Далар

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Далар » "Хаммерсхоф", представительство Хестура » Аттракцион невиданной щедрости


Аттракцион невиданной щедрости

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s2.uploads.ru/vMXho.jpg

Время: 5 день венца цветов, первая половина дня
Место: жилые помещения и двор.
Действующие лица: Рагнар Фагерхольм и разнообразные НПС.

0

2

[AVA]http://s004.radikal.ru/i208/1410/7a/28350dde210c.jpg[/AVA]
Рори Макрей проснулся от колокольного звона в голове – тяжеленный металлический язык с гулом ударял то в один, то в другой висок, заставляя мозги дрожать на манер студня. Для тарийца он всегда скверно переносил обильную выпивку, и поэтому мог только благодарно замычать, когда чья-то милосердная рука ткнула ему в губы надщербленный край чашки с одним из зловонных снадобий брата Эамона. Вкус был неописуемый, однако по предыдущему опыту Рори знал – главное удержать эту дрянь в себе, а облегчение похмельных мук наступит от мерзкого питья уже через четверть часа. Только выхлебав все до дна, он смог разлепить толком веки и увидеть перед собой заспанное конопатое лицо Сорчи Маклеллан. Ему смутно припоминалось, как девчонка заботлива одернула на нем подол рубахи, когда он снопом улегся под лавку на ночлег. Рори попытался обвести взглядом зал «Клевера» и тут же в этом раскаялся, ощутив, что внутренности подступают к глотке.

Он был не единственным страдальцем в это утро – бабуля Макрей и другие женщины обходили неподвижные тела клансменов с кружками и плошками, наподобие хеских валькирий, подносящих чашу павшим героям.

- Подымайся, парень, - бабушкин палец уткнулся под ребра Рори, точнехонько в болящую печень, заставив его сдавленно квакнуть. – Помочись, проблюйся, умойся, и к делу. 

Похоже, Мунго она уже успела дать этот добрый совет, и младшему Макрею не оставалось ничего другого, кроме как последовать за братом на задний двор. Дел и в самом деле намечалось невпроворот: по вчерашнему уговору Рори должен был сопроводить Рагнара в Хаммерсхоф, чтобы опознать хевдинга, убить его по возможности зверски и слинять по возможности тихо, не забыв прихватить рыжую красотку. Жнеца нигде не было видно, но по возвращении миссис Макрей передала внуку его наказ беречь рыцаря Фагерхольма, как зеницу ока, а также внушительный тюк с одеждой из закромов гильдмастера и кружку с чудодейственным напитком, хотя Рори был уверен, что хес поднимется с постели бодрым, как заяц в сезон гона.

Он для порядка постучал костяшками пальцев о косяк и толкнул без того полуоткрытую дверь, протискиваясь внутрь со своей ношей. В комнате крепко пахло потом, семенем, пивом и прокисшей тушеной капустой, но эта смесь могла тревожить только обоняние человека, рожденного не ближе трех кварталов от святого Теренция. Рагнар еще спал, вольно раскинувшись на большей части широкой кровати, голый, в чем мать родила; Мата бодрствовала, сидела в изножье постели, обхватив колени руками, и с таким трепетным вниманием глядя на хеса, будто он был больным ребенком. Было в этой картине что-то волнующее, недоступное третьему лишнему, и Макрей на мгновение ощутил себя так, словно подслушал чужую стыдную тайну, и зажимать уши уже поздно, и из головы уже не выбросишь.

Завидев Рори, девка даже не попыталась прикрыться, только по-кошачьи зашипела сквозь зубы, сердито махнула рукой – мол, убирайся, не заметил, тут тебя не ждали!

- Я похмелиться принес, - сообщил тариец и невольно поморщился от того, как громко прозвучал в ушах собственный голос.

Отредактировано Бандиты (2015-08-12 22:08:47)

+4

3

Если бы Рагнар знал, какой потрясающий эффект может оказать одно лишь случайно пророненое обещание жениться, то ронял бы его перед каждой второй рыжухой. А на каждой третьей - и вправду бы женился. Тем более, что и затрат-то - две пяди зелёной ленты. А таких лент - можно тюком за три серебрушки купить, а то и бесплатно взять - мало ли у купцов магических надоб?

Эх, Айне-Айне, что ж ты не встретилась лет на десять пораньше? Где-нибудь на просторах Тары. И было бы сейчас в каждой деревне от Балликены до Инис Мэлан по фро Фагерхольм. А из почти что законных детей можно было бы собрать такую армию, что впору самопровозглашаться  Владыкой Зелёного Острова, поскольку Король – отец народа, а значит отец народа – по-определению Король.

Конечно, рано или поздно пришлось бы надеть килт и алый берет с фазаньим пером. Всё-таки восседать на троне в Блэкфорде, и не показать коленок было как-то невежливо. Однако ж, даже это теперь не казалось Рагнару особенным препятствием. В жизни ведь нужно чем-то жертвовать? Так почему бы и не штанами!

Проволочки с законностью подобного правления и вовсе представлялись пустячными. В крайнем случае, принцесса Зелёного Острова тоже была тарийкой, а, значит, не смогла бы устоять перед сочетанием хесского обаяния и зелёной ленточки.

Со временем так можно было бы захватить весь мир.

Рагнар сладко зевнул, и перевернулся на бок. Где-то за тысячах километров от Далара он уже повелевал ордами полухесов, безбашенных и живучих. И по правую руку сидела Финнавар, назначенная старшей женой, а по левую – ещё выводок тариек, статусом поменьше. И все, как и положено тарийкам, рыжие, босые и беременные.
Враги, разумеется бежали прочь. Прекрасные девы – штабелями падали к ногам. А золото и брага текли такими реками, что и смотреть на них было тошно.

Из такого сна четвёртый сын сотника Фагерхольма, предпочёл бы и не просыпаться вовсе, но поднявшийся шум над ухом становился всё настойчивей. Так, что избавиться от оного не представлялось никакой возможности. Разве что открыть глаза, встать, взять фламберг, и раскроить пару черепов….

Впрочем, в данном конкретном случае, не помогло бы даже и это. Поскольку во-первых один из шумящих был Макреем – а оные, как известно, появляются из ниоткуда в тройном размере заместо каждого калечного. Во-вторых фламберг остался где-то на попечении оруженосца-ханёныша. Ну, и в третьих со вчерашнего дня Рори затесался в какие-то не то вассалы, не то родственники, а потому убивать его раньше времени было не только бесполезно, но и весьма обременительно.

Рагнар вздохнул, сел на кровати, вытянув на грязном полу босые и отчего-то не менее грязные ноги. Потрепал по щеке Матильду. И ещё с одним вздохом воззрился на Рори. Нет, определённо, просыпаться в дешёвом борделе под боком с любимой, но уже изрядно стареющей проституткой, совсем не то же самое, что носить горностаевую мантию.

Нет, Фагерхольму вовсе не нужно было опохмельное редькино зелье. Вот литра два браги в одно лицо – совсем другое дело. Тогда бы и Мата показалась свежее, и простыни чище. Маг уже готов был высказать оное пожелание вслух, когда увидел в руках тарийца увесистый мешок.

- О! – это было первое слово, произнесённое Рагнаром после пробуждения, и выражало оно целую гамму эмоций, от радости до любопытства, коею ни один язык мира передать был не в силах. – Если там потроха хёвдинга и всех его хирдманнов, я даже не обижусь. Конечно, я бы предпочёл убить поганца сам… но раз уж теперь твоя месть – это моя месть и наоборот… то ты имел полное право забить его багром, пока он справлял малую нужду в Лар.

Картина представившаяся мысленному взору была столь живописна и привлекательна, что маг невольно расплылся в улыбке.
- Дай сюда.

Хесское «дай» нисколько не подразумевает просьбы. Впрочем, не будь мешок действительно предназначен ему, Рагнару, то Рори Макрей дрался бы до последнего издыхания.
- Ты знаешь, что там?

В сущности, там действительно могли оказаться головы павших врагов. Тем более, что характерная вонь «Клевера» делала любую другую вонь не слишком приметной. Однако же, водружённый на постель, и раскрытый лоскут мешковины вдруг вспыхнул ослепительно яркими красками. Почти неуместными на фоне этой убогой комнаты и чадящих сальных свечей.

На секунду Фагерхольм зажмурился, словно боясь поверить в происходящее. И, одновременно, боясь, что нежданно явившиеся сокровища тут же исчезнут. Провёл кончиками пальцев по шелковистой меховой оторочке. И, наконец, выхватил из груды вещиц первую – расшитый золотом бархатный кафтан – и приложил к груди.
- Да смотри же, Матильда! Теперь я настоящий брат Короля! Весь Хаммерсхофф от зависти лопнет! А уж, когда вернусь к тебе с головой хёвдинга… – Рагнар подмигнул рыжухе с таким видом, будто и вправду намеревался тотчас по приезду бухнуться на колени и просить её руки, как положено. Со свадебными дарами и зелёной ленточкой. – Что сидишь, кликни сюда кого-нибудь, пускай воды согреют, гребень притащат. И жратвы! Или ты не хочешь, чтобы я стал принцем?

Рагнар выдохнул, бережно вернул на постель красивую вещицу, потом обернулся к Макрею.
-  А что ещё брат передал? Мы вдвоём пойдём? Или ханёныша тоже прихватим? Должен же кто-то сапоги нам чистить и за конём ухаживать. Хотя, в Хаммерсхоффе, я и не смогу относиться к тебе так же, как здесь… Так нужно для дела, Рори. Но всю прибыль, если таковая подвернётся, мы поделим на троих поровну. Тебе, мне и Адо.

+3

4

[AVA]http://s03.radikal.ru/i176/1409/e5/5d4902af9444.jpg[/AVA]
В первый раз до постели они так и не дошли – желание было слишком острым, путь к кровати чересчур длинным, а для бравого рыцаря Фагерхольма было за потеху качать на весу беспутную рыжую девку, приперев ее спиной к стеночке. Едва переведя дыхание, он так и потащил Мату, крепко обвившую его руками и ногами, в спальню, даже не захлопнув за собой двери. Да и что с того, в «Клевере» сроду никого не удивишь женскими пятками поверх мужских плеч!   

Рагнар все твердил о ее вине, и Мата мудро не мешала ему облегчать душу. Случись хесу обвинить ее в том, что намедни на столицу обрушился снегопад, и на это она бы только кротко опустила ресницы. Нельзя сказать, чтобы она вовсе не принимала всерьез намерений любовника, но до рассвета было еще достаточно далеко, чтобы гнев его остыл еще больше и месть сделалась не такой изощренной. Может, поуспокоится, по-быстрому зарубит свою блудную женку с ее хахалем на одной подушке и скоренько вернется под одеяло к Мате, еще и перина остыть не успеет. Обещание жениться Матильда выслушала с удовольствием, но близко к сердцу не приняла – довольно будет и того, если Рагге останется в ее постели, позабыв о других рыжухах, которыми так богаты трущобы.

Себя, драгоценную, девица Флинн нежно любила, но понапрасну не баловала. Дурак, как говорится, мыслью богатеет, и хороша же будет шлюха, мечтающая отправиться под венец по-настоящему. Да и то, что изменится от церковного благословленья? Смешно и дико представить: Рагнар поселится с новобрачной женой в Приречье, откроет скобяную лавку, наплодит с дюжину детишек, наживет пивное брюхо.… Был он и останется перекати-полем, пусть даже целым гаремом обзаведется на шазийский манер. Что до самой Маты, то сейчас она могла спокойно выслушивать от него любые оскорбления и лишь нежно ворковать в ответ, а вот если бы на правах мужа Рагнар посмел попрекнуть ее ремеслом, дескать, великую милость оказал и на бляди женился, то, как знать, не кончилось бы все еще одним смертоубийством.

Обо всем этом и о многих тому подобных вещах размышляла Матильда, с болезненной нежностью наблюдая за спящим мужчиной, когда в комнату бесцеремонно вломился Рори со своим тюком. Сон слетел с Рагнара в мгновение ока, стоило только вспомнить о поездке в Хаммерсхоф, и Мата со вздохом потянулась за одеждой, чтобы отправиться вниз, на кухню, и заняться необходимыми приготовлениями. Платье больше походило на горку заготовок под лоскутное одеяло - и когда только успели разодрать плотную ткань от горловины до подола?

- Старшой велел передать, чтобы ни в чем себя не стесняли. 

Рори надеялся, что жители Хаммерсхофа лопнут от зависти беззвучно, не тревожа его бедную голову. И ведь славно было бы пройтись между кровавыми ошметками, собирая в мешок перстни и пряжки, кошели и обручья, словно ягоды на поляне!

- Бабушка там сейчас шею Юки отмывает, говорит, грязноват как для порядочного. Будет тебе за пажа. Ты не смотри, что его соплей перешибить можно, он паренек дельный, может здорово пригодиться. Насчет сапог… - Рори рассеянно почесал мизинцем кудрявый затылок. – Ты что, всерьез там собираешься на несколько дней задержаться? Я думал, мы красиво въедем, скоренько наведем шороху, прихватим, что наше, да часа через два и сделаем ноги. У нас на пятках, небось, такая свора повиснет!

Предположение, что, возможно, придется ломать комедию на протяжении нескольких суток, на самом деле вызывало у Рори оторопь. Макреи никогда не славились искусством дипломатии – во всяком случае, мужская половина семьи, предпочитающая переговоры в виде краткого «Кошелек или жизнь!».

+3


Вы здесь » Далар » "Хаммерсхоф", представительство Хестура » Аттракцион невиданной щедрости