, предлагая ему решить все их проблемы насчёт сегодняшнего ночлега и позднего ужина или раннего завтрака. С одной стороны вроде и льстит, но с другой дон Батиста чувствовал себя ещё хуже, чем выглядел, а выглядел не самым лучшим образом. Однако, эти все были полностью правы – как ни крути, а именно он являлся формальным (а с учетом бессознательного состояния инфанты и единственным) хозяином сего скромного жилища. Вот только самому гранду от этого было не легче. Очень хотелось завалиться в горизонтальное положение и продрыхнуть до глубокой ночи. И не надо говорить, что он итак успел отдохнуть, пока его волокли в резиденцию. Факт, конечно, неоспоримый. Тем не менее, быть ношей и нормальный сон на мягких перинах – далеко не одно и тоже. А ещё от происходящего у дона Батисты явно портился характер, ибо он становился склонен ворчать по поводу и без повода, а так же жалеть себя любимого. Ну и ладно. Иногда можно. Благородного мачо поизображаем, когда вернем телу приемлемую форму.
Предложения насчет врачей тоже в данный момент показались лишенными особого смысла – все, конечно, здорово, и даже тварь могла оказаться более ядовитой, чем могло показаться с первого взгляда, но! Опять это вечное НО. НО, если яд уже был в крови южанина, то паниковать уже поздно, а спать хотелось гораздо больше, чем думать. И такое случается. Врачей южанин не жаловал, практически как любой нормальный мужчина, ибо считал к профессионалами слишком высокого уровня. Иными словами – если они лечат от укуса паука, то от него больной и умрет. К тому же первой подопытной эскулапа станет ненаглядная сестричка (по делом ей). Сам же Альваро сейчас находился в состоянии „кони пьяны, хлопцы запряжены”, а потому решил действовать с наименьшими затратами энергии. А именно выбрался на середину кухни, и первых попавшимся под руку предметом практически со всей дури (её было хоть отбавляй, а вот силы явно подводили) шандарахнул по столу. Первой под руку попалась сковорода, а потому вообразить произведенный грандом (в отвратительном расположении духа) грохот слышен был ну если не во всей резиденции, то в большей её части. То, что он сейчас поднимет на ноги почти всех обитателей дома, волновало мужчину мало. И как оказалось вполне обоснованно, потому как в первый момент все население сделало вид, что это оплошность неловкой кухарки. Альваро повторил свой подвиг, и наконец пред его светлыми, но слегка затуманенными очами предстали служанки. И о ужас! Они его совершенно не заинтересовали как женщины, хотя посмотреть было на что. надо будет потом уточнить у одной леди, сколько раз его приложили головой, и только ли ей. 
- Слушайте меня внимательно, дважды повторять не буду, ибо сил нет, - деловито начал гранд, с подозрением покосясь на стул. Недовольно поморщился, придя к выводу, что если сядет то больше уже не встанет, и продолжил. – Инфанту в её покои и срочно лекаря к ней. СРОЧНО – означает ОЧЕНЬ быстро. – для весомости принял весьма суровый облик. Что ж говорить – кровь короля, она и есть кровь короля, даже если слега разбавлена. Так что многие вещи оставались понятны языком жестов. – Дальше, молодых людей и даму устроить в отдельные комнаты и по высшему стандарту. То есть – обеспечить всем необходим для отдыха после не самых приятных путешествий. Лично мне – теплую воду, мягкие простыни, и если лекарь найдет что-либо угрожающее в состоянии Альды, то и лекаря ко мне. А дальше, дон Батиста уже обращался к своим спутникам пытаясь сделать умное и приветливое выражение лица. И аж да! Ещё учтивость где-то должна проскальзывать. Как же все это сложно, когда ты устал как собака, и чувствуешь себя как после тесного общения с мельничными жерновами. Ну да ладно, справимся.  – Господа, благодарю за вашу неоценимую помощь, вас сейчас проводят в лучшие комнаты, и позаботиться о вашем удобстве. Надеюсь, у меня ещё будет возможность выразить свое почтение при более благоприятных обстоятельствах. На одалиску Альваро лишь взглянул. Тут уже без слов все становилось понятно – пока она точно свободна, но разговора ей не избежать потом. когда отоспимся…

+3

45

На чужой кровоток не разевай роток >>>

- После того, как все это закончится, я бы много отдал за ванную, наполненную теплой водой.
Хельга глянула на брата из-под ресниц и улыбнулась, пряча за улыбкой смущение. Она неплохо умела разбираться не только в урдах и замках, но и в мужчинах, и теперь отчетливо видела интерес во взгляде Дерэнта. Насколько он обусловлен её красотой и умом судить было рано, ведь в экстремальных ситуациях все выглядит совсем не так, как в обычной жизни. Женщины кажутся красивее, мужчины сильнее, поступки значимее, а слова весомее, и только много позже можно понять насколько искренне будут те чувства, которые зародятся теперь. Впрочем ничто не мешает просто подпасть под влияние момента и отдаться на волю тех эмоций, которые обуревают именно сейчас. Без оглядки на будущее или прошлое. А сейчас хотелось оказаться как можно дальше от подземелий, упырей, тварей и пауков и как можно ближе к этому симпатичному, сильному и улыбчивому мужчине. Оказаться в его объятиях и почувствовать вкус его губ, понять, что ты жива и что все ещё дышишь, и можешь чувствовать прикосновения. понять, что жизнь продолжается не смотря ни на что.
- Насколько много вы готовы отдать, если я провожу вас до купальни прямо сейчас?
Искры лукавства и озорства вспыхнули в глазах одалиски, когда она приблизилась к Дерэнту и коснулась шепотом его уха так, чтобы никто, кроме него самого, не услышал. И только сказала, как тут же оказалась снова на своем месте - заговорил дон Альваро, а не слушать его было чревато. И так ей предстоял с ним как минимум серьезный разговор, как максимум он придумает ей наказание поинтереснее и усугублять ситуацию совсем не хотелось. Взгляд ярких глаз ещё раз скользнул по лицу падре и Хельга опустила глаза, являя и гранду, и братьям эталон служанки - молчаливой и незаметной. Как вам будет угодно, благородный дон. Как пожелаете. Все, как вы скажите.
Когда речь гранда подошла к концу, Хельга присела в реверансе, что в обрывках ранее красивого платья выглядело слегка комично и издевательски, но глаз так и не подняла, а едва коснувшись руки Дерэнта и бросив быстрый взгляд на Теодора, пошла в сторону от кухни, по коридору к лестнице, следуя за служанками. О, сколько будет пересудов и разговоров уже через полчаса! Как и в каких подробностях будут обсуждать появление хозяина Альгамбры в столь странной компании и в столь странном месте!

Служанки, отряженные доном Батистой, привели гостей к покоям. Каждому было выделено по спальне, рядом с которой располагалась маленькая купальня. Слуги готовы были выполнить любую прихоть дорогих гостей и стояли в ожидании поблизости. Чистая одежда, еда. лекарь, постель - все, что пожелают господа орденцы. Хельга не посмела следовать дальше, дама или нет, она была всего лишь служанкой и забывать об этом не следовало, поэтому предоставила братьев более расторопным девушкам, а сама скользнула в свою комнату. Ей тоже предстояло привести себя в порядок. Правда она надеялась, что может Дерэнт захочет после её видеть и пошлет за ней, или найдет другой способ прийти, но это были лишь мечты, а реальность пока начинала отдавать болью в теле  и лихорадкой мыслей в голове.

+2

46

Вообще, Дерэнт пялился в основном на хеску. До сеньора гранда ему практически не было дела. Да-да, он поймал еще возмущенный взгляд брата, но отреагировал на него лишь жестом: указательный и средний пальцы прижал друг к другу а большой и безымянный свел вместе а потом помахал этой комбинацией у своей талии, так что бы братцу было лучше видно. Манипуляции эти обозначали беззлобный и насмешливый посыл по известному адресу.
«Итак, сеньорита Сандовал в надежных руках. Вы сами, благородный дон, скорее всего в безопасности: если бы яд мог вас убить, убил бы еще в подземельях. Это пауки, яд им нужен для того лишь, чтобы обездвижить и растворить жертву. Раз уж Ваших сил хватает на то, чтобы греметь кастрюлями… пардон, сковородками и раздавать приказы, значит все будет нормально – организм справился с заразой. И теперь все мы можем расползтись по нумерам, чтобы в обстановке уюта и покоя почистить перышки»
- Насколько много вы готовы отдать, если я провожу вас до купальни прямо сейчас?
После того, как гранд отдал распоряжения и магу-рыцарю стали ясны дальнейшие планы, хеска быстро удалилась и Дерэнт не успел ей ничего ответить, следовательно, если он хотел свидеться с девой уже сегодня, не стоило так уж долго приводить себя в порядок.
«Так, а номера с братом Теодором нам дали разные… Хе-хекс! Как наивно! Вот уж будет прислуге о чем посплетничать на кухне»
О том, что ему самому придется в одних портках искать апартаменты одалиски, Дерэнт пока не думал.
Дорога в свою комнату ему особенно запомнилась очень выразительным взглядом младшего, словно бы говорившим старшему: «Кобель проклятый? Где, мать твою так, мой рахат лукум? Где шоколад, где, троить тебя в душу,  братская забота и ласка». Ну а старший старался этот взгляд не замечать. Собственно, оказавшись в комнате, слуг он отослал, ибо купальщики и купальщицы ему не были нужны. Быстро, но тщательно смыв с себя кровь, пот и грязь, не позволил себе нежиться в теплой ванне. Уже спустя каких-то пять минут он бодро прыгал по комнате на одной ноге, насухо вытираясь, веселый и свежий после того как окатил себя ведром холодной воды. Шустро одел оставленные портки и рубаху, обул мягкие сапожки на тонкой кожаной подошве.
«Ну что, брат Дерэнт, пора? Только надо сперва хоть немного перекусить!!!  И восстановить баланс жидкости, она нам еще пригодится!!»
Маг-рыцарь ухватил со стола краюху ржаного хлеба, налил из бутылки вина в кружку и долил сверху воды, так чтобы винный вкус лишь немного чувствовался. Крошки от хлеба падали на пол, но Дерэнту было плевать –  оперевшись локтем об стол, уж больно живо он представлял, как будет трепетно и нежно ухаживать за прекрасной одалиской. Доев и допив, покинул комнату, направившись в направлении, которое, как успел увидеть Дерэнт, выбрала хеска.
«Интересно, а как я найду ее дверь?» - ожидающее приключение подогревало его азарт, ноздри хищно раздувались, на губах играла озорная улыбка… И в общем, Дерэнт отлично настроился на то, что ближайшие час два его отдых будет очень активным.

Отредактировано Дерэнт Золондо (2012-12-23 22:22:09)

+4

47

Да, без сомнения – Дерэнт пялился на хеску. И не мог этого не заметить Тео, хоть убей. Он в принципе всё замечал, что касалось его обожаемого близнеца, но, как правило, «реагировал» на это вслух только оставшись с ним наедине. Вот и сейчас, со скукой выслушав рёв раненого медведя – то есть, гранда, который по забавному стечению обстоятельств был тут на очень даже хозяйских правах, лишь поморщился – уж больно мерзко сковородка прогрохотала…
Да и, сказать по правде, его слова, сказанные ранее, тоже относились примерно к тому же – ну да ежели кто их не услышал… что ж, в следующий раз, буде такой приключится, станет орать громче.
И стучать сковородками.
Раздельные комнаты, которые были организованы для него и брата, вызвали ощущение сродни зубной боли – такое же мерзкое и тянущее нежелание признавать чужие законы и устои… что ж, по всему выходило, что трёпу хватит местным надолго. Благо что сейчас их с братом различить было совсем даже немудрено – в отличие от старшего, и одежда, и лицо и волосы мага были чисты и даже относительно опрятны. Так что уже безмолвно проследовав до указанной служанкой двери, он, как и брат, отослал её подальше, решив, что обойдётся без прислуги в процессе мытья себя, драгоценного.
Хотя, дьяболон раздери, этот говнюк мог бы задержаться и хотя бы помочь размассировать воющие от боли мышцы!
Злоба накатывала и отступала, подобного ленивым волнам великого океана, подступающего к холодному каменистому берегу, и белоснежными барашками пены вспыхивала – и тут же угасала – неуместная ревность. Да пора бы уже давно привыкнуть к тому, что Дэр ни одной подходящей юбки не пропускает!
А привыкнуть-то привык, только… это ведь не значило, что это должно ему нравиться? Особенно когда идёт в ущерб его, Тео, интересам!
С такими мыслями он аккуратно закрыл за собой двери, и, глубоко вздохнув, посмотрел прямо перед собой – но так, словно ничего не видел. А затем принялся глубоко размеренно дышать, «приглаживая» вставший на дыбы жаркий костёр, пылающий в его душе, утихомиривая пробудившееся совершенно не к месту и не ко времени то самое чувство собственника, грозящее перерасти в нечто… сильно большее.
В этот раз, впрочем, удалось обойтись лишь «пятиминуткой» такой вот медитации, после чего маг, встряхнувшись, негромко вздохнул, и принялся освобождаться от одежды.
Бадья с водой, подготовленная оперативно к их приходу, успела слегка подостыть, но для него это, обычно, не было такой уж проблемой, и, погрузив в прохладную влагу руки по кисти, он тихо буркнул себе под нос: «- Вода – теплее… теплее…» - и так далее, до того момента, пока температура воды не стала приемлемой для теплолюбивого Теодора. Иному, впрочем, она могла показаться даже слишком горячей, но мужчина лишь с наслаждением выдохнул, перешагнув через край деревянной «ванны» и погрузился в обволакивающее тепло, отмокая.
Дальше, конечно же, следовал неизменный анализ прошедшего дня, строгий вопрос самому себе: верно ли он понял все данные ему знаки и предощущения? – и прочие, немаловажные моменты… расчёт затраченной силы, укор самому себе за то, что так неразумно потратился и в итоге остался ни с чем и один, без оружия; и то, чем они маялись в церкви… в подвалах… ровно до прихода сюда, в Альгамбру. По всему выходило, что, кажется, никаких критичных ошибок совершено не было, и, в общем-то, помолившись можно было спокойно отходить ко сну.
Но это – позже.

+3

48

Девушкам свойственно мечтать, думать о будущем, потом о войне, потом снова мечтать и так постоянно, и Хельга, хоть и была воспитана Каримом, мало чем отличалась от всех. И пока она купалась, успела ощутить запоздалый страх за свою жизнь, ужас от вида кошмарных тварей, оторопь от упырей и снова страх, только теперь за принцессу Альду. Потом вспомнила о господине и сердце болезненно сжалось, одалиска не знала ни где он, ни что с ним, и неведение пугало больше знаний. Похищение принцессы, катакомбы, пожар, побег, поминки, снова катакомбы и твари, побег, драга и Дерэнт... День удался на славу. Вода приятно ласкала тело и Хельга не замечала времени, откинула голову на бортик купальни и закрыла глаза, полностью отдавшись на волю ласковых прикосновений. Ей, наверное, нельзя было тут находиться, эта купальня примыкала к покоям её госпожи, но та пребывала без сознания и в лекари носились вокруг неё совершенно в другом крыле Альгамбры, и пока одалиска могла позволить себе эту вольность.

Прежде чем погрузиться в мраморную чашу купальни, Хельга распустила волосы и ленту, которая до этого держала тяжелые, золотистые пряди, обернула вокруг вазы возле двери. Само собой со стороны коридора. Могло показаться, что кто-то из служанок был так нерасторопен и неловок, что зацепился за держатель факела прической, а лента соскользнула и почти невидимой, светлой змейкой улеглась на тонкое золото.

Придет или нет? Хельга выбралась из воды и лишь накинула на плечи почти прозрачную накидку. Воспоминания нахлынули неожиданно и девушка замерла, вслушиваясь в ощущения. Так приятно было снова ощутить касание тонкой ткани к обнаженному телу, а внутренний жар, который так и не угас, лишь разгорался. Предвкушение встречи с братом Дерэнтом пугало и возбуждало, теперь он казался ещё более желанным, чем даже полчаса обратно. Какой он? Кто он на самом деле? И так ли это важно, когда в его глазах она может прочитать желание? О любви речи не шло, одалиска неплохо разбиралась в людях и понимала, что ни ей, ни церковнику не суждено в старости сидеть у очага и радоваться внукам. Скорей всего они попросту не доживут до подобного и поэтому стоит наслаждаться тем, что так щедро порой дарит жизнь. Сегодня она подарила шанс...

+2

49

Неслышной тенью Дерэнт скользил по коридорам Альгамбры в поисках знака. И знак был найден. Как вообще он определил, что эта лента была оставлена именно для него? Немного интуиции, немного памяти. Маг-рыцарь остановился напротив той самой вазы и той самой двери, осторожно, указательным и большим пальцами поддев ленту, потом уже сжал в ладони, вдыхая такой знакомый аромат чужих волос.
«Все-таки меня ждут» - губы мага-рыцаря растянулись в довольной предвкушающей улыбке. – «Ну так я и пришел»
Дерэнт уже даже занес руку, для того чтобы осторожно постучаться, но тут в мыслях почему-то всплыл очень и очень недовольный лик брата, обличающее тычущий в старшего перстом со словами «Где обещанный массаж?! Где сладости?! Почему ты опять оставил меня одного?! Ты совсем не уделяешь мне внимания»
Маг-рыцарь быстро замотал головой.
«Меня ждет обалденнейшая ночь. Отличнейшая ночь в обществе прекрасной дамы! Массаж, сладости… потом-потом-потом! ПОТОМ!»
Тео в его мыслях зло поджал губы, скрестил руки на груди и презрительно отвернулся.
А маг-рыцарь, забыв постучаться, осторожно толкнул дверь и быстро проскользнул внутрь. Увиденное заставило его залюбоваться на долгих четыре удара сердца – точеное девичье тело, еле прикрытое накидкой, свет свечей, придающий романтики и шарма всей ситуации, просвечивающий через тонкую ткань и лишь подчеркивающий то, что она и не пыталась скрывать. Перед тем, как совсем потерять голову от страсти, он все-таки не забыл притворить и запереть за собой дверь.
«И настроение мое… улучшилось…» - мысленно ухмыльнулся маг-рыцарь, рассеянно запуская пятерню себе в волосы. В какой-то момент даже показалось, что подойти и обнять это совершенство – уже кощунство. Момент, впрочем, был очень кратким. Брат Дерэнт искал взгляд прекрасной девы и утопал в ее глазах, сам не замечая, как неумолимо сокращает расстояние.
«А ведь она только после купания. Волосы мокрые и этот шелк, который так соблазнительно льнет к ее телу» - блудливые глаза уже успели проделать путь от очаровательных ножек, задержаться на стыдливо прикрытых тканью прелестях, скользнуть по груди и теперь не отрывались от ее глаз.
Слова? Какого черта? Кому в такие моменты нужны слова? Все равно на ум приходят только всякие глупости, которые можно с уверенностью свести к одному очевидному комплименту. Или все-таки нет?
- Вы обронили, фройляйн. – мужчина обезоруживающе улыбался, не позволяя своему взгляду скользнуть ниже линии ее губ.
Дерэнт считал, что любая женщина, с которой его сводит судьба должна на этот миг встречи почувствовать не менее чем королевой.

Отредактировано Дерэнт Золондо (2012-12-27 15:55:45)

+3

50

Хельга обернулась на звук открываемой двери и замерла. любуясь вошедшим мужчиной. Где-то далеко, в сознании, кольнула мысль о том, что она совсем не одета, что это стыдно и неловко, и совсем не так надо встречать окрыленного победой рыцаря, но одалиске задавила её в зародыше. Эта ночь принадлежит только ей и Дерэнту, и никто не посмеет отнять. Никто. Ни люди, ни боги. Правда стыдливый румянец девушка скрыть так и не смогла, и он мягко потек по щекам, покрывая после плечи, и грудь теплом. И смешиваясь со внутренним пожаром он порождал удивительные ощущения.
- Благодарю тебя, воин.
Одалиска не забрала ленту, она лишь накрыла её в ладони Дера своей рукой, позволяя мужчине почувствовать себя победителем. Удивительно, но прошедшая в своей жизни множество дорог, Хельга сейчас волновалась словно в первый раз и понимала это. Странное, давно забытое и очень хрупкое ощущение: от замирания дыхания только лишь от единственного взгляда до прохладных кончиков пальцев, когда одно прикосновение отпускает под кожу ураган зарождающейся страсти. А недавнее прошлое уже кипело в крови пожаром, уже плескалось в глубине глаз пьяной тьмой и напряжение покалывало невидимыми зарницами. Воздух неожиданно схлопнулся и теперь мир существовал только для них двоих. Оба они совсем недавно чуть не погибли и оба знали, что завтра может так не повезти, и сегодня нельзя было упускать ни секунды этого странного свидания. Девушка украла оставшееся между ними расстояние парой тихих шагов и теперь была очень близко к своему ночному гостю. Руки скользнула по груди мужчины, выглаживая сквозь ткань литые пластины мышц и рисуя пока нежные и простые рисунки, знакомые каждому, кто хоть раз бывал не один. Мягко, словно огромного и опасного зверя, Хельга гладила Дерэнта и иногда заглядывала ему в глаза, замирая и не желая выныривать из бездонного, подернутого туманом, омута.

+2

51

Казалось, само время застыло, став подобным свежему меду. Маг-рыцарь чувствовал касание нежных пальчиков сквозь ткань рубахи и его тело отвечало на это касание, заполняя разум пряной волной желания. Однако мужчина не позволял себе торопить события. Ладонь его левой руки мягко легла деве на талию, осторожно привлекая. Дерэнт, осторожно приблизил свое лицо к ее лику,  чуть наклонил голову и осторожно коснулся своими губами ее губ, задержавшись в поцелуе на ничтожно краткий миг, отстранился, столь же трепетно коснулся уголков ее губ и вновь отстранился, с нежной улыбкой глядя на деву, перебирая кончиками пальцев тонкую ткань накидки. В этот момент для Дерэнта во всем мире не существовало ничего и никого, кроме нее. Сам поверил, что с ним такое происходит в первый раз. Только тело не поддавалось обману. Свободная от ее ладошки, левая рука, подобно мотыльку, касалась теперь ее спины, не торопясь избавлять девушку от иллюзорной защиты тончайшей ткани. Более, этот миг, когда они балансировали на грани того, чтобы с головой нырнуть в омут страсти, казался необычайно ценным в своей чистоте и невинности ласк.
Атласная ленточка, подобно паутинке, опустилась на пол а мужчина нежно коснулся кончиками пальцев ее румяной щеки. Дерэнт знал, что она чувствует, но равно знал, что чем сильнее разожжет пламя страсти, тем сокрушительнее будет наслаждение их обоих. Сам он откровенно изнемогал от желания, но с другой стороны, уже давно не был юнцом, не способным сдерживать свою похоть.

+2

52

Рыцарь был прав, не спеша и не торопя события, хотя Хельга могла себе теперь признаться, что наверное с не меньшей страстью могла отдаться этому мужчине там, в подземельях и возможно только так смогла бы выразить ему всю меру своего желания. Ладошки продолжали гладить грудь мужчины, а пальчики уже отвоевывали у ткани бархатную кожу и теперь девушка едва касалась лаской тела, позволяя и себе, и гостю насладиться теми пронизывающими искрами, которые врываются в кровь от каждого такого прикосновения. И она тоже не хотела спешить, сейчас уже нет, сейчас время текло вокруг и не задевало секундами пару, даря им возможность насладиться друг другом так, как если бы мир существовал только для них.
Хельга выскользнула из объятий и оказалась за спиной Дерэнта, прижалась к нему всем телом, прильнула и на мгновение замерла, вдыхая пока незнакомый, чужой, но такой приятный запах. Его она запомнит навсегда и после, если им придется когда либо ещё увидеться, даже закрыв глаза, одалиска распознает своего неожиданного любовника.
- Я рада, что ты пришел, мой воин.
Девушка поднялась на цыпочки и коснулась губами уха рыцаря. Дыхание теплой волной запуталось в волосах и потекло по коже. Слова были не нужны, но с их помощью можно было начать тот танец, который в будущем перерастет в нечто большее. В безумство страстей, любви и сплетения тел, а пока лишь ласки. поцелуй расцвел желанным цветком на шее брата Дерэнта, а следом его обжег несильный укус, призванный не отрезвить, а ещё более опьянить. Хельга справилась с одеждой гостя и теперь норовила оставить его в одних штанах, сама же она пока не хотела попадаться ему в сильные руки, оставляя возможность насладиться предчувствием и даря право охотиться, добывая себе женщину. руки одалиски касались скульптурного тела воина то на спине, то на плечах, оставляя после себя едва заметные, вспыхивающее сладостью, отметины от ноготков.

+1

53

Сон тем приятней, чем чище твоя совесть. И поэтому этой ночью дон Альваро спал как младенец. И не надо вспоминать про усталость и пережитые приключения минувшим днем. В этом есть лишь логика. А иногда и суровым мужчинам свойственная легкая склонность к сентиментальности. Очень редко, и, разумеется, наедине с собой. А это, в свою очередь, сильно похоже на самообман, и как следствие сон хоть и был великолепным и практически святым, вот только продлился недолго. Однако, и в этом были свои плюсы – день предстоял сложным, а потому, раньше сядешь – раньше начнешь считать дни до выхода. Мда…мысли в голове благородного гранда проносились одна опережая другую, и как следствие полнейшая каша и масса неясностей. Спокойно, гранд, спокойно.
Хоть и час был более, чем ранний, Альваро открыл глаза, отметая все лишние и ненужные мысли, и с удовольствием осознал, что чувствует себя вполне отдохнувшим. Радовало это как минимум по двум причинам. Во-первых, после вчерашнего должно было ныть и болеть все то, что не успело заныть и заболеть в тот момент, когда южанин достиг собственного дома. Во-вторых, день предстоял не из легких, и чем лучше будешь себя чувствовать, тем безупречней все пройдет. А это, учитывая положение дона Батисты в общества, отнюдь не маловажно. А то потом проблемы придется решать, а это, как известно, значительно сложнее, чем попросту их не допускать. Тем более, если это в твоих силах. Опять чуть запутанно, но все такова жизнь не последнего человека на сей грешной земле. Добавим, что слухов о том, что представитель алаци имел слишком бледный вид, Альваро точно было ненужно. Итак хватает.
По хорошему не мешало бы, конечно, заглянуть к Альде, и удостовериться, что сия вздорная особа в полном порядке. Однако, южанину было просто лень это делать. к тому же он ещё не отошел от накопленных за вчерашних дней негативных впечатлений. А в таком состоянии лучше воздержаться от визитов вежливости, иначе они рискуют превратиться в нечто гораздо менее приятное. Дон Альваро был не самым милым человеком, когда прибывал не в духе. Тоже самое можно было сказать и насчет Хельги. Тоже, если не хуже. Ещё раз взвесив все за и против, южанин решил не портить себе настроение. Во всяком случае пока. За сегодня поводов ещё будет более чем предостаточно. Так что, дон Батиста попросту собрался и направился проветрить голову. время позволяла, а необходимость была на лицо.       

---> Дворец императора. Двор

Отредактировано Альваро Батиста (2012-12-30 00:19:32)

+1

54

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

55

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

56

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

57

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

58

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дерэнт Золондо (2013-01-18 01:29:44)

+1

59

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

60

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Дерэнт Золондо (2013-01-24 18:09:27)

+1


Вы здесь » Далар » "Альгамбра", представительство Алацци » Служебные помещения вокруг внутреннего двора