Далар

Объявление

Цитата недели:
Очень легко поддаться своему посвящению и перейти на сторону Владетеля, полностью утрачивая человечность. Но шаман рождается шаманом именно затем, чтобы не дать порокам превратить племя в стадо поедающих плоть врагов, дерущихся за лишний кусок мяса друг с другом. (с) Десмонд Блейк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » Дворец императора » Папа, вы ли это!?


Папа, вы ли это!?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Место действия: Покои Императрицы и прилегающие коридоры.
Время: Раннее утро.
Действующие лица: Эдит, Олаф, Альрик и Бьорн.

0

2

Что день грядущий нам готовит? (с)

Паутина коридоров распутывалась под легкими шагами Императрицы тонкой, шелквой нитью, которую девушка наматывала на невидимый клубок новых знаний. Вот поворот, пот альков, вот молчаливые стражники, вот зал и огромные, величественные статуи, пугающие своими слепыми взглядами, а вот яркая мозаика пола, складывающаяся в удивительный узор. Пока шла, Эдит старалась не думать ни о чем, кроме шагов, гулкого эха и шелеста платья по каменным плитам пола. Всё чуть позже, через пару минут, когда она вернется к себе.

Покои встретили девушка радостными оскалами преданных воинов - троллей и угрюмым, не очень довольным взглядом начальника охраны.
- Всё хорошо. Мы поговорили и знаешь, - отец вернулся!
Глаза тролля стали огромными, а выражение лица сменилось на недоверчивое и в тоже время в чертах промелькнула надежда.
- Как?
- Я не знаю как, но отец снова с нами! И Зеница признал его, и теперь... Теперь всё будет хорошо!
Наплевав на приличия и субординацию Эдит обняла огромного тролля. Искренне. Сейчас не притворяясь. Она делилась своей радостью с тем, кто мог это понять и принять не думая о том, что будет.
- Хорошо моя королева. Хорошо. Я рад, что конунг с нами.
Мужчина гладил Императрицу по волосам, осторожно касаясь плеч и спины. Чтобы не сломать ненароком, а то хрупкая словно ваза. А что троллям вазы?
- Позови ко мне Альрика. Я буду у себя. И пока больше никого не пускай. Даже если это будет канцлер или Зеница, скажи, что я сплю.
Эдит поднялась на цыпочки, поцеловала тролля в колючую щеку и дождавшись ну очень смущенного взгляда, со смехом скрылась за дверью своих покоев. Такие выходки она позволяла себе раньше, когда веселилась и всегда ей нравилось ловить этот взгляд - такой необычный на лице сильного. жестокого воина.

За мальчишкой послали сразу же. Нельзя заставлять ждать Северную Звезду.

+3

3

Альрик, как и положено было конюшему, ошивался всегда где-то поблизости от лошадей Её Императорского Величества. По большей части он занимался фехтованием, вовсю размахивая тренировочным клинком и грезя о том, как его заметят и примут в дружину конунга. остальное время мальчишка гонял нещадно заспанного и редко трезвеющего конюха, следя за тем, чтобы транспорт Эдит Эрхольмской был всегда в наилучшем виде. К некоторому разочарованию юноши, сама прекрасная фро редко изволила пользоваться его услугами, а последнее время Альрику казалось, что его госпожа и вовсе принимает посетителей не выходя из своих покоев. Впрочем, какое ему до этого дело? Его дело - кони. И это самое дело он хоть и не любит, но исполняет достойно.
- Альрик! - голос одного из тролей-охранников разнесся по двору, но мальчишка, угадав по интонациям того самого троля, который весьма не лестно в прошлый раз отозвался о его фехтовальных навыках, мстительно промолчал.
- Альрик!!! *** ** *****!!! - к имени добавился добрый десяток смачных ругательств.
Не смотря на свое довольно высокое происхождение - все же сын двухсотенного! - мальчишка не наследовал земли, а  посему особым авторитетом не обладал. Авторитет младшие сыновья могли получить разве что на поле брани, только вот туда попасть оказалось не так уж просто. Сам парень с десяти лет служил Эдит и, судя по всему, заменять его кем-то госпожа не собиралась. Ему бы гордиться своей незаменимостью, только вот душа его жаждала сражений, кровавых битв, подвигов! Не раз ночами снилось ему как он героически спасает отца в битве... ну ладно, пусть сотника... или даже десятника! Но главное он спасает! И конунг, без сомнения пристально следивший за ходом битвы (разумеется правителю заняться больше нечем кроме как следить за Альриком!), жалует ему земли!
- Альрик! Бегом к Её Высочеству! - троль оказался совсем близко и отвесил мальчишке такую затрещину, что у него аж искры из глаз посыпались.
"Ну конечно, будь я воином или хотя бы старшим сыном, этот бугай вел бы себя по другому!" - мрачно подумал мальчишка.
Долго раздумывать времени не было и Альрик быстро направился в покои Эдит. Коридоры и залы он проскочил почти на одном дыхании - вычурность интерьера его всегда раздражала, а эти статуи представляли слабый интерес для юноши, разве что полуобнаженные девы, прикрывающие свое естество какой-нибудь скромной кисточкой винограда или кувшинчиком. Оказавшись у дверей, мальчишка отдышался и тихо постучал.
- Фро, это Альрик, могу я войти? - проверив наспех опрятность одежды - не хватало еще предстать перед госпожой в неподобающем виде! - юноша замер, ожидая разрешения.
Мальчишка по привычке использовал обращение "фро", принятое в Хестуре.

+3

4

Эдит прохаживалась по покоям, скинув на ближайшее кресло накидку. Платье шелестело и казалось напоминает тихий, едва слышный прилив, когда темные волны ласково вылизывают золотой песок берега, норовя не то приласкать, не то наказать каждую песчинку. Ожидание никогда не было коньком Императрицы, ей всегда, с самого детства, хотелось всего, сразу и желательно немедленно, но... Но теперь приходилось учиться терпению. И как же это было сложно, когда в Империи творится черт знает что и надо буквально вчера решать все навалившиеся проблемы!
- Фро, это Альрик, могу я войти?
Императрица сама распахнула двери оказываясь буквально нос к носу с молодым конюшим. А ведь когда-то он был мальчиком, совсем маленьким, со светлыми, милыми кудряшками. Вырос. Неожиданно, потому что Эдит внезапно смотрела ему в глаза и для этого ей пришлось даже чуть приподнять голову. Не мужчина конечно, молодой юношу, но разве это портит мужественную красоту? Ни в коем случае! Напротив! Пока Альрик не успел обзавестись пропитым и сорванным басом, пока не появились в глазах отрешенность или ярость, пока кожа была удивительно нежной там, где бьется голубоватая венка на шее.
- Входи.
И замерла. Не отошла назад. Только улыбнулась, с легким вызовом, подначивая. Буль на месте Альрика начальник её охарны, то при важных обстоятельствах он бы просто отставил фро в сторону, но пока если пять минут передышки можно и пошалить, м?
- Рада что ты пришел так скоро.
И снова Эдит не сделала и шага, прикусила нижнюю губу, позволяя юноше заметить влажный блеск белых зубов.

+3

5

Ну не умел Альрик общаться с девушками. Стоило Эдит посмотреть на него как сердце ухнуло куда-то вниз, отстукивая бешеный ритм. Юноша заволновался. Как вести себя? Отодвинуть госпожу в сторону и пройти? Или стоять и ждать пока она смилуется над ним и перестанет шутить? Блеск ровных белых зубок и изящный изгиб нежных губ... парнишку бросило в жар, а на щеках выступил румянец. Пятнами. Альрик нахмурился, сердясь сам на себя. Разве воин краснеет? Разве пасует в таких ситуациях?
- Я не мог заставлять мою госпожу ждать, - сын двухсотенного склонился в учтивом поклоне, пряча пылающие щеки. - Полагаю фро желает прогуляться, за этим меня пригласили?
Конюший не посмел даже коснуться своей госпожи - это было на редкость дерзко с его стороны. К тому же он опасался, что Эдит, всегда легкая на шутку, скажет что-нибудь такое, что заставит его покраснеть еще больше и окончательно потерять лицо в глазах девушки. Почему-то раньше мальчишка мог часами находиться рядом и его не беспокоили ни губы, ни глубокие синие глаза, ни такой обворожительный взгляд, от которого по телу бегали мурашки. Все еще не поднимая глаз, юноша решил быстро перевести тему в то русло, в котором ему не будет так мучительно неловко.
- Госпожа... я долго служу Вам и предан всей душой... - Альрик замялся, то, что он хотел сказать попахивало предательством в отношении Эдит и он знал, что если она скажет нет, то он не посмеет больше говорить об этом, не посмеет разочаровывать Северную Звезду. - Госпожа, я хотел бы вступить в дружину. От меня было бы гораздо больше пользы на поле боя, чем здесь Вам. Я практически бесполезен в городе...
Мальчишка никогда не умел красиво складывать слова, как умел его старший брат, и не знал женское сердце так, как знали другие братья, более искушенные, чтобы суметь как-то измениться в глазах Эдит. Под конец своей речи юноша окончательно стушевался и замолчал, теперь глядя поверх плеча своей госпожи, чтобы, не приведи Создатель, не встретиться с лукавым взглядом.

+4

6

Ага, прогуляться. Рано утром, после свадьбы, которая закончилась смертью мужа и появлением соперника за корону. Почему бы и нет? Отличная идея! Альрик ей всегда был симпатичным нестандартным видением происходящего и непосредственностью, с которой он зачастую воспринимал действительность. На самом деле что такого случилось? Умер старый Император? Так ему давно пора было отправиться к праотцам, удивительно что он вообще дожил до свадьбы и ещё успел исполнить свой супружеский долг. Появился Карим? А что она хотела? Что дорога к трону будет устлана розовыми лепестками и усыпала рассветной росой?
- Не совсем за этим, но идея мне нравится.
Эдит наконец сделала шаг назад и хотела высказать просьбу-приказ как парень заговорил сам. И с каждым словом брови девушки приподнимались чуть выше, а взгляд становился чуть серьезнее. И правда, порой Мироздание буквально исполняет все наши мечты, только надо уметь заметить и протянуть руку.
- Ты правда служишь мне верой и правдой уже давно и я вижу, что ты стал воином.
Императрица ещё с секунду смотрела на юношу, а потом отошла вглубь залы.
- И я отлично понимаю твое желание быть там, где твои товарищи, а не подле моей юбки.
Эдит села за небольшой стол, достала перо и лист бумаги, и стала быстро что-то писать иногда поглядывая на Альрика. Жаль, конечно жаль было отпускать его, но он захереет рядом, это очевидно и в конце концов вместо преданного воина она получит люто ненавидящего её молодого мужчину, которого воспринимать будут не иначе как её фаворита и любовника. Это совсем неплохо для какого нибудь городского царька, но уж точно не хорошо для северного воина и рыцаря.
- Сейчас ты пойдешь в город и отыщешь моего отца.
Эдит подняла руку, призывая к молчанию.
- Да, он жив и да, он здесь. И это не вымысел, не сказка и не волшебство. Это воля создателя. Так вот, ты найдешь его и скажешь, что я жду его здесь и передашь ему эту бумагу. Надеюсь он прислушается к моим словам и если да, то возможно уже через час ты станешь тем, кем так стремишься быть.
Девушка дописала письмо, промокнула чернила, сложила лист вдвое и поднявшись, отдала Альрику.
- Я не знаю где сейчас отец. Возможно у Зеницы, возможно просто в городе. Найди его как можно скорее. Я верю, ты сможешь и у тебя все получится.
В воображении Эдит представился город - как бассейн с огромными, плотоядными змеями. И она сейчас сама, своей рукой, словом, отправляет почти на верную смерть юношу. который доверяет более чем полностью...
- Иди.

+4

7

- Мы сейчас расстанемся, но я обещаю, потом обязательно встретимся снова. - Пообещала ему ранее Эдит. А Альваро уж точно не собирался оставаться сегодня ни с чем.
Все те пару часов, что императрица отсутствовала в своих покоях, маркиз Батиста провел во дворце. И если сперва компания придворных лицедеев, которые были постоянными обитателями гостевых залов, хоть немного развлекала алацци, то к началу третьего часа каждый из них виделся гранду живым воплощением диаболоновой миссии в нашем мире. Не имея прочей в жизни радости, кроме как угодить тем, кто выше них по рангу, эти амебы (в представлении Альваро) зря проживали свою жизнь. И если бы ее можно было забрать, а потом отдать более достойным людям, то это непременно спасло бы Империю от подобных кризисов в будущем.
В таких размышлениях прогуливался мужчина уже по галереям, еще и гадая, что за вопрос, способный погубить Империю хотел обсудить с кенигин Зеница, когда его нашел тот самый служка, которому Альваро ранее благожелательно "подарил" сумму, немного меньшую, чем годовой заработок его отца за то, что мальчишка найдет и оповестит дона, когда Эдит снова покажется у своих покоев. Гранд решил не терять времени даром и пошел по уже знакомым коридорам к покоям императрицы.
Там его поджидал неприятный сюрприз. Точнее, их был четыре. Здоровые и неповоротливые тролли охраняли вход в покои своей госпожи.
"Разве они были там утром?" - С разочарованием подумал маркиз. - "Не может быть. Я их не видел. Но и не быть их не могло." - Размышлял Альваро, приближаясь к стражам.
Во время своей жизни в Хестуре, дон уже навидался троллей. Стоящие здесь были даже не такие крупные, как остальные их сородичи. Видимо, были выбраны наименее устрашающие для других людей особи. Однако, это не отменяло того факта, что каждый из них являлся смертельно опасным противником для простого смертного.
Вообще, Альваро был не в духе. Сперва ему не дали поговорить с Эдит, когда они уже были наедине этим утром, потом ему пришлось долгие и мучительные часы провести то в отвратительной компании, то в не менее скучном одиночестве. Теперь же, когда он встал перед стражами, а последние не обратили на него ровным счетом никакого внимания, желчь разлилась по телу гранда. И так немаленькое чувство собственной важности теперь просто взвывало: эти тролли даже не смотрели ему в глаза, ожидая того, что он скажет, а ведь один из них стоял прямо напротив героя.
Разозленный маркиз резко вскинул правую руку и щелкнул пальцами прямо перед глазами сурового воина. Последний от неожиданности вздрогнул и автоматически покосился на сделавшего столь наглую шутку. Чувство удовлетворения от сделанной пакости немного развеселило гранда и он чуть успокоился. Опережая встречные вопросы и возможные разборки с троллем, лицо которого медленно начинало выражать неудовольствие, Альваро громко потребовал:
- Поди внутрь, уважаемый, и передай своей госпоже, что представитель королевства Алацци маркиз Альваро Батиста просит у нее аудиенции.
По долгу службы, здоровяку пришлось подчиниться и он, отперев предварительно дверь - "до чего смышленые малые" - вошел к Эдит.
Так, дон остался с оставшимися тремя троллями, которым явно не понравилась проказа героя, которую, они видимо только что успели осознать.
- Какие вы, право, дружелюбные и милые, господа. - Саркастически обратился к ним мужчина, после нескольких минут молчания и глубокомысленных порицающих взглядов северных воителей. - Я так рад, что сегодня могу провести эти незабываемые минуты в вашем обществе, которые, поверьте, так много значат для меня. - Но и на эту фразу реакция была такая же, как на первую - никакая.
Батисту начинала напрягать подобная обстановка, когда он прождал в тишине еще минуты две.

+4

8

Определенно Эдит Эрхольмская была не только самой прекрасной женщиной в мире, но и самой умной и самой понимающей и вообще самой-самой. По крайней мере в тот момент, когда уста ее произнесли слова, вселяющие надежду в конюшего, она стала для него едва ли не небожительницей. Мальчишка в порыве чувств припал на одно колено, не смея касаться своей госпожи, коснулся рукой и губами края ее одежд, выказывая тем самым самую глубокую степень преданности, густо замешанной на пылком мальчишеском обожании.
- Благодарю, фро! Я не подведу Вас! - срывающимся от охватившего его волнения голосом произнес Альрик, готовый на все, ради Северной Звезды.
Он поднялся с колен и принял письмо. Сейчас мальчишка был почти счастлив и то и дело старательно хмурился, чтобы прогнать с лица улыбку, словно луч света, выползающую на губы, всякий раз, когда он думал о предстоящем ему поручении. Вопрос о том каким образом покойный коннунг вдруг вернулся в мир живых его не волновал более - Эдит ведь сказала, что это воля создателя, так зачем сомневаться и искать другие ответы? В данный момент Альрик поверил бы в любые слова своей госпожи. Поверил бы искренне и безотчетно.
Коротко поклонившись, юноша развернулся и быстрыми шагами направился к выходу, где едва не столкнулся с недовольным тролем. Громила сердито что-то прорычал, намекая мальчишке, что не стоит попадаться на пути телохранителя Эдит, чтоб не мешать ему исполнять свой долг.
"Я еще докажу, что я не хуже!" - мысленно пообещал себе Альрик, покидая покои Северной Звезды.
Однако за дверями из покоев госпожи он столкнулся с еще одним типом. Мальчишка не был так уж сведущ в политических вопросах и весьма смутно представлял себе круг приближенных ко двору. Единственное, что удалось вспомнить конюшему, так это то, что мужчина принадлежит к представительству алацци. Впрочем, юный хес не особенно любил чужаков, поэтому одарил гостя своей госпожи подозрительным взглядом. Однако этикет требовал приличий и Альрик склонил голову в приветствии. Совсем чуть-чуть, на границе дозволенного. Взгляд же его давал понять, что он не питает теплых чувств к другим расам. К тому же, получив разрешение Эдит вступить в дружину, он считал себя едва ли не ее личным защитником и всячески пытался показать теперь, что  мужчине, стоящему перед входом в обитель фро, следует вести себя как можно уважительнее, иначе он, Альрик Нордлунд, научит его уважать прекрасную госпожу. Выразив взглядом все что желал (по крайней мере, мальчишка верил, что незнакомый алацци правииьно истолкует его суровые мужские взгляды!), юноша отправился исполнять поручение Эдит.

Отредактировано Альрик Нордлунд (2014-07-17 07:53:18)

+2

9

О курице, яйцах и прочих семейных ценностях

Буквально сразу, за первым же поворотом этих бесконечных замковых коридоров на шедших мужчин чуть ли не бегом налете мальчика. Хес, если присмотреться. А если присмотреться ещё внимательнее, то конюший Эдит, которого она забрала с собой из Эрхольма. Парень едва не потерял дар речи от неожиданности, но к чести мгновенно пришел в себя, оценил обстановку и узнал в незнакомцах тех, кого и надлежало разыскать.
- Ваше Величество, Вам письмо от фро Эдит. Срочное. И... Ещё одно письмо.
Олаф забрал бумаги, не долго думая развернул, прочел и даже улыбнулся. А смекалистый парень оказался! Дочь не хотела его отпускать, но ему как-то удалось его уговорить. Надо и правда взять пацана на заметку, молодые и смелые воины всегда нужны, а те, которые преданы и рвутся в бой за правое дело и подавно. Теперь особенно.
- Веди нас к ней. И, - Олаф потрепал юношу по волосам, - я забираю тебя себе. Скажешь потом спасибо своей королеве.
Просить дважды пацана не пришлось, он рванул обратно с такой скоростью, словно от этого зависела его жизнь. С какой-то стороны так и было, ведь наше будущее и есть наша жизнь, и если там нет ни единого просвета, то зачем это надо?
- Смотри как несется.
Конунг скроил гримасу, мол глянь на него, штаны по дороге потеряет и подмигнул брату.

Каким-то чудесным образом до покоев Императрицы они добрались быстро и без приключений, но перед дверьми их ждал сюрприз в виде разодетого по последней столичной моде аллаци. Олаф прищурился, всматриваясь в лицо незнакомого мужчины. Видел? Не видел? Знает? Воспоминания пришли быстро. Дон Батиста, шустрый бабник, ловелас, проходимец, отличный воин и азартный человек. Человек чести, способный на многое ради друзей. Интересно, что ему нужно в такое неурочное время от Эдит? Нет, северянин неплохо знал свою дочь и в общем понимал зачем именно здесь может находиться Альваро, вот только почему по эту сторону двери? Или это такая игра? Правда личная охрана дочери явно не играла и даже при виде Олафа и Бьорна лица троллей ничуть не изменились. Госпожа приказала никого не пускать - значит войти можно будет или по разрешению Эдит, или через трупы телохранителей.
- Доложи Эдит о нас.
Приказ был адресован конюшему и тот резво скрылся внутри покоев, а Олаф повернулся к южанину.
- Рад видеть в добром здравии, дон Батиста. но не скажу что рад видеть вас здесь в такое время. Не хотите объясниться?

+4

10

Альваро отчетливо помнил свою жизнь в Хестуре. Тамошний народ никогда не отличался избытком сантиментов, однако им нельзя было отказать в гостеприимстве. Несмотря на это, здесь, в столице империи, видимо, каждый встречный хес считал маркиза врагом своего народа.
Не прошло и нескольких минут, как еще мальчишка выскочил из покоев Эдит. Парень не отличался выразительной фигурой или мускулатурой, он даже был слишком нежен для молодого мужчины, тем более, северянина, но даже эта пародия на героев северных легенд посчитала своей обязанностью взглянуть на алацци так, словно он был отвратительным мертвецом с южных границ.
Гранд даже не обратил внимания на мальчишку - пусть знает свое место. Ожидание ответа в чудной компании трех здоровяков, которые немигающими взглядами сверлили дона, все больше и больше раздражало мужчину, который, вообще, не привык ждать чьего-то решения за закрытой дверью.
В таких смешанных чувствах он встретился с уже живым Олафом Сильным.
Альваро обернулся к подходившим людям. Бьорна он узнал сразу, однако появление второго, честно говоря, заставило гранда заволноваться. Рука его потянулась к клинку, когда он осознал, что чувствует перед собой настоящего живого человека. Сомнений не оставалось: на каком-то инстинктивном уровне демоническая сила просигнализировала хозяину о том, что перед ним самый что ни на есть живой конунг.
- Рад видеть в добром здравии, дон Батиста. - Раздался звучный низкий голос.
Голос знакомый, доносящийся как будто откуда-то из прошлого. Он был хорошо знаком Альваро: по долгу бывшей службы представителя в Хестуре, маркизу приходилось лично решать многие дела с конунгом. Олаф всегда был милостив к южанину, Батиста многому научился, смотря на лидера Севера. Юному маркизу всегда хотелось быть похожим на короля, однако, отца своего он принять не мог. Возможно, поэтому, к нему в сердце закралось глубокое уважением к конунгу, отголоски которого до сих пор раздавались в залах души Альваро.
- Могу сказать то же самое. Рад вас видеть, польщен тем, что вы помните меня через столько лет. - Подавив чуть было не всплывшее на лицо удивление, учтиво поклонился герой с искренней приветливой улыбкой.
В тот момент он подумал о том, что будь он законным наследником короны, ему не пришлось бы признавать свое более низкое положение. Мысль это больно ударила по самолюбию дона, чуть не прогнав приятное чувство от встречи с человеком из собственного прошлого.
- Не сочтите за дерзость, конунг, однако, честно говоря, я тоже не ожидал вас здесь видеть. В смысле, не ожидал вас видеть вообще. - Не скрывая любопытства спросил алацци.
Для Олафа он, скорее всего, был всего лишь одним из сотен тех, кто когда-то жили при его дворе, но Альваро словно встретил своего старого старшего товарища. В то мгновение он забылся и чуть переступил через дозволенные приличия. Однако, сразу же осекся и прекратил ребячество, стерев улыбку со своего лица и выпрямив спину.
- Но не скажу что рад видеть вас здесь в такое время. Не хотите объясниться? - Спросил его подошедший.
Радостное, немного игривое настроение окончательно улетучилось, вытесненное мыслями о суровых реалиях сегодняшнего дня.
- Ваше Величество, я уже вырос из тех сплетен, что про меня плели придворные дамы. - С легкой иронией ответил Батиста, сразу уловив намек Олафа. - Сегодняшний маркиз Альваро Батиста слишком занят делами государственными. - Усмехнулся он. - Собственно по их поводу я пришел. Ситуация, как вы понимаете, неоднозначная. - Многозначительно протянул гранд. - Будем говорить прямо и откровенно: на моих плечах, во многом, лежит ноша выбора пути, по которому пойдут сегодня алацци. Ошибке здесь не может быть места. Вот почему, я хотел узнать о том, что императрица собирается предпренимать в будущем. Однако, в виду вашего неожиданного появления, - Снова тень какой-то юношеской довольной ухмылки проскользнула по лицу алацци. - Я так понимаю, что обсуждать это уже лучше с вами.
Батиста немного пообвыкся с мыслью о том, что конунг теперь жив и здоров.
- Все это мы как раз и обмозговывали с этими приятнейшими господами, - Указал Альваро на стоявших троллей, которые, стоит отдать им должное, все с тем же интеллектуальным взглядом следили за алацци. - Когда вы подошли.

Отредактировано Альваро Батиста (2014-07-25 05:35:03)

+4

11

Дворец притворялся, что всё хорошо.
Здесь было удивительно тихо, особенно если вспоминать улицы города. Тихо, и как-то даже умиротворённо — ровно такое состояние, которое бывало здесь в столь ранние часы. Только редкие слуги молчаливыми тенями скользят мимо, не поднимая глаз.
Бьорн любил дворец в это время суток. Это, наверное, было единственное время суток, в которое нравилось хесу огромное безжалостное и равнодушное строение.
Правда, сейчас привычное и знакомое любому привыкшему засиживаться до рассвета или вставать до петухов спокойствие тревожило ещё больше. Из-за пресловутого контраста. А ещё, может быть, благодаря возникшей аналогии с оком бури, когда посреди жестокой непогоды вдруг проглядывает обманчивое искушающее солнце, ветер стихает и чудится, будто самое страшное позади.
Возникший посреди коридора торопыга сослужил хорошую службу — несколько разбавил нервное напряжение, плотным коконом окутывавшее Рыжего.
- Сообразительный паренёк, - усмехнулся Бьорн в ответ на замечание брата. - Зачем он тебе?
- Рыжий! - резкий голос с едва уловимым алаццийским акцентом прервал разговор хесов и заставил обернуться.
- Извини, Олаф, я тебя догоню, - с некоторой досадой поморщился коннетабль. Не то чтобы он был не рад видеть этого рыцаря, но как-то всё это не вовремя.
По коридору спешил очень коротко стриженный алацци в цветах гвардии поверх тяжёлой потёртой кольчуги. Так сразу и не скажешь, что в императорской гвардии он далеко не последний человек.
- Рад видеть тебя среди живых, - хлопнул по плечу Бьорна подошедший мужчина. - А то тут такие ужасы рассказывают про всех подряд. То живых к мёртвым причилсяют, то, наоборот, покойники какие-то воскресшие. Какого дьяболона ты тут гуляешь?!
- Вот ты меня ещё поучи, что мне делать надо, - усмехнулся Рыжий. Догадывался он, что там за покойники. Один вот как раз скрылся за поворотом коридора...
- А ты ещё скажи, что у тебя всё под контролем, - осклабился алацци. Бьорн ответил на это зверской гримасой; вопрос был болезненный.
- Я как раз над этим работаю.
- Я вижу, - рассмеялся рыцарь. - Причём, кажется, работаешь топором. И кто тебя так пожевал, командир?
- Да так, - поморщившись, отмахнулся Бьорн, с досадой вспоминая, что так и не удосужился переодеться и даже умыться. Мысль эта, правда, как появилась, так и улетучилась, вытесненная более насущными проблемами. - Скажи лучше, до вас добрался мой гонец? Молодой тариец.
- Не знаю, я только добрался до дворца, пару часов как узнал о том, что происходит... - мужчину явно распирало от желания обсудить последние новости. Разговорчивость по мнению Рыжего была одним из главных недостатков этого рыцаря.
- Это хорошо, что я тебя встретил, - оборвал начавшуюся речь в зародыше Бьорн. - Я ещё и тебе продублирую распоряжения...

Когда Рыжий расстался с боевым товарищем и добрался до покоев Императрицы, выяснилось, что ничего особенного он не пропустил: Олаф в своём продвижении к дочери запнулся о пару троллей, охранявших покои Эдит. Впрочем, нельзя сказать, что его это разозлило или расстроило; видимо, все нужные для проникновения внутрь шаги уже были предприняты, и конунг мог себе позволить невозмутимо поболтать с ещё одним ожидающим. В коем Бьорн с некоторым недоумением опознал Альваро Батиста.
Вряд ли, конечно, славный своими постельными подвигами алацци ошивался под дверью императорской спальни с какими-то романтическими целями: во-первых, с ними он бы ошивался по ту сторону двери. А, во-вторых, надо отдать Батисте должное, в отличие от многих своих импульсивных соотвечественников, маркиз умел в критических ситуациях думать именно головой, а не какими-то иными местами, и сейчас — ну, ей-богу! - вообще всей столице не до романтики.
В общем-то, именно за это умение сначала думать, а потом — делать, редкое среди горячих южан, Рыжий и уважал своего коллегу по Совету. Да и поговорить с ним было, о чём. Но уважение уважением, а доверять хитрому алацци в настоящее время, на взгляд Бьорна, не стоило. Впрочем, ничего личного; при всей своей покладистости и добродушии, доверял Рыжий в этой жизни разве что брату да паре особенно проверенных воинов, с которыми прошёл через Преисподнюю туда и обратно.
- Дон Батиста, рад видеть вас в добром здравии, - поприветствовал он Голос Алацци.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

12

Ха. Олаф усмехнулся, оглядывая Батисту с головы до ног и обратно весьма пристально и нисколько не стесняясь. Северный правитель вообще стеснялся крайне редко и об этом никто не знал, так что взгляд Альваро мог помнить с тех самых хороших времен, раздевающий, выворачивающий, пронзительный, словно сдирающий кожу.
- Перестаньте, гранд, за вами столько женских сердец и юбок, что вырасти из этого нет ни единого шанса.
Никогда конунг не верил в то, что с женщиной можно обсуждать что-то серьезнее вышивания крестиком. И теперь не верил, хотя доверял своей дочери. Весьма странная и зыбкая ситуация складывалась, и разумное зерно в словах алацци явно было. Возможно теперь на самом деле стоит обсуждать все дела с ним, с королем северных земель, с Олафом, с будущим конунгом великой Северной Империи. Но... Мечты не станую явью если ничего не делать.
- Впрочем о бабах потом, за кружкой хорошей браги. И пока Эдит нас не позвала, я бы хотел услышать от вас, гранд, ваши намерения. Я совершенно точно знаю, что у вас уже есть планы на будущее и мне хотелось бы чтобы они совпадали с моими. Полагаю мы, памятуя о прошлом и заглядывая в будущее, вполне сможем найти общий язык и договориться о союзе.
Без обиняков и не ходя вокруг да около. Тянуть кота за яйца можно потом, да и этим лучше занимаются дипломаты и министры, им по штату положено. Олаф же хотел конкретики здесь и сейчас. Альваро ему нравился, в прошлом они славно проводили время с мечами в руках и это не забывается просто так, к тому же один раз побывав на Севере разве можно забыть это? Конунг был уверен что нет. И так же был уверен, что горячий голос Юга теперь ни за что не забудет его дочь. Романтика, говорите, сейчас не здесь? Да вот тут вы не правы, Олаф мог поклясться чем угодно и на чем угодно, что окажись на троне не дочь, а сын, Альваро бы пришел в урочный час, то есть как минимум  на пару часов позже. Хотя про него ходили разные слухи... Но это всего лишь досужие сплетни завистников.
- Итак. Чего вы хотите, Альваро?
Брат подошел очень вовремя и не должен был пропустить ни слова, а значит он будет в курсе того, о чем сейчас должна пойти речь. И это отлично, потому что Олаф доверял Бьорну как никому другому. Особенно сейчас.

+4

13

- Дон Батиста, рад видеть вас в добром здравии. - Дал о себе знать подошедший северянин.
- И я рад встретить вас здесь, харр Бирген. - Ответил Бьорну приветствием на приветствие гранд. - Я думаю, вы уже в курсе, что Его Светлость опять с нами, и это только я оказался приведенным в замешательство? - С улыбкой спросил дон у Голоса Хестура.
- Перестаньте, гранд, за вами столько женских сердец и юбок, что вырасти из этого нет ни единого шанса. - Пристально глядя на мужчину, ухмыльнулся Конунг.
- Ваше Величество, право, в этом плане, вы меня переоцениваете. - Невинно отшутился Альваро.
- Полагаю мы, памятуя о прошлом и заглядывая в будущее, вполне сможем найти общий язык и договориться о союзе. - Словно ударил тараном, напрямую обратился к маркизу северянин. - Итак. Чего вы хотите, Альваро?
Батиста ненадолго задумался. Какой ответ он может дать этому человеку? Может ли он вообще доверять кому-то? Маркиз испытующе посмотрел на своего бывшего патрона, желая выведать во взгляде последнего его намерения. Не такого стремительного развития разговора ожидал гранд.
- Чего я хочу? - Взгляд дона изменился. От стоявшего здесь только что веселого балагура, которым он когда-то был мало что осталось. - Это не так важно, по сравнению с тем, что я должен сделать. - Серьезно ответил алацци, облокотившись о стену.
Он обернулся на троллей и продолжил уже тише, так, чтобы его слышали лишь два Биргена. Да, играть в игры не было ни желания, ни времени.
- А должен я сделать так, чтобы мой народ больше не страдал из-за слабой власти. Ни местной, ни центральной. - Многозначительно начал гранд. - И поверьте мне, у меня достаточно силы и власти, чтобы я был в силах на многое повлиять и, если придется, обнажить много мечей. - Глаза его решительно блеснули. - Наверное вы слышали слухи о моем происхождении. Так вот, скажем так, это немного больше чем просто слухи. Моя кровь несет в себе память моих предков, которые жили еще тогда, когда слова "алацци" не было и в помине. И эта кровь требует своего. Я устал от того, что некоторые известные нам обоим люди ставят свои личные интересы, выше интересов целых народов. И я хочу это остановить. Но я смогу это остановить лишь тогда, когда окажусь на своем месте. На том, месте, которое принадлежит мне по праву. И я хочу забрать его себе.
Альваро был уверен в том, что Олаф понял его слова. Конунг не зря ел своей хлеб, кроме всего прочего, голова у северного короля на плечах была. Среди всех остальных власть имущих во всей этой чертовой стране, он предпочел бы быть на одной стороне баррикад именно с этим человеком. Тем, кого он искренне мог уважать. Гранд серьезно посмотрел на своего собеседника.
- А чего хотите вы, конунг? Какова ваша цель? - Батиста хотел откровенности за откровенность.

+4

14

Мы все ставим свои цели значительно выше мировых. Как бы прискорбно это ни звучало для праведников и фанатиков. Для себя, своей семьи, своих детей и только подстилкой этому служат интересы своего народа. Само собой говорить об этом открыто не принято и само собой принято понимающе кивать на пылкие речи власть имущих, рассказывающих о прекрасном будущем стоит им только заполучить корону. Олаф и кивал. И даже где-то верил Альваро. Возможно в первые годы своего правления он и правда будет многое делать для алации, возможно много позже народ станет складывать о новом правителе баллады и передавать детям занимательные истории, а ещё позже, лет через двести, имя гранда покроется легендами и будет звучать как Альваро Справедливый или Альваро Мудрый. Только всему виной желание заполучить то, что принадлежит по праву рождения и крови. Желание справедливости себе, а не стране. Желание доказать отцу, что сын стал взрослым. Похвально, что же. Конунг отлично понимал всю подоплеку и желаний, и стремлений южанина, и одобрял. Молча. Вслух же пока только поддакивал и одобрительно улыбался. Едва. чтобы не переборщить.
- Вы мудрый человек, Альваро, в этом я убедился сейчас. И вы смелый человек, в этом я мог убедиться раньше. А это значит, что мы верно понимаем друг друга и наши цели если не связаны, то очень похожи. И я уверен, что вы не откажитесь от нас, как от союзников в этом не легком деле, как возвращение короны.
Мужчина прошелся туда сюда и снова замер перед собеседником, внимательно вглядываясь в смуглое, сейчас с суровыми складками решительности в уголках губ, лицо гранда.
- Моя дочь осталась в этом чужом городе совершенно одна и мой долг, как отца, поддержать её в эту трудную минуту. Ей будет нелегко, но я буду рядом и вместе мы пройдем через все, что уготовил нам Создатель.
Надеюсь ты понимаешь, что теперь, когда Императрицей стала северянка всё уже не будет так, как раньше?
- И я уверен, Эдит одобрит наше с вами соглашение.
Которое мы сейчас скрепим рукопожатием, клятвой и свидетелем.
- В смутное время стоит держаться тех, кому доверяешь, Альваро. Вам это известно как никому другому, вы не раз становились спиной к спине с другими воинами на Хребте и понимаете, что это не пустые слова.
Олаф едва заметно улыбнулся. Всем нам нужны друзья, всем необходима поддержка и уверенность, что ты не один против всего мира. Когда есть хотя бы один человек, готовый разделить с тобой твои трудности - вырастают крылья.

+4

15

- И я уверен, что вы не откажитесь от нас, как от союзников в этом не легком деле, как возвращение короны. - Внимательно смотря на Альваро, проговорил конунг.
Союзники? Несомненно, Олаф был тем человеком, которому маркиз симпатизировал, однако мог ли он доверять ему? Ведь, если конунг действительно тот человек, которым он был по мнению гранда, то в основу угла тот когда-нибудь в будущем может поставить свои цели, пренебрегая мнением других.
- Ей будет нелегко, но я буду рядом и вместе мы пройдем через все, что уготовил нам Создатель. - Продолжал северянин.
Точно, Эдит. Императрица, которая теперь, возможно упустит из своих рук власть в угоду отцу. Станет ли она это делать? Или, быть может, будет бороться за свое собственное видение будущего? И конунг. Просто слова ли это про поддержку? Не пожертвует ли он собственной плотью и кровью в будущем? Вряд ли, не тот конунг, которого знал Батиста. В любом случае, алацци еще не разобрался в том, как стоит вести себя с Эдит. Эта женщина была очаровательна и располагала к себе. Однако с ней тоже стоило быть осторожным. Ведь известно, что коварные женщины обычно наносят удар в самое незащищённое у мужчины место...
- В смутное время стоит держаться тех, кому доверяешь, Альваро. - Улыбнулся Олаф и протянул герою руку.
- Да, вы правы. - Отвергая сомнения шагнул дон навстречу и протянул в ответ свою.
Обещание помочь, обещание быть рядом в трудную минуту иногда творит чудеса. Поддержка другого человека дает надежду отчаявшемуся, толкает вперед решившегося и позволяет завершить свою миссию тому, кто уже в конце пути. Внезапно, резкая мысль поразила сознание гранда. Вопрос который долго терзал бы алацци, если бы гранд оставил его невысказанным. Остановившись, с повисшей в воздухе рукой, он серьезно посмотрел на собеседника и спросил.
- Как вы думаете, должен ли человек постараться пожертвовать малым, чтобы спасти большее?
Изъедающие душу сомнения давно уже стали желанными гостями в сердце Альваро. Быть может конунг смог бы мудро развеять эти сомнения.

+4

16

Олаф заметил замешательство гранда и как будто застывшую в густом воздухе руку, и только после услышал вопрос. Сжал смуглую ладонь в своей, широкой и грубой и посмотрел в глаза нисколько не скрывая ни своих мыслей, ни своих намерений.
- Что для вас малое, и что для вас большее, гранд? Иногда стоит пожертвовать целым народом чтобы спасти Империю, а иногда стоит спасти всего одного человека чтобы рухнули вековые традиции. Выбор за нами, Батиста, хотите вы этого или нет.
Тряхнув руку южанина, Бирген отпустил его и отошел. В общем договоренности были достигнуты, а в полевых условиях, коими сейчас и была Империя, таковых - устных - было достаточно. Теперь, если всё сложить в правильном порядке, алацци будут на стороне северян, а это мощный и опасный союз, против которого даже шази не захотят вставать. Впрочем эти прохвосты и караванщики навряд ли вообще решат воевать, скорее они предложат торговые пути для всех сторон и будут на этом зарабатывать. У них в крови тограшество. И пусть Олаф ненавидел порой их за это, за это же самое он их и любил. Никто так не мог торговать как эти юркие, маленькие люди. Впрочем большая ложка дегтя в бочке шази была - Карим. Прям даже ложка смертельного яда, до которого хесу очень хотелось добраться и лично своротить шею. Да так, чтобы наверняка. И лучше голову на кол да к городским воротам. Правда в свете последних событий это могли посчитать мятежом против Императора, но, дьяболон, сейчас очень смутное время! А Карим заслужил не просто смерти. Он заслужил нескольких смертей одновременно!
- Сейчас нам предстоит многое решать не только за себя, гранд, но и за наши народы. И даже если многим будет казаться, что это неправильно, не нельзя отступать. Только правитель знает как лучше для его народа.
Понимаешь ли ты, что это значит, мой мальчик?
Видеть на троне Аллаци Альваро было куда предпочтительнее, чем старого короля или его взбалмошную дочку. И как раз сейчас были все шансы почти мирно решить эту проблему, выдав Альду замуж за Дэвина Эрхольмского Биргена, тем самым скрепив уже не просто договоренности, а мощный союз двух щитов.

+3


Вы здесь » Далар » Дворец императора » Папа, вы ли это!?